1846
13 января 2021
Дмитрий Мазоренко, фото предоставлено проектом Caravan of Knowledge

​Зарина Биюмбаева, руководитель проекта Caravan of Knowledge: «Принципы STEAM-образования в Казахстане понимают размыто»

Что такое STEAM-образование и как оно может помочь социальному развитию страны

​Зарина Биюмбаева, руководитель проекта Caravan of Knowledge: «Принципы STEAM-образования в Казахстане понимают размыто»

15 января в Казахстане пройдет онлайн-конференция о национальной модели STEAM-образования. Казахстанские и международные эксперты обсудят текущее состояние STEAM в системе образования, потенциал и риски внедрения данного подхода, а также начнут дискуссию о разработке и внедрении STEAM-методик в учебный процесс. Vласть поговорила с организатором конференции, руководителем проекта «Caravan of Knowledge» Зариной Биюмбаевой о том, в чем состоит продвигаемая ими образовательная программа, как она вписывается в существующие социально-экономические условия и с какими проблемами она может столкнуться в момент реализации.

Давайте начнем с объяснения того, что такое методика STEAM-образования.

Это междисциплинарный подход, в рамках которого научные, технологические, инженерные, математические дисциплины, а также искусство, рассматриваются, как те, что позволяют раскрыть друг-друга гораздо глубже. Когда мы заходим через физику в аспекты химии, через химию в аспекты математики, а через математику во все остальные направления, то мы познаем изучаемый предмет гораздо шире и многофункциональнее. Недавно мы с командой размышляли и пришли к выводу, что сейчас следует передавать ребенку основные принципы изучаемой дисциплины, и он, имея талант или предрасположенность к науке, сможет сделать для себя намного больше открытий, чем ему может представить педагог. Потому что у нынешних детей немного другое мышление, сформированное новой средой - их способ познания трансформирован ранним взаимодействием с гаджетами и технологиями. И вгонять их в рамки традиционной программы уже недальновидно. Передавая ученику вход в науку, как вход в систему правил и закономерностей, возможностей, которые проецируются через реальные примеры в быту и окружающей среде, мы убираем ложный барьер, что наука – это сложно. Раскрывая для них грани одного целого, мы получаем больший потенциал к изобретательству и инновационному мышлению. И взрослея, приобретая практический опыт, такие ученики смогут применить приобретенные STEAM навыки и знания уже в новом, более оптимальном и эффективном русле.

В вашем недавнем исследовании вы исходите из того описания социальной ситуации, которое распространено среди западных институтов развития. Это базовые, но довольно проблемные утверждения о Четвертой промышленной революции, влиянии пандемии на все сферы и резкой цифровизации образования. Почему эти установки кажутся вам такими же безусловными, хотя вы в отличие от разработчиков программы живете в Казахстане и видите совсем другую обстановку?

Слово «безусловное» в этом вопросе выглядит достаточно жестким. Как представитель сферы менеджмента (я международный сертифицированный проектный менеджер), который имеет широкий опыт консультирования и оптимизации деятельности национальных, производственных компаний, государственных органов, социальных и предпринимательских проектов, пришла к практическому выводу, что вопрос дефицита и качества кадров с каждым годом возрастает и серьезно влияет на конкурентоспособность Казахстана. Сколько бы мы не переучивали взрослые кадры, особенно в условиях VUCA мира, надо признать, что в вопросах инновационной, циркулярной экономики большинство из них не могут гарантировать конкурентспособность отраслей. Компании могут идеально верно разработать и стратегию, и операционные планы, и проектную документацию, но задачи выполняют люди. Иными словами, на проект STEAM-образования я смотрю через призму задачи повышения качества кадрового потенциала для экономики будущего.

В то же время, мы стараемся оставаться гибкими в своем восприятии и трансляции STEAM подхода. В сотрудничестве с министерством образования мы сейчас работаем на разработкой дорожной карты развития STEAM образования в Казахстане, в том числе и над национальной моделью этой концепции. И та конференция, которую мы собираемся проводить, это не PR-мероприятие, а первый шаг в установлении диалога со всеми стейкхолдерами, мы планируем продолжать этот диалог в дальнейшем. После конференции запланированы зум-встречи с каждой группой стейкхолдеров, и за все это время мы хотим понять - каким может быть STEAM в Казахстане с учетом имеющихся достижений национальной педагогики, наших культурных особенностей, имеющихся реалий в части кадровой готовности и инфраструктуры. Нам важно держать в голове то, что большая часть школ в Казахстане расположена в селах. Все вышеуказанные факторы и многие другие - должны повлиять на разрабатывающийся формат STEAM. Но на начальном этапе мы отталкиваемся от понимания STEAM, как междисциплинарного подхода. Однако, как его внедрять и в какой последовательности мы сможем понять по результатам анализа и дискуссий с разными участниками экосистемы STEAM. Говорить о том, что мы повсеместно внедрим STEAM уже через год было бы слишком самонадеянным.

Если говорить не только о вашем опыте консультирования, то что еще подтолкнуло вас заняться продвижением STEAM-образования?

Анализ НПА в области STEAM. В 10 из 10 документов государственного значения упомянут STE(A)M, и во всех существует закономерность – либо STEAM сводится к робототехнике и оснащению кабинетов, либо о нем написан один абзац без должной конкретики и планируемых критериев по внедрению данного подхода. Это показатель того, что понимание STEAM в полной мере у нас еще не сформировано. И если мы не расширим, не углубим представление об этой модели, мы рискуем остаться на уровне робототехники, хотя она есть лишь элемент всей методики. Желание продолжать заниматься этим направлением поддерживается активным участием представителей экосистемы STEAM – это министерство, управления образований, директора, педагоги-практики, местные и международные партнеры. ВУЗы и производственный сектор экономики тоже начинают вести диалог в этом направлении.

В исследовании я заметил одно интересное противоречие. С одной стороны, вы постоянно подчеркиваете неполную разработанность концепции STEAM-образования и отсутствие консенсуса между исследователями относительно того, что она из себя представляет. С другой, вы предлагаете STEAM-модель в качестве универсального решения проблем образования и, отчасти, рынка труда. Как у вас получается сочетать эти взаимоисключающие моменты?

В развитие STEAM мы зашли с вопроса «а как его воспринимает педагогическое сообщество?», иными словами, первый этап проекта Caravan of Knowledge был экспериментом. Пытаясь понять, нужна ли эта модель аудитории, мы провели исследовательский срез в разрезе всех регионов Казахстана, запустили программу повышения квалификации по 7 аспектам STEAM: стратегия, менеджмент, педагогика, инклюзия, вариативы и т. д. Так мы пришли к выводу, что людям, в том числе и педагогам, это интересно. Общий охват проекта составил 186 000 человек, на трансляцию тренингов в зависимости от темы приходили от 200 до 700 человек в день. Как раз тогда мы начали вести переговоры с министерством, и представили ему результаты исследования и практическое подтверждение интереса аудитории к теме. Исследование показывает, что не все учителя правильно понимают, что такое STEAM, во многих школах есть специальные кабинеты, но не все работают. Порой даже сами учителя не знают, что в их школах есть такие кабинеты. Помимо учителей и учеников мы опрашивали родителей. Они заинтересованы в STEAM-профессиях, но не все знают, что попасть в них можно через специальную программу.

Второй этап проекта мы начали в ноябре, завершим 1 апреля текущего года. В этот этап вошли такие задачи, как разработка дорожной карты развития STEAM образования в рабочей группе министерства образования, реализация направлений Jana Talap и Tanym, аналитическая деятельность. Jana Talap это годовая международная программа по подготовке и сертификации STEAM тренеров. Партнером программы выступает SEAMEO (Тайланд), которая продемонстрировала успешный кейс внедрения STEAM на национальном уровне. В рамках данной программы мы отберем 120 педагогов из всех регионов страны, и в течение года будем готовить для дальнейшей имплементации навыков и знаний в регионах. Н объединило педагогов практиков, прошедших курсы первого этапа. Это те люди, которые хотят понять, каким образом можно интегрировать дисциплины, экспериментируют с учебными программами и объединились в педагогические сборные по принципу ЕМН дисциплин - снимают видеоуроки по STEAM. По итогам школам будут переданы 75 видеоуроков.

Актуальность нашего проекта для самого педагогического сообщества оказалась очевидной. Получая обратную связь от практиков, мы собираем множество проблем, которые будут влиять на более широкое внедрение STEAM, все фиксируем и будем озвучивать во время звонков со стейкхолдерами после конференции. Нам важно, чтобы наша программа и предлагаемые решения легли на подготовленную основу, а для этого однозначно нужно обсудить пласт проблем и сложностей, стоящих на пути к эффективности результатов.

Тем не менее, в первом исследовании вы пишете, что вопрос о необходимости STEAM в Казахстане даже не нужно поднимать. Единственное, что заслуживает внимания − способ внедрения модели. Такая уверенность может быть преждевременной, потому что вы не учитываете структурные причины, из-за которых мы столкнулись с нынешними проблемами образования. Они связаны с нашим местом в системе международной политики, которая сложилась после Второй мировой войны и унаследовала множество проблем колониального периода. Мы ресурсная экономика и это, к сожалению, та роль, которую мы получили исторически, и которую мы за 30 лет так и не смогли изменить. Причем не факт, что сможем в дальнейшем. Вы хотите видеть в Казахстане наукоемкие производства, и это риторика всех институтов развития. Проблема в том, что гораздо больше мировой экономике нужны рынки сбыта, а не новый промышленный потенциал. И одна из немногих вещей, которую мы можем предложить помимо нефти − еще более дешевый труд для внутренних и внешних производств, что явно расходится с вашим желанием обеспечить детям достойную жизнь в будущем.

Очевидно, что ограничиваться сырьевыми рынками уже не получиться. Если мы говорим о STEAM в контексте развития компетенций и формирования важных навыков, то я в него верю. В том числе, как родитель, я понимаю, что наша текущая образовательная программа стоит перед потребностью быть трансформированной. Нам нужно больше актуальности без потери фундаментальных основ. Что касается риска подготовки более дешевой рабочей силы для других стран - это глобальный вопрос, не следует один STEAM считать основой данного риска. Спорить с тем, что понижается качество образования, трудно. Но это опять системный вопрос, тут все – качество программ по подготовке педагогических кадров, качество самих кадров, инфраструктура, менеджмент, внешние факторы, культура взаимодействия учителей-учеников-родителей, ценности, можно перечислять бесконечно.

Мы верим, что внедренный подход позволит развить дополнительные навыки и знания, которые позволят сменить парадигму экономики и открыть новые возможности. Смену поколений, а вместе с тем, смену правил и условий экономики никто не отменял. Выпускники, прошедшие через STEAM подход, необязательно пойдут только в технические сферы - часть из них будет представлена в креативных индустриях и других областях экономики. И за счет того, что они более глубоко познали подход к науке, возможно, результаты их деятельности будет представлены в разы эффективнее и многогранно.

Когда мы будем проектировать показатели, к которым мы должны подойти через 5 лет, мы будем работать над тем, чтобы наша система не уткнулась в отсутствие условий и предложений на рынке труда для таких выпускников. Однозначно этот вопрос будет подниматься и в НПП «Атамекен», и НАО «TALAP», и отраслевыми ассоциациями. Если огромные усилия и средства будут направлены на подготовку специалистов, но потом экономика не будет готова их принять, это будет провал. Мы бы не хотели, чтобы это произошло. Но надо понимать нашу уязвимость к будущим событиям. Мы можем только что-то прогнозировать и предполагать, но в какой-то момент правила рынка и экономическая политика могут серьезно измениться и в планировании своих предложений нам надо будет учитывать и этот фактор.

В целом же, ваш вопрос подсвечивает вопросы менеджмента. Например, когда мы говорим о государственной стратегии, любой, мы должны понимать, что мало разработать этот документ по всем канонам стратегического менеджмента. Без должного обеспечения стратегии «транзитным коридором» операционных задач, без планирования ожидаемого социального эффекта, без продолжения сопроводительной работы со стейкхолдерами - все может остаться лишь красивым документом. И опять вспоминаем о том, что в любом случае все задачи будут реализованы кадрами. Поэтому в своей модели мы учитываем множество аспектов: взаимодействие с семьей; соприкосновение с культурой, в том числе с игрушками, которые выбирает ребенок; дошкольное образование; качество педагогов на всех уровнях системы образования; ценностные установки всех участников образовательного процесса и многое другое. Для эффективного внедрения STEAM, чтобы те риски, о которых вы говорили, не реализовались, нужно обеспечить системный подход.

Если же вернуться к рискам, то я бы обратила еще раз внимание на ценности. Какими бы идеальными ни были программы, какую бы хорошую инфраструктуру не создавали, но если человек пришел в педагогику без соответствующих ценностей, это нанесет больший урон будущему детей, чем что-либо другое. Думаю, что люди должны идти в педагоги с большой целью, миссией, сердем, понимая, что они каждый день соприкасаются с судьбой человека, с судьбой страны.

Одним из упущений предыдущего подхода к образованию, как вы уже упоминали, было игнорирование неравенства образовательных возможностей между селами и городами. Как его можно компенсировать ресурсами вашей программы?

Это сложный вопрос, которым мы тоже сильно озадачены. На момент начала пандемии мы проводили программу повышения квалификации, и лекторами в основном были люди из-за рубежа. Их выступления сопровождались синхронным переводом на казахский и русский языки. И в этот момент мы поняли, что демонстрация материала нашим слушателям требовала определенного уровня цифровой грамотности аудитории, и мы заранее готовить объясняющие ролики, где пошагово показывали, как пользоваться различными цифровыми сервисами. В силу того, что учителя довольно гибкие в плане самообразования, мы смогли научить их всему необходимому очень быстро - за две недели. То есть, эта проблема преодолима. Куда больше нас ограничивало отсутствие качественного интернета в отдаленных районах Казахстана. Они просто-напросто не могли смотреть наши лекции в режиме реального времени. Им пришлось открывать их в YouTube уже после, хотя и это давалось им с трудом из-за низкой скорости подключения. Нам безусловно нужно решать проблему качественного интернет-покрытия в регионах.

Если же говорить не только о цифровом неравенстве, и к тому же представить момент окончания пандемии, то, конечно, мы столкнемся с наличием плохой техники и отсутствием качественной литературы. Мы поняли, что в казахоязычной среде не все участники образовательной системы имеют доступ к качественным материалам. Поэтому мы начали переводить свои исследования и доклады, а затем бесплатно отправлять им. Вместе с тем мы нашли хорошие книги по STEAM и начали переводить их на казахский. Удивительно, но при имеющейся проблеме с доступом к новой информации на государственном языке, казахоязычные школы показывают лучшие результаты по внедрению новшеств (по результатам нашего исследования). По всей видимости, сказывается методологический голод, и потому внедряются те лучшие решения, которые присутсвуют в пространстве языковой нормы. Мы понимаем, что нужны качественные лекторы, которые владеют казахским языком, нужна качественная литература, нужно прививать новые инструменты разработки образовательных программ в целом. Не менее важно обеспечить должный уровень инфраструктуры. Да, часть сельских школ оснащается STEAM-кабинетами, но из-за отсутствия компетентного лаборанта, или из-за высокой материальной ответственности, лаборанты не всегда допускают детей до этих кабинетов. Поэтому на вопросах неравенства мы будем делать большой акцент.

Вполне возможно, что устранить неравенство между городами и селами будет если не невозможно, то довольно трудно. Они уже долгое время имеют диспропорции в ресурсах и возможностях. И пока будет создаваться базовая STEAM-среда для жителей сел, городская часть населения может продолжать уезжать из страны, не находя применения своим навыкам. Насколько этот риск кажется вам существенным и как вы думаете работать с ним?

Если рынок не сможет предложить достойных условий для работы и развития кадров, то они, конечно, будут уезжать. Если они поймут, что в другой стране, имея эти же навыки, они смогут реализовать себя шире и получать надбавку к зарплате, иметь хороший социальный пакет, то они очевидно будут уезжать. Но по моим наблюдениям, деньги не всегда являются причиной оттока людей. Думаю, что STEAM может повлиять на проблему оттока через повышение стандартов рабочих процессов. Чем больше будет компетентных кадров, которые смогут взаимодействовать на одном интеллектуальном и ценностном уровнях, тем легче будет трансформировать систему менеджмента в организациях. Если основная часть работодателей поймет, что выросло поколение с высокими требованиями к условиям труда и возможности самореализации, есть шанс, что и сама экономика будет меняться. Сейчас менеджмент демонстрирует уязвимость перед молодыми людьми, которая более креативна и имеет сразу несколько путей развития. Если раньше человек боялся потерять свою специализацию, то сейчас он может даже через хобби зарабатывать больше, не держась за плохую работу. Ну и сами молодые люди могут открывать стартапы и большие производства, если им будут позволять это делать экономические условия и государственные меры поддержки.

Конференция, как вы уже сказали, будет во многом начальной точкой вашей работы. А сколько времени вы в целом рассчитываете заниматься своим проектом?

Уже сейчас мы понимаем, что временной горизонт нашего проекта будет большим. И через какой-то период содержательно он будет отличаться от изначальной версии. Если в марте прошлого года мы понимали, что только начинаем транслировать необходимость повышения квалификации учителей, то недавно мы поняли, что STEAM будет невозможно развивать дальше без серьезной интеграции образования в бизнес и производство. Поэтому у нас и возник вопрос о том, что нам нужно готовить научно-технические олимпиады. Нам нужно интегрировать подростков в производственные практики. Необходимо, чтобы бизнес повернулся в сторону школ и на базе тех же STEAM-навыков задавал какие-то задачи. Когда-то я уже предпринимала попытку объединить бизнес и науку, но на тот момент группа ученых, с которой мы пытались работать, из-за каких-то своих стереотипов не смогла сработаться с бизнесом. Они выступали за чистую науку, и были оторваны от потребностей деловых кругов. Если же мы соединим две эти области в головах детей, то, на мой взгляд, каждая из них окажется в выигрыше.

Пока мы разрабатываем свою стратегию на 5-7 лет. Все это время мы будем работать, во-первых, над повышением квалификации учителей, обязательно поднимая вопрос педагогических ценностей. Во-вторых, над использованием подходов STEAM вне стен школ, в-третьих, над оснащением образовательных учреждений всей необходимой инфраструктурой, а в-четвертых, над коммуникацией кумиров молодежи из бизнеса с молодой аудиторией STEAM. Наша задача − освежить культуру педагогики и сделать ее более актуальной без потери глубины. Также, мы берем на себя задачу обеспечения транзита образовательных моделей. Каждый из исполнителей может понимать показатели программы очень по-разному, и нам очень важно, чтобы мы не только передали методологию внедрения STEAM, но и оказывали содействие и поддержку участникам экосистемы в ее реализации.

Как вам кажется, ваше намерение встроить науку в бизнес может оказаться тупиковым? Вы очень много говорите о важности человеческих ресурсов для экономики, но за всем этим почти не считывается заботы о людях. Само по себе образование связано с ней, но весь вопрос в том, будет оно готовить людей для жизни или только для предприятий. Доминирование экономической логики уже сыграло против нас в период распада СССР, когда разорвались производственные цепочки и инженеры массово стали терять свои места. Плюс, фокус на экономику привел мир к экологическому кризису, а его решение в парадигме бизнеса едва ли можно назвать действенным. Есть вероятность, что слепое следование экономическим приоритетам, особенно когда мы будем подчинять им образование, только усугубит существующие проблемы.

В бизнес однозначно пойдут не все. Будут ребята, которые останутся в около научной сфере. Будут и те, кто пойдет в фундаментальную науку, кто займется проектами в неправительственных организациях. Все же это некорректно говорить, что мы заточены только на бизнес и видим своих сторонников только в бизнесе. Я часто говорила о ценностях, и если мы даем людям более глубокий STEAM-подход, то мы занимается и формированием правильных ценностей, в том числе через искусство. Надеемся, через призму полученных знаний, ученики будут понимать и обратную сторону производственных процессов, смогут это учесть в своей работе и предотвращать или снижать риски для природы и общества. Возможно, это может звучать, как наши фантазии, но мы с командой ставим перед собой цель в ближайшие 5-7 лет увидеть трансформацию педагогики, качества знаний и ценностей в этой среде и внести в этот процесс свой вклад.

Иллюстративные фото предоставлены проектом Caravan of Knowledge