Тамара Вааль, Данияр Молдабеков, Светлана Ромашкина, фотографии parlam.kz, Жанары Каримовой и КНПК

«Должен быть казахстанский Facebook, чтобы извне на наши мозги никто не действовал»

Интервью с кандидатом в президенты от КНПК Жамбылом Ахметбековым

«Должен быть казахстанский Facebook, чтобы извне на наши мозги никто не действовал»

Редакция Vласти намерена записать интервью с большинством из кандидатов в президенты Казахстана. Мы поговорили с кандидатом от Коммунистической народной партии Казахстана Жамбылом Ахметбековым. Это вторые его выборы в качестве кандидата в президенты — в 2011 году он набрал 1,75% голосов избирателей. В интервью он рассказал о том, каким он видит «налог на богатых», почему голосовал за переименование столицы и о своем отношении к борьбе сексуальных меньшинств за свои права.

Тамара Вааль: Расскажите для начала о ваших инициативах в парламенте, которые были приняты к работе.

Жамбыл Ахметбеков: Парламентская деятельность у нас отражена в отчетных документах, и рассказ об этом займет долгое время. Так как мы уже избраны, и наша партия нас направила туда (в парламент – прим. V) для того, чтобы мы защищали интересы нашей программы, мы всегда выполняем только задачи и программы, цели партии. Чтобы мы ни делали, какие бы мы поправки не вносили, это не личное, это касается части исполнения этих программ. Поэтому сейчас я могу сказать, что мы внесли около 600-700 поправок в различные законопроекты. Наша фракция сделала около 500 или 600 запросов, из них 40-50 запросов сделано лично мною. Но здесь не столько важен сам факт того, сколько сделано. Ты можешь каждый день, каждые два дня делать запросы… На то, чтобы подготовить запрос, уходит очень много времени. Надо справки собирать, потом анализировать, сопоставлять, с экспертами поговорить — как они смотрят и разобраться, не отражено ли это уже в других законах, а если отражено, то почему не выполняется. И если коррупция позволяет обходить закон, значит, надо ставить преграду, внести какие-то изменения. Это и есть труд для одного запроса.

Светлана Ромашкина: Как вы относитесь к последним митингам и акциям, которые происходят в Алматы и в столице. Я имею в виду историю с судами над активистами, над молодежью, историю с плакатом «От правды не убежишь». Пытались ли вы как-то связаться с ними, может быть, оказать помощь?

Данияр Молдабеков: Там есть люди левых взглядов.

Жамбыл Ахметбеков: С материалами, которые есть в интернете, в соцсетях, я ознакомлен. Если говорить о митингах (1 и 9 мая – прим V), то это произошло не по инициативе тех людей, которые выходили на митинги, а по инициативе беглых олигархов. В том числе постоянно подстрекающего, выступающего, выбирающего периоды, когда народ сам по себе собирается, допустим, 1 мая, 9 мая - они сами по зову сердца же идут туда и, он митинг направляет в другое русло, в свою пользу. Речь о беглом олигархе Мухтаре Аблязове. В нашем обществе есть много накопившихся проблем, но они постепенно, шаг за шагом, решаются. А это чисто подстрекательское действие, очень жаль, что народ поддается.

Я согласен, что когда пишут лозунги на плакатах, выходят на митинги на площадь или где-то в скверах, выступают против того или иного, указывают на недостатки правительства, власти, это нормальное явление, в демократическом обществе так и должно быть. И когда народ начали слепо забирать и отправлять в тюрьмы, или в изоляторы или доставлять в районные отделы внутренних дел, и допрашивать за организацию несанкционированного митинга или несанкционированного протеста, вот здесь, конечно, неправильно. Поэтому народ пошел на хитрый ход: то есть, они сделали неоднозначную вещь, которую многие не могли понять. «От правды не убежишь» — словно это обращено к тем, кто бежит во время марафона, для них. С политтехнологической стороны правильно подошли. Сейчас отписками занимаются, акимы, выступая перед населением, просто отчитываются цифрами, а простой народ — тот же крестьянин из деревни, просто не поймет о чем он говорит. С политической точки зрения от правды не убежишь, все равно она выйдет наизнанку. В этом плане я их поддерживаю. То, что власти жестко и резко отреагировали - посадили их в тюрьму - это неправильно. Можно было бы в законном порядке оштрафовать или провести беседу.

Светлана Ромашкина: Вы в феврале 2011 года изданию «Свобода слова» говорили о том, что считаете своей целью «остановить ползучую ашхабадизацию всей страны и моральное вырождение власти». Что вы имели того в виду, говоря об «ашхабадизации»? Продолжается ли она сейчас?

Жамбыл Ахметбеков: В то время, когда мы критиковали парламент, он был однопартийный, тогда мнение других политических партий, других слоев общества, не учитывалось в парламенте. «Нур Отан» - партия власти, она должна была единогласно решать и поднимать руки. Тогда в Ашхабаде происходило именно поклонение одному человеку, все единогласно голосовали, какие бы программы не были. И в «Нур Отане» точно так же происходило. Этим я имел в виду, что парламент должен быть многопартийным, и чтобы учитывались разные слои населения. Вот в данный момент уже «Ак Жол» присутствует в парламенте, и решает, защищает интересы предпринимателей, бизнесменов, тех людей, которые зарабатывают и могут уже становиться богатыми. Есть Коммунистическая партия, которая на стороне простых людей, поднимает социальные вопросы, на которые государство должно обращать внимание. И вот «Нур Отан» со своими большими огромными программами, которые где-то выполняет, где-то не выполняет, и где-то на перспективу они уходят до 2070 года. Теперь-то плюрализм мнений уже есть, поэтому сейчас мы уже не будем говорить о том, что «ашхабадизация» у нас состоялась. Мы предотвратили, этого теперь нет.

Если вы знаете, наша Коммунистическая партия проголосовала против того, чтобы женщинам подняли пенсионный возраст до 63 лет.

Но нас мало, большинством голосов, конечно, проект поддержали. Мы еще выступаем против продажи и аренды земель иностранным компаниям и иностранным гражданам. Наша фракция проголосовала против отчета правительства в 2015 или в 2016 году.

К некоторым моментам мы подходим цивилизованно, — когда необходимо найти консенсус и идти на компромисс, а не вот так встать и упереться и стоять в своей стойке. Иначе как можно трем фракциям и Ассамблее народа Казахстана договориться и принять статьи, которые принесут пользу народу? Компромисс у нас существует, мы идем, договариваемся. Это процесс, который народу не виден. Конечно, у нас парламентаризм не до конца как в развитых странах, но уже близко к этому идет.

Данияр Молдабеков: Я хотел уточнить: вы голосовали за переименование Астаны в Нур-Султан?

Жамбыл Ахметбеков: Да, мы голосовали «за», потому что мы знаем и видим, какую огромную работу он (Нурсултан Назарбаев – прим. V) провел с начала 1991 года и до сегодняшнего дня. И фракция народных коммунистов посчитала, что это правильно и мы проголосовали за переименование города.

Тамара Вааль: Возвращаясь к выборам. В 2011 году на президентских выборах вы набрали 1,74%, но при этом партия на парламентских преодолела порог в 7%. На этих выборах были ли еще какие-то кандидатуры кроме вас? Или вы были единственной кандидатурой?

Жамбыл Ахметбеков: Мы как политическая партия должны всегда, бесконечно, вести борьбу за власть. Политические партии должны работать между выборами, вот тогда они не будут сталкиваться с трудностями уже во время выборной компании. Потому что наработанная практика есть, а не так, что некоторые, считая себя оппозиционной партией, в межэлекторальный период не работая, хотят через пять лет поучаствовать и победить, так не бывает. Наша партия, целенаправленно и постоянно работая, выдвинула альтернативно несколько кандидатур. Из них мы не стали балаган делать, играть в детскую или комсомольскую игру, как в 1983-1985 годах, когда проводили альтернативное выдвижение лидера. Как партия «Ак жол», которая не единогласно выдвинула кандидата, и голоса разделились. Мы серьезная политическая партия, мы в эту игру не пошли. Мы, конечно, обозначили каждый уже в политбюро на местах, свою программу сказали, кто может выступить от имени партии, кто может пропагандировать наши идеи, и как мы сможем убедить народ, чтобы голосовали за нашу программу. После долгих обсуждений партия и её делегаты единогласно решили: мы должны выдвинуть одного только кандидата. Мы цивилизованно подошли и на съезде делегаты выдвинули мою кандидатуру. Я мог бы снять свою кандидатуру, сделать самоотвод, тогда бы рассматривалась следующая кандидатура. Но эта программа, которую партия сперва обозначила - сначала программа, а под нее выбирается кандидатура, мне по душе — она является продолжением той программы, которую я делал в 2011 году. Я уже был кандидатом и опыт имеется. И я, учитывая недостатки, допущенные в то время, сейчас бы продвинулся больше. С этой точки зрения я согласился и меня выдвинули. Если в данный момент, не дай Бог со мной что-то случится, есть за мной еще 3-4 кандидатуры, они все достойные.

Октябрь 2018 года, Ахметбеков на встрече с глухонемыми города Алматы. Разъясняет послание президента. Фотография Жанары Каримовой.

Светлана Ромашкина: Считаете ли вы правильным то, что вам как депутату приходится ездить по стране с разъяснением населения послания президента, который представляет другую партию? Все-таки вы коммунист, но вам приходится встречаться с людьми и говорить вещи, которые не всегда совпадают с вашим мнением.

Жамбыл Ахметбеков: Спасибо за вопрос, я его понял, но президент уже всенародно избранный, когда он приступает к своим обязанностям, на него действует конституционное право. И мы, когда становимся депутатами, принимаем присягу служить народу. Президент не имеет права не выступать от имени народа и принимать противоестественные законы, которые не решают проблемы государства и всего народа. В этом плане, когда президент определяет программу, которая принесет пользу всему обществу, почему бы коммунистической партии не поддержать такую программу? Как не выступить, не поддержать и не поехать в регионы пропагандировать «5 социальных инициатив президента», которые сочетаются с нашей программой партии? Если уж президент сам изъявил желание продвинуть нашу программу, мы должны этому способствовать и помогать, в том числе и через наши региональные партийные структуры. В этом плане мы обязаны. Посмотрите программу «Рухани Жангыру» — чем она плоха? Сейчас нашему обществу прививают ложные западные ценности, а «Рухани Жангыру» выступает против: мы должны сохранить и развивать свое, то, что коренное, свои национальные коды. И почему бы не поддержать? Если мы хотим стать «Мангилик ел» — вечной страной или вечной нацией… Ученые говорили — нации, у которой не будет своего языка, которая не определяет свою идентификацию, через 200-300 лет, не будет. Вот поэтому в этом плане почему бы «Мангилик ел» и «Рухани жангыру» мы не должны поддерживать? Мы их поддерживаем, они сопоставимы с нашей программой. А «100 шагов», «Нурлы жер», которые обеспечивают народ жильем, возможностью получения кредитования, индивидуального строительства, почему бы не поддержать? Поэтому наш долг и мандат обязывают нас к тому, чтобы мы выходили в люди и разъясняли те или иные задачи или те вопросы, которые мы решали в парламенте, и как народная фракция сработала за этот период, что решили и какие проблемы еще остались. Кроме того, конечно, президентское послание. Если лишний раз человек будет проинформирован и осведомлен, даже если он твой сторонник - даже коммунист тот же, что от этой информации плохого? Лишнего он не приобретет, лишь бы негатива чтобы не было, чтобы не призывали к совершению революции как Аблязов, или выходи, дерись и морду друг другу набей.

Многие не понимают, думают, что сейчас должно быть как в 1917 году, или как в 1960 году, подстрекают нас. Вспоминают перестройку, которую проводил Горбачев, типа к этому призывают, или говорят про 1991 год. Мы же сейчас цивилизованная, обновленная партия, партия нового образца, у нас другие цели, и другие мотивы в достижении целей, и программа другая. У нас установка есть, мы в партии подчиняемся - все до единого 105 коммунистов и еще около 500-600 сторонников - они все действительно за нашу программу. И за этот электоральный период мы наберем еще больше, и, скорее всего, весь народ уже поймет, что надо голосовать за программу коммунистов.

Данияр Молдабеков: Вопрос про программу, но не про КНПК, а про вашу предвыборную. Например, один из ваших соперников предлагает создать одномандатный парламент. В вашей же программе мы, если честно, ничего конкретного по политике, по каким-то политическим реформам, не нашли. Не могли бы вы пояснить, какие конкретно политические преобразования и изменения избирателям предлагаете вы. Вот вы станете президентом, какие политические реформы вы проведёте?

Жамбыл Ахметбеков: Этот вопрос давно актуальный. Мы эту программу в 2005 и в 2007 году, когда парламентские выборы проходили, озвучивали. У нас в программе это есть. Мы одну и ту же программу каждый год как попугай не хотим повторять. Мы согласны, чтобы избирательная система была мажоритарной, то есть, одномандатной. Мы предлагали 50х50. Есть люди, которые должны выдвигаться от народа, и они должны стремиться к тому, чтобы именно в своем регионе работать над проблемами.

Токаев говорил до этого, что да, будет политическое преобразование, вся эта система будет изменена, он писал об этом в своем твиттере, это все знают. Если помните, мы еще в 2007 году устраивали теледебаты, когда все: ОСДП, Руханият, КНПК — все мы выходили в течение трех часов, кажется, шли теледебаты. Тогда мы все единогласно говорили об этом. Сейчас уже другая ситуация, правительство уже не отказывается, мы в парламенте часто начали говорить - да, должны уже быть преобразования. Мы будем тоже добиваться того, чтобы одномандатная система включена.

Данияр Молдабеков: В своей программе и в сегодняшнем интервью вы уже упоминали беглых олигархов. Вы призываете бороться с ними. Скажите, пожалуйста, а с олигархами внутри страны нужно ли бороться? Или только с беглыми?

Жамбыл Ахметбеков: Да, вы правильно обратили внимание, мы этого и хотели, чтобы к нам с таким вопросом обратились: а почему внутри страны не бороться с этими олигархами? Мы специально написали «беглые олигархи», это политтехнологически хорошо действует. А если бы обозначили борьбу со всеми олигархами, народ, может быть, и не интересовался. Если посчитать беглых всех преступников, которые заграницей, то будет около 2 тысяч и более. Многих доставляют в Казахстан, экстрадируют, многие осуждены, многие заграницей осуждены и передаются сюда. Они убежали не с 10 миллионами тенге, и не со 100 миллионами. За границей все дорогое, они не смогут там на такие суммы прожить, значит, они могли украсть миллиарды. Эти деньги нужно вернуть, это деньги народа, они должны служить для государства, работать на экономику Казахстана. Поэтому беглых олигархов должны предать суду заочно, ратифицировать договор, соглашение с теми государствами, куда убежали эти олигархи, чтобы они могли нам выдать этих экономических преступников, коррупционеров. В этом плане мы хотим, чтобы именно здесь не выборочно осуждали, а осуждали всех, кто уже замешан в коррупционных деяниях. И всех поголовно нужно проверять, но здесь одна сторона есть: внутри страны не устроим ли мы погоню за честными предпринимателями, бизнесменами, которые добросовестно зарабатывают? Вот здесь мы действительно немножко приостановились, здесь уже верховенство закона должно играть.

Данияр: Но они есть?

Жамбыл Ахметбеков: Есть, вы сами замечаете, народ видит. Тут даже премьер-министр становится коррупционером, столько денег истратил, и получается, когда он должен вернуть, у него находятся миллиардные суммы и он платит. Мы вначале говорили, что крупных щук не ловят, а рыбешек только ловят, что внизу страдают как бы мелкие коррупционеры, а получилось, что в верхах уже начали ловить, а в середине растут уже. Здесь с коррупцией нужно всем обществом бороться, а как быть политическим партиям? Кроме политических дел, они должны только указывать и показывать, как нужно решать правительству. Многотысячная армия — судебная система, прокуратура, национальная безопасность, чем они занимаются? Каждый должен курить свой табак и каждый должен отвечать за себя. Тут вторая сторона, в которой мы предостерегаем и в программе не указали специально, хотя получаем негативные комментарии и отзывы.

Светлана Ромашкина: В вашей программе говорится, что определенный контент интернета является пагубным для нашей молодежи. О каком контенте идет речь? И как вы будете с ним бороться, если победите? Я к чему говорю. К примеру, сейчас у нас такое происходит: выходит Аблязов в эфир, происходят блокировки социальных сетей. Как вы к этому относитесь? Вы пойдете по этому пути?

Жамбыл Ахметбеков: Да, спасибо за вопрос. Это равносильно тому, что сейчас мы боремся не с богатством и не с богатыми, а мы хотим, чтобы богатства достались законным путем. Мы с бедностью хотим бороться! Пусть будут все богатые, мы не против этого. И здесь точно также: мы не с интернетом, не с социальными сетями боремся, а с определенными контентами, которые отрицательно и негативно влияют на сознание, на психику молодежи. Если вы знаете, даже тот негативный случай, когда «Синий кит» направлял и заставлял подростков совершать суициды, это негативное влияние интернета. Если бы не было этого сайта, они бы не сидели, не находили… Вот такие контенты надо бы закрыть и их пагубное влияние мы должны объяснять населению. Мы всегда выступали, говорили: пусть родители контролируют своих детей! А тут со стороны европейских стран начали говорить: вот, права ребенка ущемляются. Какое его дело до моего ребенка? Ущемление или не ущемление… Я родитель, я отец! И мать, мы воспитываем их! И в будущем мы хотим, чтобы они, это поколение, когда мы состаримся, за нами следили и нам помогали. А общество западное и интересы западные, как бы ценности, которые оно прививает, чтоб изнутри общество разложить, вот такие интернет контенты всегда будут присутствовать. Одно закроют, следующее открывается. Но здесь мы не хотим социальные сети закрывать.

Вот я сам лично говорю, свой Facebook должен быть, казахстанский Facebook. Вот тогда бы извне никто на нас, на наши мозги не действовал бы! Такой же беглый олигарх, как Аблязов. Или его же сторонники, или его же приспешники, которые обрабатывают мозги. Поэтому такие интернет контенты мы должны закрывать, следить, ориентироваться. В скором будущем появление новых технологий, они еще новые будут обрабатывать! Кому охота процветание страны? Экономическое развитие? Этим западным странам не надо, Америке не надо!

Они хотят нас именно как сырьевой придаток видеть, или же на уровне развития Зимбабве или других африканских стран, не в обиду им сказано.

Потому что мы уже на весь мир заявили, что мы развивающаяся страна, у нас экономика растет, благосостояние населения потихоньку поднимается, качество жизни улучшается. Мы уже хотим достичь тридцатки развитых стран мира. А это кому нравится? Никому не нравится. Вот они через интернет, через новые технологии обрабатывают изнутри, разлагают наше общество. Разъединять хотят наши национальности, разъединять хотят нас именно друг от друга, от соседей, от друзей, мы чтобы столкнулись лбом. Даже политически, чтоб поспорили друг с другом.

Данияр Молдабеков: Вы говорите о подстрекательстве к митингам, но Ленин ведь тоже этим занимался. Вы ведь марксистко-ленинская партия, так у вас в уставе написано.

Жамбыл Ахметбеков: Здесь две разные вещи. В то время, в 17 году, Карл Маркс и определил как капиталисты через прибавочную стоимость будут угнетать население, а весь капитал, вся прибыль будет оседать в кармане. А народ, он как пахал, так и… Такого, чтобы не происходило, там было изменение общественной формации, то есть переход из капитализма сразу в социализм. Вот поэтому мы к революции не призываем. Тогда тоже понимали. Это действительно, так и Ленин говорил, призывал. В то время другая ситуация, а мы сейчас, в данный момент не призываем, чтобы народ весь вышел и перевернул нашу власть. Мы хотим именно эволюционным путем, через трибуну, используя правительство, говорить: товарищи, вы неправильно идете, это неправильный курс! Вы вот обратите внимание, вот это исправьте! Вот эти деньги, эти деньги туда надо тратить! Вот, цивилизованным методом, цивилизованным путем. Мы не хотим, чтобы как в Кыргызстане случилось! Или как в Ливии, или в Ираке, или в северных африканских странах! Или в Ближнем Востоке… Это не без помощи Америки было, это Госдеп и спецслужбы Соединенных Штатов Америки, это открыто надо говорить! Подстрекнули, сделали. И сейчас в нашем обществе этого хотят, но мы этого не должны допускать! И не поддаваться в этом плане. Поэтому Ленина вопрос, это чисто об идеологии, на благо народа, чтобы населению было хорошо, чтобы они при коммунизме жили. А коммунизм сейчас превратили в другое русло как будто. А коммунизм в прямом смысле понимания, это значит все должно делаться во благо нашего общества.

Тамара Вааль: В своей предвыборной программе вы говорите о необходимости вводить налоги для богатых. Каков порог, какие доходы должны быть у человека, чтобы его признали богатым и обложили налогом?

Жамбыл Ахметбеков: Мы подразумеваем налог на богатых, на сверхприбыль, не касаясь среднего класса, малоимущих и простого народа. Есть около 5 тысяч человек, которые получают заработную плату более 10 млн, это примерные сведения. Если они зарабатывают через наши ресурсы, через наши рычаги, живя в Казахстане, используя наши фонды, наши средства, через то, что государство дает им благоприятные условия и возможности, то будь добр, плати в бюджет побольше. А то получается, что техничка или сторож, которые получают 40-50 тысяч, тоже 10% платят! Банкир или топ-менеджеры, которые больше получают, миллионы будем говорить, они тоже 10%! Вот здесь средний класс надо иметь в виду. Средний класс – это те люди, которые будут зарабатывать не менее 3-4 тысячи долларов. До миллиона тенге — средний класс, больше миллиона – чуть выше среднего класса. Конечно, инфляция идет, с каждым годом она будет увеличиваться, но здесь она не должна касаться тех, кто зарабатывает до миллиона тенге. А больше – пожалуйста, там уже дифференцированно, где-то 20%, где-то 15%. Во Франции 42%. В Японии 58 %. В других странах… Норвегия, там около 38%. Поэтому тут уже страны ОЭСР, мы хотим вот по рекомендации войти в страну-тридцатку. Тогда мы должны быть готовы к повышению налога на сверхприбыль.

Данияр Молдабеков: Во время нашего интервью и в вашей предвыборной программе вы очень часто ругаете, как вы выражаетесь, «западную традицию». При этом во втором пункте устава вашей партии, КНПК, написано, что партия «действует на научной основе марксизма-ленинизма». Карл Маркс – думаю, вы согласитесь – родился и вырос в Германии, другую часть жизни прожил в Лондоне. И написал все свои основные труды, включая «Капитал», там же. Учитывая все это, скажите, пожалуйста, не являетесь ли вы и ваша партия тоже частью западной традиции?

Жамбыл Ахметбеков: Нет, мы не являемся. Не имеет значения, где какие труды написал человек. Если вы помните, Ленин написал многие труды о революции, находясь на берегу реки в Финляндии, он был под преследованием царских властей. И Карл Маркс, он где, кому мемуары написать или воспоминания, он на даче напишет или где-то в стране, либо в Алматы или Астане, извиняюсь, в Нур-Султане, не имеет значения. Сама суть… влияние окружающей среды и человек должен сосредоточиться на своей идеологии, на своей идее. Как её преподнести и где написать – не суть. И где он живет — не суть. Поэтому мы… мы интернационалисты, мы не говорим, что все западные ценности плохие, мы можем и оттуда перенять хорошие вещи. Вот с этой точки зрения Карл Маркс, Ленин или Энгельс не при чем. Или Шарль де Голль, или Черчилль. У них у всех умные вещи есть. Та же Индира Ганди. Кого из этих великих людей не взять, они все где-то свои труды написали. Но не в одном доме. Но эта идея, которую они написали, изменила весь мир. В этом плане мы сторонники интернационализма. Мы просто некоторые западные ценности не хотим прививать, чтобы наше общество разлагалось.

Данияр Молдабеков: Не могли бы вы уточнить, о каком именно пагубном влиянии Запада вы говорите? О выборах, в которых победитель набирает не 95 % голосов?

Жамбыл Ахметбеков: Ну, там слишком демократия западная присутствует. Там идеи тоже есть… Вы сами согласны будете, если рядом с вами эти двое геев будут находиться и пропагандировать свой образ жизни, отрицая наши семейные ценности, отрицая наши человеческие ценности? Наш менталитет отрицая? Он считает, что права качая, он хочет, чтобы наше общество обратило внимание, изучали его права. Пусть защищает, но не пропагандирует свой образ жизни и не прививает нам! Вот с этой точки зрения неприемлемо! Сейчас страны ОЭСР и европейские страны, в том числе ОБСЕ, добиваются того, чтобы защищая права этих же меньшинств, мы тоже внедрили, закон приняли. Если этот закон принять в Казахстане на основе того, что демократия, вот, западная демократия, тоже перенимаем, хорошо, вот тогда это будет борьба внутренняя. Этого мы не хотим допускать. Я в начале беседы говорил, что ребенок должен защищать свои права, подавать в суд на своего отца и мать, а отец и мать даже пальцем ему не щелкнет! И ему не объяснят. И его права, когда он может уходить с утра до вечера в ночной клуб, играть какие-то агрессивные игры, автоматом убивать человека. И учиться тому, чтобы именно он, как зверь вырос!

Вот эти ценности мы не хотим. Мы сильные преграды на эти пагубные ценности ставим! А своих ценностей достаточно. Мы можем пропагандировать и им показывать и говорить: вот так надо жить, вот так надо!

Вот семейные ценности, уважать старших! Именно в учебе, в общественной жизни то не делай, это не делай – это разве плохо? В Библии тоже есть, и в Коране такое же есть. И везде, и даже, если вы помните советское время, в уставе КПСС точно также моральный кодекс был. А сейчас чего получается? У нас даже моральный кодекс уничтожили, его нет! А приняли кодекс чести, который не выполняют. Дают присягу, а потом его сажают в тюрьму. Это разве хорошо? Вот с этой точки зрения мы, конечно, возмущены! Мы можем населению разъяснять, какие ценности мы не приемлем.

Данияр Молдабеков: Опять же в вашей предвыборной программе вы призываете «обратить внимание на пропаганду чтения художественной литературы», как национальной, так и мировой классики. Что бы вы сейчас рекомендовали почитать нашим читателям? И, кстати, знаете ли вы, что среди великих писателей также есть представители сексуальных меньшинств?

Жамбыл Ахметбеков: Я когда читаю художественную литературу, на авторов не обращаю внимания. На саму суть я обращаю внимание. Если бы я обратил внимание на автора, что он тот человек или этот, тогда бы это моей ошибкой… что я выборочно подхожу к авторам. Я не историк, или философ, или научный работник, который изучает автора, и тех и других. А я просто читаю его классику. Я бы сейчас молодежи рекомендовал бы именно для того, чтобы знать свою историю в определенный период, Ильяса Есенберлина «Кочевники» перечитать заново. Абая «Қара сөздері»… Именно для того, чтобы интеллектуально развивался молодой человек, он должен много читать. И он должен развивать себя, передавать свои мысли и знания свои применить на практике. А если на практике он не сможет применить, зачем ему приобретенные знания? Если бы вы сейчас вопрос задали и мне пять ответов дали бы, я бы примерно посмотрел и угадал бы ваш ответ. И везде угадывал бы. А высказывать свое мнение, именно почему выбрал, я бы не смог. Если бы не читал, у меня не было бы развития и мозг, логика не работала бы, да?

Поэтому мы против ЕНТ! Нужно вернуть лучшее из советского образования.

А советское образование везде, и в Японии признают! И сейчас уже в западных странах признают, в Финляндии сейчас уже по-другому пошли. ЕНТ-тестирование дано именно для того, чтобы тем людям, которые не могут говорить, не могут слышать… И эти люди, чтобы узнать насколько они интеллектуально подготовленные, для этого был подготовлен был тест. Раз – нажал, нажал, он не может высказать, он… пусть не обидится, глухонемой, да? И вот для этих предназначено, но не для нашего населения. А мы это переняли, как лучшее образование мирового значения, уровня, а оно на нас отрицательно влияет. Сейчас 70% молодежи не может свои [мысли] высказывать. Они там только заинтересованы какую-то песню или чего-то. Не могут на те или иные вопросы отвечать, мысли свои хорошенько передавать. Это есть плохо! Поэтому, в любом случае литература развивает мозг, мы такого придерживаемся. Мы будем добиваться, чтобы читаемой страной был Казахстан, а не так, как Шотландия или Голландия.

Данияр Молдабеков: Назовите две книги мировой классики, которые вы бы рекомендовали.

Жамбыл Ахметбеков: Про Черчилля книгу. И, конечно, о жизни Шарля де Голля можно, как он достиг этой высоты и как он оказался на стороне и решал проблему простого народа. Про это можно. Если интересные романы, то Сидни Шелдона можно читать. Но я много того, что есть на русском языке не читал, я казахскоязычный. Поэтому я много на казахском языке [читал]. А на казахском языке я озвучил, какие необходимо в данный момент. А выбор потом уже за ними.

Рекомендовано для вас