3760
3 августа 2018
Айсулу Тойшибекова, Vласть/Фото www1.udel.edu

Журналист Уолтер Робинсон: «Без хорошей журналистики люди будут знать только одно – то, что им говорит правительство»

Интервью с хэдлайнером фестиваля The Art of Storytelling

Журналист Уолтер Робинсон: «Без хорошей журналистики люди будут знать только одно – то, что им говорит правительство»

В 2001-2002 годы крупнейшая бостонская газета The Boston Globe опубликовала расследование, в котором рассказывалось о том, как руководство Бостонской католической метрополии многие годы скрывало многочисленные факты насилия над детьми со стороны приходских священников. Спустя 16 лет эта история все еще не закончилась: из года в год в прессе появляются новости о новых преступлениях в церкви. Айсулу Тойшибекова поговорила с бывшим редактором команды расследований Spotlight Уолтером Робинсоном о расследовательской журналистике, отношениях с властью и фейковых новостях.

В 2017 году президент США Дональд Трамп вступил в конфронтацию с крупнейшими медиа в стране. Свою борьбу он решил строить на обвинениях в fake news – публикации лживых новостей. Известный журналист Уолтер Робинсон в беседе говорит о том, как эпидемия fake news стала удобным инструментом в руках диктаторов по всему миру.

— Вы очень опытный журналист и редактор, посвятивший журналистике много лет. Расскажите о том, как вы пришли к решению стать журналистом?

— Еще когда я был мальчиком, в нашем доме мы каждый день обсуждали новости – и утром, и вечером за ужином. Мои родители выписывали каждый день две газеты. Моей первой работой в газете стала ежедневная доставка свежих выпусков в пять утра. Я ездил на велосипеде и развозил газеты многим людям, среди моих клиентов было два репортера из крупнейшей газеты в Бостоне – я был очень горд тем, что доставляю им газету каждое утро. Я был с детства очарован их работой. В школе я хорошо писал, в науке я не был столь хорош. Став студентом колледжа, я устроился на стажировку репортером, а к моменту окончания учебы, я работал в The Boston Globe три года, и с тех самых пор я там – с 1974 года. Поскольку The Boston Globe крупнейшая газета в США, на нас работают 550 журналистов. В командировках я объездил мир, освещал события в 33 странах, но не в Казахстане. Я освещал четыре президентские кампании, освещал повестку Белого дома при двух президентах, но не при Трампе, ими были Буш-старший и Рейган, был редактором отдела новостей. Я возглавил команду Spotlight – отдела, который занимается расследованиями. Мы опубликовали много историй за семь лет, что я его возглавлял. Одной из них стало расследование о том, как дети подвергались насилию со стороны католических священников. Вы слышали о нем?

— Да, я читала об этом деле.

— Три года назад был снят фильм о проделанной нами работе. Вы видели его?

— Да, и он очень мне понравился, потому что для меня, как для журналиста, история вашей команды – это «ваау».

Правда – это враг всех деспотов и диктаторов

— Последние десять лет я преподаю расследовательскую журналистику: осенью в Бостоне, зимой – в Аризоне. Я все еще работаю в The Boston Globe, но уже как наставник, к которому редакторы и журналисты могут обратиться за советом. Когда они не знают, как поступить или сомневаются, они звонят мне и спрашивают, что я об этом думаю. Знаете, это нетрудно, когда ты не несешь ответственности за конечный результат (смеется). Сейчас я много путешествую по стране и миру, встречаюсь с разными людьми, мы обсуждаем журналистику и то, в каком направлении она движется.

— Какие качества, на ваш взгляд, нужны, чтобы быть хорошим расследователем?

— Вы не можете принять «нет» как ответ – важно помнить об этом. Вы должны быть любопытными, упорными. Вы должны быть вежливыми, но помните, что это ваша работа – сбор информации о той или иной проблеме, потому что чем больше люди знают, тем выше вероятность того, что они будут принимать участие в государственных делах; выше вероятность того, что люди будут требовать решения проблем. Без упорства будет трудно утолить свое любопытство, получить информацию. Журналистские расследования – это выяснение того, что люди в институциях не хотели бы нам раскрывать. Это очень просто. Ваше и наше правительства хороши в том, чтобы говорить нам то, что они хотели бы, чтобы мы знали. Они не так хороши в том, чтобы говорить нам всю правду. Наша работа в том, чтобы выяснить правду.

— И как власти в Америке относятся к журналистам, занимающимся расследованиями?

— Большую часть времени власти считают, что хорошая журналистика очень важна. Нельзя построить хорошую демократию без сильной журналистики. Наш нынешний президент – господин Трамп – убежден, что пресса – это враг народа. Он сказал, что мы занимаемся фейковыми новостями. Каждый раз, когда он говорит, что мы занимаемся фейковыми новостями, на самом деле все оказывается правдой, актуальными новостями. На самом деле лжец – он, а журналисты просто делают свою работу и раскапывают правду. Пока он обвиняет журналистов в лжи, лидеры в других странах начинают делать то же самое: когда им что-то неугодно, они называют это фейковыми новостями. И в этих странах журналисты иногда попадают в тюрьму просто потому, что они делают свою работу. В некоторых странах журналистов убивают просто за то, что они делают свою работу. И это возмутительно, потому в каком обществе мы будем жить без хорошей журналистики? Без хорошей журналистики люди будут знать только одно – то, что говорит им правительство. Не правду, а только то, что правительство называет правдой. Нашему президенту верят около 40% граждан, но есть люди, которые ему не верят. Мы не можем принуждать людей. Все, что мы можем делать – это делать свою работу. У людей должна быть полная картина по каждому вопросу. И только мы – журналисты – можем предоставить эту информацию. Люди, которые обращают внимание на новости и на то, что докладывают журналисты, лучше информированы о правде. Они также более скептичны к тому, что говорит правительство. Они больше участвуют в демократических процессах, требуют изменений. Правда – это враг всех деспотов и диктаторов.

— В следующем месяце вы посетите Алматы, чтобы выступить на фестивале The Art of Storytelling. Не могли бы вы упомянуть то, что вы расскажите гостям фестиваля?

— Главная тема – искусство сторителлинга, поэтому я планирую рассказать аудитории о том, как работать с информацией, как выбрать форму рассказа, чтобы ваша публикация имела влияние на людей.

— Возвращаясь к расследовательской журналистике, расскажите об инструментах, которые могут быть использованы в работе. Один из важных инструментов – это фактчек. Как ваша команда работает с этим аспектом своей работы? Как много людей работает над проверкой фактов?

Люди делятся с нами информацией по секрету, потому что они боятся. Мы не используем анонимные источники в материалах команды «Spotlight», поэтому наша работа заключается в том, чтобы подтвердить эту информацию: найти людей, которые могут говорить открыто, говорить на диктофон; мы должны найти документы, которые могут подтвердить слова источника. Если мы расследуем что-то ужасное, случившееся с людьми, мы должны найти жертв, которые были бы готовы рассказать нам свои истории открыто. В таком случае история может оказать влияние. Когда мы писали о происходящем в католической церкви, у нас было много жертв священников, которые рассказали что именно случилось с ними. Мы получили документы церкви, которые подтверждали – рассказы жертв были правдой. Таким образом, нам удалось вывести это преступление на свет и церковь уже не могла сказать, что это фейк, потому что мы доказали, что это правда. История все еще не закончилась: буквально в прошлую пятницу американский кардинал потерял свой титул из-за заявления о том, что он подвергал насилию молодых людей много лет назад. Такие истории, истории о том, что дети подвергаются насилию, происходят по всему миру, в любой стране. Очень часто они остаются тайной, потому что у правительства есть причины держать их в секрете. Если в какой-то стране это не становится публичным, значит, правительство этой страны решило так. Как обстоят дела в Казахстане?

— У нас есть резонансные истории о насилии в отношении детей, но эти известные случаи происходили преимущественно в детских домах.

Кадр из фильма «В центре внимания», снятый по истории команды расследователей The Boston Globe. Актер Майкл Китон сыграл в нем Уолтера Робинсона

— Журналистское расследование это не только трудоемкий процесс, но и в некоторой степени опасный.

— Да, это рискованное дело по нескольким причинам. В США самый большой риск – это не написать историю. Публикуя материал о католических священниках, газета могла понести самую большую потерю – доверие. Потерять доверие читателей – это единственный реальный риск. Я был с деловой поездкой в Иордании, где мы говорили об этой стороне расследований. Так вот, очень известный журналист-расследователь из Египта сейчас живет в ссылке в Берлине, потому что если он вернется в Египет, он просто исчезнет – в этой стране нет свободной прессы. Если вы пишите что, что не нравится правительству, последствия могут быть самыми разными: вы можете потерять свою работу, свою свободу, свою жизнь. Я много беседовал с журналистами из других стран, и я восхищен вами! Когда я пишу статью, которая кого-то злит, все, что они могут сделать – это продолжать злиться. Когда вы пишите статью, которая приводит кого-то в бешенство, они могут сделать гораздо больше. Это требует настоящего мужества от журналиста в Казахстане — освещать правду. От меня – нет, потому что я живу в свободном обществе. У нас есть первая поправка к Конституции, которая гарантирует наше право публиковать то, что мы хотим, и защищает нас от ярости правительства. Поэтому вы – мои герои.

Рекомендовано для вас