10161
7 января 2020
Текст Марии Левиной, фото АР

Ближний Восток на грани

Вашингтон и Тегеран грозят друг другу. Мир надеется избежать еще одной большой войны

Ближний Восток на грани

Несколько американских авиаударов в Ираке обострили ситуацию на Ближнем Востоке настолько, что мир с первых дней нового года замер в ожидании – перейдет ли конфликт между Вашингтоном и Тегераном в военную фазу. Большинство аналитиков полагают, что традиционно война будет только дипломатической, но и совсем без последствий выйти из этого кризиса не удастся. Как развивается конфликт и что будет дальше?

Атака на посольство и операция против Сулеймани

Ситуация в Ираке резко обострилась после нескольких ударов ВВС США 29 декабря по пяти объектам группировки «Катаиб Хезболлах» в Сирии и Ираке. В Пентагоне тогда заявили, что эта структура несет ответственность за произошедший двумя днями ранее обстрел иракской базы под Киркуком, где погиб американский сотрудник.

Накануне нового года в столице Ирака посольство США оказалось в осаде: сотни демонстрантов собрались у комплекса зданий, а потом, в течение двух дней подряд атаковали его. Демонстранты ворвались в здание посольства, разбив главную дверь и скандируя «Смерть Америке!», а затем подожгли приемную.

Госсекретарь США Майк Помпео, собиравшийся с визитом в Казахстан и еще четыре страны, включая Украину и Узбекистан, после начала событий в Ираке, принял решение отложить поездку на некоторое время.

В ночь на 3 января, в районе международного аэропорта Багдада ВВС США по приказу президента Дональда Трампа провели операцию против одного из руководителей «Стражей иранской революции», иранского генерала Касема Сулеймани и заместителя главы иракского шиитского ополчения Абу Махди аль-Мухандиса, которых в Вашингтоне считают причастными к организации нападения на американское посольство в Багдаде 31 декабря и другим атакам на американцев.

Трамп после операции написал в своем Twitter, что США ожидали «неминуемого нападения» со стороны Ирана. Госсекретарь Майк Помпео подтвердил, что Иран планирует «неминуемые действия», которые угрожают гражданам США. А Минобороны США заявило, что атака была начата, «чтобы остановить войну, а не начать ее». Многие республиканцы горячо поддержали это решение.

При этом Трамп столкнулся с резкой критикой со стороны демократов, которые заявили, что он действовал без одобрения Конгресса. Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси заявила, что удар рискует спровоцировать дальнейшую опасную эскалацию насилия: «Америка – и весь мир – не могут позволить себе эскалацию напряженности до точки невозврата», – говорится в ее заявлении. «Администрация провела сегодняшние удары в Ираке без разрешения на применение военной силы против Ирана. Кроме того, это решение было принято без консультаций с Конгрессом».

А Верховный лидер Ирана Али Хаменеи ожидаемо пообещал отомстить США за смерть генерала Сулеймани.

Митинг в Иране после уничтожения генерала Сулеймани, фото ЕРА

Быстрый рост напряжения

Эскалация конфликта произошла быстро. 4 января ракетному обстрелу подверглась «зеленая зона» Багдада, где расположены правительственные здания и дипломатические представительства, и иракская база с американцами. В «зеленой зоне» взорвались две ракеты, еще по меньшей мере четыре упали на территории авиабазы Эль-Баляд в зоне складов, где находятся американские войска. По сведениям представителей иракской армии, ранения получили три местных военнослужащих. Госдепартамент США призвал всех американцев в срочном порядке покинуть Ирак на фоне возникшей в стране напряженной ситуации.

5 января Дональд Трамп пообещал нанести «быстрый и сильный удар» по 52 целям в Иране, в том числе по памятникам культуры, если будут атакованы американцы. В это время на государственном телевидении Ирана показали заявление о сборе 80 миллионов долларов для награды за «голову» президента США Дональда Трампа. Автором обращения стали не власти, а траурный панегирист – ведущий церемонии прощания c Сулеймани.

Иракский парламент проголосовал за вывод иностранных войск из Ирака, где сейчас находятся около пяти тысяч американских военных. Трамп заявил, что не выведет войска до того момента, пока Ирак не заплатит за военную базу, построенную американцами и предупредил о намерении ввести санкции против Багдада.

В ночь на 6 января стало известно, что Иран, прежде уже грозившийся выйти из ядерной сделки, свое обещание выполнил. Ядерную сделку с Ираном в 2015 году заключили США при президенте Бараке Обаме, Франция, Великобритания, Германия, Китай и Россия. После того как в мае 2018 года США по решению Трампа в одностороннем порядке вышли из соглашения, Иран поэтапно отказывался от его условий. После убийства Сулеймани власти государства решили отказаться от всех ограничений на обогащение урана, его накопление, а также исследования и разработки в ядерной сфере. Однако Тегеран продолжит сотрудничать с Международным агентством по атомной энергии.

Чего ждать миру?

Прежде всего подорожания нефти. 6 января стоимость барреля североморской Brent впервые с конца мая превысила $70. Одним из ключевых рисков для нефтяного рынка является блокировка Ираном Ормузского пролива, по которому осуществляется экспорт значительной доли нефти, добываемой странами Персидского залива. Последний раз баррель Brent стоил дороже $70 в конце мая 2019-го. Тогда взлет цен на нефть был также связан с событиями в районе Персидского залива. В середине мая США обвинили Тегеран в нападении на два танкера в ОАЭ, а иранские военные пригрозили «отправить на дно» американские корабли. «Экспорт иранской нефти уже сильно сократился в результате американских санкций. И хотя кажется, что Ирак попал в прицел американо-иранского конфликта, это вряд ли повлияет непосредственно на добычу нефти в Ираке», – сказала Кэролайн Бэйн, главный экономист по сырьевым товарам Capital Economics в Лондоне.

«Скорее всего, конфликт будет урегулирован дипломатическим путем. Мы не видим предпосылок того, что он перерастет в полномасштабные военные действия, – считает Питер Кардилло, главный экономист по рынку Spartan Capital Securities. – Да, жесткая словесная война, скорее всего, продолжится, пока в ход не пойдет дипломатия – и она продержит рынки нестабильными и волатильными, но я не думаю, что она изменит оптимистичные настроения рынка». Чживэй Рен, генеральный директор Penn Mutual Asset Management также не видит повода для беспокойств: «Мы много раз видели, как Трамп нападет на кого-то, а затем отправляет твит для деэскалации. Трамп очень хорошо играет в эту игру».

Военный и дипломатический корреспондент «BBC» Джонатан Маркус не считает, что конфликт приведет к третьей мировой войне. Ключевые акторы, которые могут быть вовлечены в такой конфликт, например, Россия и Китай, не являются значимыми участниками. Но конфликт может стать определяющим моментом для Ближнего Востока и роли Вашингтона в нем. Следует ожидать большого иранского возмездия, что может привести к ответным мерам, которые еще больше приблизят обе страны к полномасштабному конфликту. Ответ Ирана может быть направлен против военных интересов США в регионе, но в равной степени он может быть направлен и против любой связанной с США цели, которую Иран посчитает уязвимой.

Илан Голденберг, директор ближневосточной программы безопасности в Центре новой американской безопасности настроен не так оптимистично. Он, как и экономические аналитики, считает, что самый важный вопрос сейчас: как отреагирует Иран? «Поведение Исламской Республики в течение последних нескольких месяцев и на протяжении всей ее долгой истории свидетельствует о том, что она, возможно, не будет спешить с ответными мерами. Скорее всего, она будет тщательно и терпеливо выбирать подход, который посчитает эффективным, и, вероятно, попытается избежать войны с Соединенными Штатами. Тем не менее, события последних нескольких дней показывают, что риск просчета невероятно высок. Штаты, считает он, должны, как минимум, ожидать, что окажутся в конфликте с шиитскими ополченцами в Ираке, которые будут целиться в американские войска, дипломатов и гражданских.

Иран также может нанести ракетные удары по американским базам в Саудовской Аравии и ОАЭ или по нефтяным объектам в Персидском заливе. Точность ракетных ударов Ирана по нефтяному объекту Abqaiq в сентябре застала Штаты и остальной мир врасплох, хотя Иран целенаправленно пытался выставить атаку чисто символической. Вероятно, Иран значительно ускорит свою ядерную программу. В нынешнем положении администрация Трампа может обратиться к Ирану через страны-партнеров, которые имеют хорошие отношения с обеими странами, например, Оман, чтобы попытаться добиться деэскалации ситуации. Но даже если Трамп проявит нехарактерную для себя терпимость в ближайшие недели, желание отомстить в Иране и политический импульс могут неизбежно втянуть Соединенные Штаты и Иран в крупный конфликт».

Рекомендовано для вас