21309
16 декабря 2023
Алмас Қайсар, фотографии Данияра Мусирова, Власть

Сайлау Лепесов, участник Желтоксана: «Если ты настоящий желтоксановец, то ты должен бороться с несправедливостью»

О советском времени, независимости, политической ситуации, Желтоқсане и Қаңтаре

Сайлау Лепесов, участник Желтоксана: «Если ты настоящий желтоксановец, то ты должен бороться с несправедливостью»

Желтоксановец Сайлау Лепесов родился в 1958 году в Актюбинской области. За свою жизнь он выходил на многие политические акции, в том числе и во время Желтоқсана и Қаңтара. До сих пор он считает борьбу с несправедливостью своим долгом.

Власть поговорила с ним о том, почему он продолжает бороться и что для него значит 16 декабря.

Лепесов живет в небольшом доме рядом с дачными массивами в Алматы со своей женой. Здесь он поселился в 1985 году и отсюда же шел пешком до площади Республики сначала во время Желтоқсана, а после во время Қаңтара.

У него небольшая комната, обставленная портретами его в молодости, казахских национальных героев и поэтов. Большой настенный шкаф, где много казахской литературы, а на столе газеты, которые он любит читать: «Дат», «Жас Алаш», «Жұмадағы жездесу».

«Газета “Дат”— мой спутник на протяжении 20 лет, ее ведет известный журналист Ермурат Бапи, — в руках Лепесов держит последний выпуск, где на первых страницах заголовки о Желтоксане, авариях на ТЭЦ и судах над активистами. — Сейчас молодёжь получает информацию из интернета, может и получается это всё сортировать как-то, но я доверяю качественным источникам информации».

На стене висит портрет Қарабұра әулие, которого Лепесов называет своим «духовным наставником».

Сайлау Лепесов вспоминает, как приехал в Алматы в начале 1980-х, чтобы получить журналистское образование.

«Рядом тут в то время была голая степь и санаторий совета министров. Известные люди здесь отдыхали. Но потом появилась некая детская болезнь и Динмухамед Конаев распорядился, чтобы санаторий превратили в детскую больницу», — делится он.

Желтоксановец работал на радио, телевидении (вел программу «Алатау»), в районных газетах, а после в газете «Желтоқсан ақиқаты».

Дома холодно — накануне сломалась печь. Лепесов ставит небольшой обогреватель и усаживается на свою кровать.

Сайлау Лепесов

«Мы всегда мечтали о независимости»

Он рассказывает о том, что в советское время этнические казахи чувствовали себя «народом третьего сорта», ведь они сталкивались с осуждением, если говорили на своем родном языке.

«Много мы конфликтовали на этом фоне, не буду скрывать. В Алматы была единственная казахская школа. Без знания русского языка не брали на работу. Получить квартиру в городе было сродни тому, чтобы полететь на Луну. Многие, так и не получив квартиру, были вынуждены возвращаться в свои аулы», — рассказывает он.

Лепесов признает, что политика русификации проводилась при первом секретаре ЦК Компартии Казахстана Динмухамеде Конаеве, но тем не менее считает его «очень добрым и чистым человеком».

«Но он не сильно беспокоился о казахском языке и культуре. В 1970 годы, когда страной руководил Леонид Ильич Брежнев, начала появляться какая-то правда, положение людей улучшилось. Он был очень милосердным человеком, а Конаев — его близким другом. Руководитель Узбекистана Шараф Рашидов, например, в то время старался открывать узбекские школы в каждом углу страны, а у нас казахские школы закрывались», — поясняет Лепесов.

На этом фоне, добавляет он, мечты о независимости «всегда были в глубине сердца».

«На наших глазах были люди, которые за нее боролись. Хасен Кожахмет, которого во времена империи несколько раз сажали в тюрьму. Жасарал Куанышалин, Дос Кошим, Болатхан Тайжан, Мурат Ауезов. Они в Москве создали объединение «Жас Тұлпар». Они хотели продолжить дело героев «Алаша». Ведь они считали, что будучи в руках империи, они не смогут стать страной, которая сможет защитить свои национальные интересы. Мы были буквально сиротами», — рассказывает Лепесов.

«Не называйте Желтоқсан “событиями”, это национально-освободительное восстание против империи»

16 декабря по радио передали о том, что Конаев был снят с поста, а вместо него назначали Геннадия Колбина, человека, никогда не жившего в республике.

«В этот момент я словно потерял сознание. Всю ночь не мог спать. Честно говоря, я не думал, что завтра будет какой-то массовый митинг. Я подумал, что выйдет сотня человек и перед зданием центрального комитета потребует, чтобы руководителем был казах. И я решил, что должен быть среди них», — говорит Лепесов.

Он пошел на остановку и увидел, что все движение остановлено. Несмотря на мороз и снег, он решил дойти до площади пешком. По дороге Лепесов встретил парней, которые сообщили, ему, что люди собираются у здания правительства. К десяти часам он дошел до площади: вокруг все было окружено милицией.

«Под вечер в нас начали стрелять из водометов, из пожарных машин. А на улице страшные холода, гололед. Кто-то рассказывал, что провокаторы раздают водку, чтобы “согреться”. Мы всех просили не пить водку и не брать ее в руки. Но каково же было достоинство, с которым держались казахские парни и девушки. Были и жертвы. Но независимости не добьешься без жертв. Я точно вам говорю, что независимость мы получили через Желтоксанское восстание», — рассказывает он.

Лепесов требует, чтобы Желтоксан не называли «событиями».

«Недавний пожар в хостеле — это трагическое событие. Взрывы или аварии -— это трагические события. Но Желтоқсан — это национально-освободительное восстание против империи. Молодые девушки и парни, студенты вышли против вооруженной армии империи и против ее политики», — говорит он.

Также Лепесов поясняет, что люди были не недовольны уходом Конаева, так как тот был уже в пенсионном возрасте. Они были недовольны тем, что во главу республики пришел человек извне.

«Тогда у меня в руках была небольшая газета. Я держал в руках фотографию Еркина Ауельбекова. Это очень умный человек, был первым секретарем обкома партии Кызылорды. Я требовал, чтобы его назначили руководителем республики. Тогда меня задержали, разбили голову и арестовали. Одна из женщин у меня спрашивала: «Кто такой Ауельбеков?»

Я ответил: «Вы не знаете, кто он? Он герой соцтруда, первый секретарь обкома партии Кызылорды! Колбин не должен руководить Казахстаном! Он даже казахов в глаза не видел!» Тогда я уверенно говорил, что казахи не прекратят протесты, пока Колбин не покинет свой пост», — делится Лепесов.

«Мы не какой-то великий героизм проявили. Не нужно нас величать батырами. Мне иногда самому стыдно. Мы два дня были среди казахской молодежи, которые боролись за наше достоинство. Сотня людей были осуждены. Сейчас смотришь, нас разделяют на тех, кто оправдан, а кто нет. Перед кем им надо оправдываться? Все, кто тогда были на площади, должны получить звание “Борца за независимость” и всё», — считает он.

Мысли о независимости

«После этого восстания мы очень надеялись на то, что мы больше не будем третьесортным народом в своей стране. Спустя пять лет получили независимость. Нашей радости не было предела - у нас появился свой тенге, можно было поднять государственный язык. Но 30 лет нашу страну возглавляли с той же агрессией, с тем же уровнем насилия, который был при советской власти. Тут нечего скрывать», — считает Лепесов.

Он говорит, что в первые годы «по-человечески» верил в бывшего президента Нурсултана Назарбаева, но убедился в его авторитарных амбициях после разгона Верховного совета и внесения изменений в Конституцию в 1995 году.

«С 2003 года я стал активно выступать против него и участвовать в разных акциях. Еще тогда я говорил: “Этот человек поведет Казахстан в пропасть”. Сколько раз меня задерживали, накладывали штрафы. Но речь не об этом. Главное, я был с людьми, которые не боялись говорить правду», — считает он.

Сайлау Лепесов на акции протеста незарегестрированной Демократической партии в Алматы, 16 декабря 2021

Лепесов замечает, что он не политик, но следует изречению что «если ты не занимаешься политикой, то политика займется тобою».

«Это безобразие невозможно было терпеть. Все шло неправильно. За 30 лет мы пришли к духовному кризису. Вперед вышла психология, по которой твоя цель: заработать любыми способами, будь это даже воровство. Это психология распада», — добавляет он.

Особенно он недоволен отсутствием свободы слова и права на мирные собрания. Помимо прочего, он говорит, что иногда он «выходит из терпения» из-за поведения других желтоксановцев.

«Если ты настоящий желтоксановец, то ты должен бороться с несправедливостью, которая сейчас происходит. Иногда я гневаюсь на желтоксановцев. Это же люди, которые вчера на холоде боролись за наши права. Почему они не вступаются за других людей? Люди бы их слушали, уже в возрасте аксакалов. Вы должны быть примером для своих потомков, покажи, что ты не оставил тот запал, который у тебя был во времена, когда ты боролся с империей. А они - нет. Если их акимат позовет на ас, то они тут как тут. А на митинг их не сдвинешь с места. Лишь десяток желтоксановцев продолжают бороться.

Много есть, что хочется сказать. Не могу это все внутри держать. Но самое главное - это наша независимость. Мы должны за нее бороться, несмотря ни на что».

Қаңтар

Лепесов считает, что события Қанды Қаңтар были сделаны искусственно, потому что Назарбаев планировал вернуться к власти.

«Они воспользовались протестами. В Алматы, люди, подобные Жанболату Мамаю, искренне вышли на мирные протесты. Но в итоге эти протесты превратили в трагедию. Сколько людей погибло. Убили четырехлетнюю Айкоркем, сделали инвалидом Берика Абишева, державшего наш голубой флаг. Многие наши сограждане, настоящие патриоты в тюрьмах. Айгерим Тлеужанова, Калас Нурпеисов, Думан Мухаметкарим, Марат Жыланбаев. Всех, кто раскрывает рот - сажают в тюрьмы», — говорит он.

Четвертого января он отправился к Монументу Независимости с плакатом: «Назарбаев - враг казахского народа». Там его задержали, забрали плакат и держали в Наурызбайском РОВД до 5 утра.

Шестого числа он вновь отправился пешком из дому на площадь.

«Всюду бронированные машины и БТР. Они буквально пролетали. Готовы были снести любые машины, которые ехали навстречу. Когда я пришел, увидел людей, которые еще со вчерашнего дня были на площади. Активист Муратбек Есенгазы, сказал, что около 5 человек с белым флагом отправят вперед, чтобы они не стреляли в нас. Они прошли сотню метров и отовсюду начали стрелять. Сначала были резиновые пули, пролетали мимо. Потом боевые, потому что они разлетались во все стороны, врезаясь в гранит. Двое парней упали передо мной без сознания. Еле убежали, глаза от газа не могли раскрыть. По мне, слава Аллаху, пули не попали», — делится он.

Лепесов особенно недоволен «приказом открыть огонь на поражение» президента Касым-Жомарта Токаева и тем, что многие люди были несправедливо осуждены, а часть из них подверглась пыткам.

«Забирать раненых из больниц и пытать. Чем же это отличается от тех же пыток в НКВД? Надо найти людей, которые ответственны за эту трагедию. Токаеву нужно опираться на свой народ - выпустить всех невинно осужденных и выгнать клан Назарбаевых из власти», — считает он.

Лепесов также считает, что через десятки лет правда будет раскрыта, а все люди, вышедшие в те дни на улицы, станут народными героями.

Жаңа Қазақстан?

«Все говорят про Жаңа Қазақстан, у меня есть надежды на это. Я даже за Токаева голосовал, вроде слышу о том, что активы возвращаются, в парламенте несколько патриотов, которые доносят голос народа. Но у меня есть претензии к нему в том плане, что, почему клан Назарбаевых все еще во всех ветвях власти? Улицы все еще носят фамилию Назарбаева. Сколько миллиардов они украли, нашего казахского богатства, они ведь в любой момент могут прибрать власть к рукам», — считает Лепесов.

Также он говорит, что его беспокоит то, что «настоящие патриотичные граждане» находятся за решеткой.

«Какое зло сделал Жанболат Мамай? Какой умный человек. Под домашним арестом и запретом на участие в политике. Это тоже еще один вид тюрьмы. Мы вот все критикуем “красную империю”, разве это не продолжение “красной империи”? Сердце горит от всего этого», — возмущается желтоксановец.

Он считает, что, пользуясь датой Желтоқсана, Токаев мог бы сделать историческое решение и выпустить всех политических заключенных.

«Эти граждане могли очень много сделать для нашего государства. Если мы их закуем в цепи, то кому останется наша страна?», — размышляет Лепесов.

Его также возмущает беспомощность правительства и медленная работа по улучшению благосостояния народа.

«У нас и вправду большое неравенство, безработица. Молодежь за границу уезжает. Это не должно быть так. У нас есть все возможности для того, чтобы создавать производства, улучшать благосостояние людей. За счет возвращенных средств улучшить жизнь пенсионерам, выдать дома нуждающимся»

По новостям смотришь, как будто бы все хорошо, все улучшается. Слышишь как тут народ шумит, так видишь, что это не так. Все идет очень медленно, если бы это было быстрее, то и вера в “Жаңа Қазақстан” была бы. Всё что сейчас происходит, идет нога в ногу со старым Казахстаном», — считает Лепесов.

Почему вы все еще боретесь?

«На пути независимости было немало жертв. Больше всего я беспокоюсь, чтобы мы ее не потеряли. Ежели ее потеряем, то снова на тысячу лет останемся без нее. Мы плывем в огромной лодке. Эту лодку хочет перевернуть клан Назарбаевых. Они-то спасутся - улетят на свои виллы. Народ же останется без своей страны», — считает он.

Лепесов считает, что в первую очередь стране нужно развивать свой государственный язык, ведь «без языка нет нации и государства».

«Иногда я вижу, как молодежь разговаривает на колониальном языке и внутри всё гневается», — делится он.

Желтоксановец говорит, что причина, по которой он борется, проста: «патриотизм».

«Герои “Алаша” они ведь боролись до конца и их расстреляли. Но даже когда их расстреливали, они не склонились и не просили прощения. Почему? Потому что они служили своей родине. Легко продать свою честь и начать воровать, идти по головам. Это и дурак сможет. Но быть верным правде и справедливости сложнее. Если я не попаду на какую-нибудь акцию, я словно инвалид, как никчемный человек. Почему я не был рядом с ними? Потому я всегда иду, чтобы правду слышали. Поэтому», — резюмирует Сайлау Лепесов.