6995
15 декабря 2022
Вячеслав Абрамов, фото Жанары Каримовой

Жизнь в параллельном мире

Россия, успешно практикующая цензуру, пытается распространить ее все шире

Жизнь в параллельном мире

С 8 декабря Власть получила четыре письма от Роскомнадзора - ведомства соседней страны, ответственного за цензуру. Они содержат требование удалить несколько новостей о войне в Украине, которую развязала Россия. Власть - не первое казахстанское СМИ, получившее такие требования и явно - не последнее.

Этой новости тем не менее многие удивились, обратив внимание на то, что “Роскомнадзор пытается влезать в дела чужой страны”. Это чистая правда. Только случилось это не вчера и даже не с началом российского вторжения в Украину.

Российские ведомства и до войны считали возможным требовать от СМИ, пишущих на русском языке за пределами России, переписывать свои материалы или вовсе их удалять. Поводом могли стать, например, новости о случаях суицида - так было с нашими коллегами из кыргызского издания Kloop.

Многие годы и под разными предлогами Роскомнадзор фактически цензурировал публикации российских и зарубежных медиа: от них требовали менять формулировки о группировке ИГИЛ, статьи о распространении наркотиков, о суициде и многое другое. Практика вмешательства в работу СМИ стала в России массовой.

С началом войны цензура в самой России вышла на новый уровень - из медиаполя выброшены все, кто не шагает строем. Пропаганда на марше - с утра и до ночи из телевизора, газет и в интернете - россиянам рассказывают, что их война - вовсе не война, а в Украине - вовсе не люди. Список “иноагентов” разросся до сборника, а получить доступ ко многим интернет-ресурсам внутри России давно невозможно.

Стоит ли в этой ситуации удивляться попыткам российских чиновников контролировать, что пишут на русском языке где-то в мире? Конечно нет. Стоит ли этому противостоять? Конечно стоит.

Казахстанские медиа работают для казахстанской аудитории. Нам должно быть все равно, что о нас думают российские чиновники, пропагандисты или “военкоры”, спешащие отреагировать на нашу работу в своих телеграм-каналах. Нам важно писать для своей аудитории и прежде всего - о своей стране. А когда соседняя страна развязывает войну - называть вещи своими именами, а не использовать придуманные термины.

Цена этого вопроса - не только потеря той небольшой аудитории, которая у казахстанских СМИ есть в России (в нашем случае она никогда не превышала 5-10 процентов, а теперь, очевидно, полностью исчезнет). Цена - в том, чтобы наш читатель знал о происходящем не из сводок российских пропагандистов, у которых, как и раньше, есть свободный доступ к аудитории в Казахстане. И которые продолжают распространять ненависть каждый день и оправдывать войну, при этом ни в коем случае ее войной не называя.