3713
21 июня 2019
Текст Данияра Молдабекова, ​Фото Ng Han Guan/Associated Press

Чужие среди своих

Что происходит с движением «Атажұрт еріктілері», которое помогает нацменьшинствам в Синьцзяне?

Чужие среди своих

Объединение «Атажұрт еріктілері», занимающееся поддержкой этнических меньшинств в Китае, в четвертый раз не смогло получить регистрацию в департаменте юстиции. Его лидер Серикжан Бияш находится под домашним арестом, который недавно, по словам адвоката Айман Умаровой, был продлен. Активисты «Атажұрт еріктілері», недовольные ситуацией, заявили в пятницу, 21 июня, что уже начали испытывать «большую обиду» к исторической родине. Они подают в суд на органы юстиции.

«Мы возвращались в Казахстан, потому что это наша родина»

Общественное объединение «Атажұрт еріктілері» начало активную деятельность в Казахстане в 2017 году. Основной предмет деятельности – распространение информации о притеснениях национальных меньшинств – в основном казахов и уйгуров – в китайской провинции Синьцзян, где примерно с 2017 года начали появляться так называемые лагеря перевоспитания. В них, по многочисленным свидетельствам, из казахов и уйгуров пытаются сделать правильных с точки зрения Коммунистической партии Китая (КПК) граждан, уничтожить их культурные и религиозные особенности. Кроме того, в городах региона появились контрольные пункты, уйгуров и казахов могут в любой момент остановить на таком пункте и начать проверку документов, иногда – мобильных телефонов. О подобных мерах китайского правительства, ссылаясь на свидетелей в регионе, одной из первых сообщила международная правозащитная организация Human Right Watch.

По данным правозащитников, репрессии против этнических меньшинств в Китае проводятся в рамках кампании «Мощный удар», инициированной Пекином. К реализации кампании, которая проводится по всему Китаю, власти страны приступили еще в 2014 году. Пекин позиционирует «Мощный удар» как план борьбы с преступностью, в том числе с экстремизмом, но, как утверждают в HRW, на практике эта программа часто носит оскорбительный и унизительный характер. Нередко полиция, от которой требуют высоких показателей, склонна к еще большим нарушениям прав человека, чем обычно, утверждают правозащитники. «Ранее HRW подчеркивала оскорбительный характер этих акций, особенно в Синьцзяне и Тибете, где они привели к многочисленным произвольным арестам и групповым наказаниям», - говорится в докладе HRW, опубликованном в сентябре прошлого года. Резкая эскалация репрессий отмечается с конца 2016 года, когда в Синьцзянь из Тибета – другого проблемного для китайского правительства региона – перевели секретаря Компартии Китая Чэнь Цюаньго.

«С тех пор происходит нарастание массовых произвольных задержаний: людей отправляют как в официальные следственные изоляторы и тюрьмы, так и в «лагеря политического перевоспитания», у которых нет никакого правового статуса в китайском законодательстве. По заслуживающим доверия оценкам, в политлагерях находится порядка миллиона человек. Там мусульмане тюркского происхождения учат китайский, привыкают славить Компартию и осваивают касающиеся преимущественно их правила. Тех, кто не желает «учиться» или не показывает хороших результатов, ждет наказание», - утверждают правозащитники.

Китайские власти отрицают жестокий и репрессивный характер своей политики в отношении казахов и уйгуров. В январе 2019-го в Синьцзян прибыла делегация иностранных журналистов. Им показали лагеря перевоспитания, которые Пекин называет «лагерями профессиональной подготовки». В этих центрах журналистов встретили песнями и плясками. Люди, находящиеся в «центрах» и опрошенные журналистами, в один голос утверждали, что оказались там по своей воле, что раньше они были «заражены экстремистскими идеями».

Активисты «Атажұрт еріктілері», родившиеся в Синьцзяне, но не пожелавшие стать постояльцами такого рода центров, перебрались на историческую родину – в Казахстан. «Мы возвращались в Казахстан, потому что это наша родина», - сказал во время пресс-конференции, состоявшейся 21 июня, активист «Атажұрт еріктілері» Кайрат Байтоллаулы.

Здесь, на исторической родине, они надеялись активно популяризировать тему притеснений казахов в Синьцзяне. Но вскоре столкнулись с неприятием – причем со стороны тех, от кого, казалось бы, этого можно было ожидать в последнюю очередь.

«В социальных сетях появились фейки, которые анонимно распространяют в сети ложные слухи, тем самым усугубляя положение китайских казахов. Несомненно, среди них есть люди, работающие на Китай. Это говорит о том, что кому-то нужно нарушить покой нашей страны и поставить в безвыходное положение казахов, находящихся в КНР. Шумиха вокруг миграционной политики может навредить политическим отношениям двух стран. Положение этнических казахов в Китае резко ухудшилось... Вместе с тем, причиной возникновения такой проблемы послужило вмешательство отдельных лиц и общественных объединений, которые не разбираются в политике. Возможно, у них чистые помыслы, но они хотят решить вопрос по своему усмотрению... ...немало организаций, которые активно поднимают эту тему. Одна из них – это «Атажурт». От общественной организации «Атажурт» больше шума, чем дела. Они неуместно обвиняют друг друга и клевещут на тех, кто не поддерживает их деятельность. Мы видим как внутренние ссоры организации рассорили оралманов. Это негативно сказывается на миграционной политике, которую ведет Казахстан. Поэтому мы считаем, что миграционные вопросы должна решать власть, а не общественные объединения. Оралманы – это не та тема, которую можно использовать в личных целях. Это – национальный вопрос. Поэтому мы считаем своей обязанностью обратить внимание властей на эту проблему», - говорилось в открытом письме за подписью видных деятелей движения, которое, как правило, называют «национал-патриотическим, опубликованном на сайте Abai.kz (перевод с казахского дан по материалу Holanews.kz - V). Среди подписавшихся – политологи Айдос Сарым и Расул Жумалы, гражданский активист Мухтар Тайжан, поэт Мухтар Шаханов.

Серикжан Бияш, фото Сании Тойкен, "Азаттык"

После критики со стороны потенциальных соратников, «Атажұрт еріктілері» столкнулись с проблемой, которая длится до сих пор, а именно – с невозможностью зарегистрировать объединение. Активисты подали четыре заявления, но все время получали отказ. После последнего отказа они решили организовать пресс-конференцию, на которой, надо заметить, было очень мало представителей СМИ. Адвокат Айман Умарова, представляющая интересы лидера «Атажұрт еріктілері» Серикжана Бияша, заметила, что последний отказ в регистрации объединения министерство юстиции мотивировало тем, что в уставе «Атажұрт еріктілері» не указан предмет их деятельности.

«Активисты не раз пытались получить регистрацию в министерстве юстиции. В последнем письме Минюста «О прерывании срока государственной регистрации» говорится, что в предоставленных ведомству документах есть нарушение – там не указан предмет деятельности объединения, что противоречит статье 12 «Закона об общественных объединениях», - сказала Умарова во время пресс-конференции. Примечательно, что, вопреки аргументу Минюста, в уставе «Атажұрт еріктілері» указан предмет деятельности. По словам Умаровой, этот документ был предоставлен Минюсту. «Пожалуйста, Минюст, не надо обманывать людей! Делайте работу правильно. Если же вы не хотите регистрировать [объединение], так и скажите», - добавила Умарова.

Айман Умарова. Фото с ее страницы в Facebook

Активисты «Атажұрт еріктілері» считают, что причиной отказов в регистрации является страх казахстанских властей перед Китаем. «За решениями казахстанского Минюста стоит китайское влияние. Казахстанское правительство боится не понравиться Китаю», - сказал, отвечая на вопрос корреспондента Vласти, активист Ербол Даулетбек, добавив, что они решили подать в суд на департамент юстиции Алматы.

«Мы уверенны, что преступления, которые совершаются против национальных меньшинств в КНР, не закончатся»

С проблемами столкнулось не только движение, но и отдельные его представители, в частности – лидер Серикжан Бияш. В феврале этого года, из-за тех же сложностей с регистрацией, лидер «Атажұрт еріктілері» был оштрафован межрайонным специализированным судом Алматы на 100 месячных расчетных показателей (МРП). Его обвиняли в руководстве незарегистрированной организацией.

Позже, 10 марта, его задержали, увезли в столицу и поместили в изолятор временного содержания. Как сообщал «Азаттык» со ссылкой на столичный департамент полиции, Бияшу предъявили «совершение умышленных действий, направленных на возбуждение социальной и национальной розни». В качестве аргумента в пользу этих обвинений приводилась видеозапись, на которой он якобы призывает к «джихаду». По словам Айман Умаровой речь шла об «информационном джихаде», а не о горячей войне против Пекина. Активисты «Атажұрт еріктілері» считают, что власти целенаправленно пытаются очернить лидера объединения, выставив его экстремистом. «Организация поднимает вопросы политических репрессий против тюркоязычных народов Китая. В течение последних трех лет, когда действует объединение, мы сталкиваемся с массой препятствий. Главная проблема на сегодня – это задержание Серикжана Бияша. Его хотят представить в глазах общества террористом, экстремистом, чтобы люди боялись нас и не доверяли нам. Это препятствует нормальной работе», - сказал Ербол Даулетбек.

фото Жанары Каримовой

По словам его соратника, активиста Кайрата Байтоллаулы, они не могут понять логики казахстанских властей, которые, по мнению активистов, всяческим пытаются замолчать тему притеснения казахов в КНР. «Мы не думаем, что происходящее может как-либо повлиять на казахстанско-китайские отношения, потому что эту тему в мире поднимаем не только мы. Весь мир знает об этой ситуации», - сказал Байтоллаулы.

Как бы то ни было, уроженцы Синьцзяна, вернувшиеся на родину за лучшей долей, уже близки к тому, чтобы разочароваться в ней. «У нас есть обида, конечно, большая обида (к Казахстану – V). Мы считаем, что [поднимать тему притеснений этнических меньшинств в КНР] это долг не только каждого казаха, но каждого казахстанца. Мы уверены, что преступления, которые совершаются против национальных меньшинств в КНР, не закончатся», - сказал Даулетбек.

Бунин

В офисе «Атажұрт еріктілері» есть пресс-центр. Одну из его стен полностью закрывают фотографии с именами и краткими справками жертв пекинского «Мощного удара». За каждой из этих фотографий – история, которая сделал бы честь любому СМИ. Тем не менее, журналистов в офисе «Атажұрт еріктілері» сегодня было мало. Во всяком случае, казахстанских.

Зато там был Евгений Бунин – независимый журналист и активист, который занимается математикой и увлекается тюркскими языками. Это увлечение привело его в 2008 году в Синьцзян. Там он хотел изучить уйгурский язык и написать об этом книгу. «В то время было очень мало материалов об уйгурском языке, хотелось внести свой вклад», - сказал Бунин Vласти.

В Синьцзяне он прожил год. Затем Бунин уехали в Европу, где изучал математику. В Синьцзян он вернулся в 2014 году. «Там я жил до 2018-го. В апреле прошлого года меня фактически выгнали из Кашгара, это город на юге Синьцзяня. Мне лично никто не угрожал, полиция меня не гнала, но неожиданно закрыли мой хостел. Владелец одного их хостелов сказал, что если я не уеду, власти закроют все хостелы, и мне пришлось уехать», - рассказал Бунин.

Кроме того, политика китайских властей, по словам Бунина, со временем становилась все жестче. «Причем не только в Синцзяне, вообще в Китае. Мои друзья сидели в лагерях и тюрьмах. Однажды, услышав, что мой знакомый умер в тюрьме, я принял решение уехать», - говорит активист.

Он ездил по Китаю, в Синьцзян вернулся в 2017-м. «Многие мои друзья куда-то исчезли, торговые лавки закрылись, - вспоминает Бунин. - Общая атмосфера изменилась. Появились пункты проверок – прямо в городе. Едешь по дороге в городе, каждые 100-200 метров тебе надо показать удостоверение. Надо сказать, что иностранцев и ханьцев они не трогают, но если ты уйгур, то они могут проверить не только твое удостоверение, но и телефон. Мои друзья сидели в лагерях и тюрьмах. Однажды, услышав, что мой знакомый умер в тюрьме, я принял решение уехать».

фото со страницы Евгения Бунина в Facebook

С Бияшем и другими активистами «Атажурт» он познакомился в июле прошлого года в Алматы, куда он приехал, чтобы, среди прочего, продолжить изучение уйгурского языка. «Это был изначальный план. Но к тому времени у меня на Facebook появилось немало подписчиков, потому что я писал о ситуации в Синьцзяне. Когда я приехал в Алматы, узнал, что здесь есть активисты, которые занимаются вопросами прав этнических меньшинств в Китае. В июле вышел на Бияша, мы встретились. Он сказал, что они могут помочь, например, организовать интервью. С тех пор я стал довольно часто приходить в ним в офис.

Бунин не верит, что Бияш экстремист. «Он совсем не такой. Он националист, это правда. Но то, что он сделал с конца прошлого года, меня поразило, я стал еще сильнее его уважать. Он приглашал сюда, в офис «Атажурт», в том числе уйгуров, кыргызов. Они здесь тоже выступали. Он действительно хотел, чтобы эта проблема была решена для всех, кого она затронула», - сказал Бунин.

Сейчас его основная деятельность – работа над базой данных жертв притеснений национальных меньшинств в Синьцзяне. «Там уже пять тысяч свидетельств, и значительная их часть собрана при помощи «Атажурта», - подчеркнул Бунин.

Почитать истории пострадавших от политики КПК можно здесь: shahit.biz


Рекомендовано для вас