9273
16 марта 2023
Назерке Курмангазинова, Ольга Логинова, Власть, фото Ольги Логиновой

«Мы не должны упустить этот шанс»

Как журналист Лукпан Ахмедьяров проводит свою предвыборную кампанию в Западно-Казахстанской области

 «Мы не должны упустить этот шанс»

К моменту начала предвыборной агитации в Западно-Казахстанской области к участию в выборах в мажилис было допущено 11 кандидатов. Один из них – известный в регионе журналист Лукпан Ахмедьяров. Власть рассказывает, как проходит его предвыборная агитация.

Чтобы добраться до поселков Казталовского района, нужно выехать из Уральска затемно. В шесть часов утра дорогу освещают лишь скудные фонари, а затем – только фары автомобиля. Вместе с Лукпаном Ахмедьяровым и Раулем Упоровым, бывшими журналистами «Уральской недели», а теперь – авторами Youtube-канала «Просто журналистика», мы отправляемся в 18-часовую поездку.

Ахмедьяров рассказывает о планах и финансах, выделенных на агитацию: всего кандидатам выдается по 900 тысяч тенге. Из них – 400 на агитацию в СМИ, 200 – на плакаты и материалы, и 300 – на публичные мероприятия. «Из публичных мероприятий мы хотим провести митинг, – улыбается он. – За государственный счёт еще помитингуем!»

Сначала Ахмедьяров скептически относился к грядущим парламентским выборам. Во время работы в Одессе ему неожиданно позвонил журналист и кандидат от Алматы, самовыдвиженец Думан Мухаметкарим. «Он мне тогда сказал: ты можешь и дальше быть в скепсисе, но как тогда мы будем говорить о каких-то изменениях, если сами не пробуем?», – вспоминает Ахмедьяров. Другой важный разговор с журналисткой Динарой Егеубаевой окончательно убедил его участвовать.

«С Динарой мы познакомились на волне Қантара, потому что она вела свой проект (о январских событиях – В.) «Что это было?». Она мне сказала: „Лукпан, давай как-то добиваться, чтобы правда о тех событиях была установлена. И пока мы с тобой занимаемся журналистикой и блогерством, я не думаю, что у нас что-то получится. Давай делать что-то другое. Попробуем заявиться на эти выборы, и если получится, если мы станем депутатами, надо будет на уровне депутатов решать“. Это был ключевой разговор с Динарой, она меня развернула».

Тогда Ахмедьяров сдал документы, заполнил налоговую декларацию, оплатил взнос, на который пришлось взять кредит в банке, и получил удостоверение кандидата.

«Это было, наверное, первое удивление – от того, что так легко зарегистрировали. Потому что до того момента я все время был в ожидании, что сейчас что-нибудь придумают и снимут, – говорит он. – Я понимал, что политическая система сама по себе авторитарна, что от нее трудно ожидать каких-то кардинальных изменений».

Начиная агитацию, Ахмедьяров не ожидал, что встретит такую поддержку. «Я был удивлен, что нашлось достаточно большое количество людей, которые готовы меня поддержать, готовы жертвовать своим временем, ресурсами, помогать мне, – также говорит он. – Есть целая команда: все наши предвыборные плакаты, агитация – это целиком Рауль (Упоров – В.) делает. Он же прорабатывает идеи видео и все, что касается присутствия в медиа-пространстве. Есть Хаким Мендыбаев – обычный житель города, он сказал: „Лукпан, я буду твоим офис-менеджером, буду находить людей и доверенных лиц в поселках, составлять тебе график, информировать о том, что ты приедешь, чтобы люди собирались. Есть Адильбек Жумагалиев – обычный уральский парень, который взял на себя все вопросы, связанные с бухгалтерией. Есть еще масса других людей, которых просто очень долго называть».

Жалпактал. Село, сменившее акима

Ахмедьяров сегодня планирует провести предвыборную агитацию в четырех селах Казталовского района, расположенных в 350 км от центрального города Уральска. Первый из них – Жалпактал, где проживает около пяти тысяч жителей.

«Жалпактал вошел в историю в 2013 году. В то время Уральске иногда проходили митинги, они были немногочисленные. Как правило, на них приходили одни и те же люди, человек 10, от силы 20. И совершенно неожиданно в Жалпактале проводят митинг, на который приходит весь поселок – тысячи человек с плакатами. Они добивались смены акима», – начинает рассказывать Лукпан о митинге в Жалпактале, когда жители стихийно собрались на акцию протеста против присоединения округа Карасу к соседнему району.

Жители боялись потерять речку Караозень, которая играла важную роль в местном хозяйстве. «Речку местные использовали для того, чтобы поить скот, и так далее», – поясняет Ахмедьяров. Тогда сельчане отстояли свои требования, и в результате митинга районного акима Рыспая Утешова сняли с поста, а следующего назначили уже по согласованию с жителями. Кроме того, местные власти отменили то самое резонансное постановление.

На въезде в Жалпактал поступает звонок от Сабита Буранова, доверенного лица Лукпана – он сообщает, что жители собрались и ожидают его прибытия. Несколько людей встречают Лукпана возле Дома культуры. Большинство из них узнают его сразу: в 2013 году, когда был митинг в селе, Лукпан и его команда приезжали освещать эту тему.

Перед агитацией остается немного времени, и Ахмедьяров отправляется вместе с Бурановым расклеивать свои агитационные листовки на доске объявлений и в других частях села.

«Жалпактал – это поселок, в котором не только вот эта „революция“ была в том году. Еще он отличается тем, что местные ребята, которые выпустились с местных школ, каждый год, каждый поток собираются деньгами и что-то делают для поселка. Они это давно начали. Вот этот объект тоже выпускники 1974-го года сделали», – говорит Лукпан, показывая спортивную площадку вдалеке.

«Этот большой парк „Атамекен” выпускники 84-го года сделали, – старается показать свое село Сабит Буранов. – Вот эти ограждения у памятников (в парке «Атамекен» – В.) мы сами все делали, от государства никакого толка нет. Реставрацию моста тоже делали наши выпускники 65-го. Реставрацию мечети тоже. На десятилетие, двадцатилетие выпускники делают вот такие спортивные площадки».

«Властям это нравится, потому что им не нужно напрягаться», – добавляет Ахмедьяров. Как журналист, он хорошо знаком с проблемами поселка, и рассказывает о них по пути к Дому Культуры:

«Здесь предыстория такая: когда-то здесь было два отдельных района – Казталовский и Фурмановский (прежнее название Жалпактала до 1993 года – В). Потом в 1997 году в рамках якобы оптимизации территориально-административного деления взяли и объединили два района – Жалпактал и Казталовский – и сделали один Казталовский район. Сделал это первый аким Западно Казахстанской области Жакупов, он родом из Казталовки. Укрупнение районов на самом деле для жалпакталовцев обернулось проблемами с доступом к госуслугам: тогда же интернета, цифровизации не было. Из-за всякой мелочи приходилось ехать туда за тридевять земель».

С тех пор уже 26 лет жители Жалпактала не теряют надежду вернуть поселку статус районного центра. Местная общественность несколько раз писала обращения в разные структуры, но из их ответов пока ничего не предвидится.

«Что не скажешь, ответят, что не хватает бюджета. Деньги на что угодно найдутся, но только не на возврат районного статуса. Когда в прошлом году Токаев заявил о разделении трех областей, мы надеялись, что и наш район восстановят. Вместе с инициативной группой написали письмо Токаеву, в мажилис, в областные ведомства. Но ничего пока нет», – рассказывает 75-летний местный житель, общественный активист Кенжебай Умбетов.

Кенжебай Умбетов

«Если программа Назарбаева „Рухани Жангыру” стартовала лишь в 2017 году, то у нас она существует уже с 2013 года. Видимо, Назарбаев с нас брал пример, – смеется аксакал. – Село развивается только благодаря выпускникам. Даже если выделяются деньги, то все равно район большой, никому не хватает».

Умбетов сегодня пришел послушать предвыборную программу Лукпана. Он про Лукпана знает благодаря газете «Уральская неделя».

«В последнее время у народа не осталось доверия к выборам. Не могу сказать, что ожидаю на этих выборах каких-то изменений. Может, что-то выйдет у кандидатов самовыдвиженцев в депутаты мажилиса… Они тоже будто повторяют программу друг друга. „Аманат“ – и так понятно, как бы они не меняли название, все равно у народа нет доверия к ним. Так как все ресурсы только в их руках, конечно, они могут обещать что угодно. А у независимых кандидатов средств нет… Лукпана знаю, как журналиста, пишущего правду, человек с правильными принципами. Сейчас будем слушать его программу», – высказал свое мнение Кенжебай Умбетов.

Лукпан зовет всех собравшихся в актовый зал. Около 20 жителей Жалпактала пришли послушать кандидата, и еще несколько человек зашли после начала.

Лукпан представляется и в начале своего выступления объясняет, из каких ветвей состоит власть в Казахстане, что такое парламентские выборы, кого народ собирается выбирать, и также отмечает, что выборы в этом году будут отличаться участием самовыдвиженцев.

«Наверное, вы сами догадываетесь: причина, по которой я приехал сюда – я являюсь одним из кандидатов, баллотирующихся на этих выборах в мажилис. Я не состою ни в какой партии и никогда в нее не вступал. Я как самовыдвиженец собираюсь баллотироваться от нашей Западно-Казахстанской области», – говорит он.

Лукпан объясняет, что главная причина его участия в предстоящих выборах – необходимость кардинальных изменений в законодательстве Казахстана. Он говорит, что за время независимости не было принято ни одного закона, защищающего права народа. «Депутаты об этом не задумывались, вместо этого принимали такие законы, как закон о первом президенте», – говорит он.

«Мы как журналисты, приезжая в села, видим, что какой бы вопрос мы ни брали, все в конечном итоге обязательно сводится к закону. Власти продолжают ссылаться на то, что „в законе так прописано”. Мы долгие годы не можем решить вопрос разделения района, и акимы не могут ответить, потому что, опять же, так прописано в законе – в Казахстане административно-территориальное деление рассматривает парламент», – констатирует Лукпан.

«Депутаты должны принимать законы, защищающие народ, а не власть, – продолжает Лукпан и поясняет, что не обещает сделать дорогу или построить завод. – Это не в полномочиях парламента – его полномочия заключается в обсуждении и принятии закона, а также в наблюдении за исполнительными органами».

Сельчане снова затронули проблему статуса района и безработицу среди молодежи, а затем от местных социальных вопросов перешли к обсуждению политической системы страны.

«Судьи должны быть избраны народом. Нужна судебная власть. При принятии закона выборность судей должна быть в него включена. Суды должны быть независимыми. Можно будет эту тему предложить в парламенте?», – спрашивает Кенжебай Умбетов.

Лукпан, отвечая на вопросы, напоминает о важности голосования: «Те, кто сейчас сидят во власти, не были избраны народом, поэтому никакой ответственности перед ним не чувствуют, не чувствуют, что они зависят от народа».

Один из жителей огорчается, не собралось больше слушателей, и выражает поддержку Лукпану. Другие рассказывают, что были удивлены, когда узнали о кандидатуре Лукпана. При этом некоторые не стали скрывать свои сомнения.

«С одной стороны радуемся, что в парламент идет такой человек, как вы. Но вы сами знаете, сейчас народ потерял надежду на выборы и не ходит голосовать. В 2019 году все верили в Косанова, но в итоге почувствовали себя обманутыми. Теперь, поверив вам, завтра народ вновь не будет огорчаться? Не стоит ли за этим политическая игра? А даже если это не так, не будут ли украдены голоса?», – переживает мужчина среднего возраста.

Лукпан мгновенно отвечает, что часто слышит вопрос о том, не станет ли он «вторым Косановым». Он рассказывает, что за 20 лет работы журналистом поднимал много резонансных тем, проводил журналистские расследования, в результате которых раскрывались преступления чиновников, и что не раз ему поступали разные предложения, на которые он никогда не соглашался.

«И продать за один день весь свой авторитет, который накопил за 20 лет, как это сделал Косанов – это не моя цель. Это неравный обмен. Такого не произойдет. Доверие народа – это очень ценная вещь», – заявил Ахмедьяров.

Лукпан завершает речь, приглашая всех не оставаться в стороне и на этих выборах голосовать осознанно, изучить всех кандидатов, и, если будет возможность, то быть независимым наблюдателем: «Никто за нас не защитит наши права. Власть за 30 лет научила нас не вмешиваться в выборы, но в этом году мы не должны упустить этот шанс».

Встречи, длившейся больше часа, оказалось недостаточно некоторым жителям – после выступления несколько из них подходят к Лукпану: один выражает свою поддержку, кто-то задает еще вопросы, а другой фотографируется с ним.

Казталовка. Районный центр без школы и дорог

Ахмедьяров с напарником спешно направляются в сторону села Казталовка – это центр одноименного района. Сразу при выезде из Жалпактала Лукпану звонит жительница другого села и просит рассказать о его проблемах. Ахмедьяров объясняет ей, что сейчас баллотируется в депутаты, поэтому до 19 марта не может заниматься журналистикой, и советует ей обратиться в «Уральскую неделю».

Спрашиваем, считает ли Лукпан, что необходимо разделять журналистику и активизм, особенно когда он уже переходит в участие в политике. Лукпан задумывается.

«Да, больной вопрос для меня. До сих пор я не ответил на него для себя лично, – серьезно отвечает он. – У меня постоянно есть вот этот внутренний разговор: насколько я могу быть и журналистом, и активистом. Но я понимаю, что в статусе кандидата в депутаты парламента, как человек, который вовлечен больше в политический процесс, я не могу заниматься сейчас журналистикой. Я ей и не занимаюсь в данный момент, тем более, закон даже мне это запрещает. Но вот что будет дальше?.. Журналистика – это то, что я люблю. Это то, что я умею делать, то, что мне нравится делать, то, что мне доставляет удовольствие. Это то, с помощью чего я самовыражаюсь. Вместе с тем я понимаю, что какой бы выбор я не делал, у любого выбора есть своя выгода и есть своя цена».

«А что за цена?», – уточняет Рауль.

«Я принял решение баллотироваться в депутаты. Цена – как минимум на время вот этого электорального периода я не могу заниматься журналистикой, соответственно, отодвинулись все сроки по всем проектам, которые мы начали, – поясняет Ахмедьяров. – Или другой вариант: предположим, не баллотировался бы я в депутаты парламента, вполне возможно, что не было бы сейчас вот этих разных порочащих видеороликов про меня, которые в WhatsApp рассылаются, не было бы всего потока негатива и грязи. Ты сделал выбор, тогда цена вот такая будет. Но я пока не могу сказать, что за цену буду платить, если стану депутатом парламента, понять не могу».

«А ты не боишься самую страшную цену?, – спрашивает Рауль. – Как многие говорят, что за период депутатства ты станешь частью системы?»
«Ни в коем случае», – говорит Лукпан. – В этой части я как раз-таки в себе уверен: я точно знаю, что я на это не пойду. Ну а смысл тогда?»

Спрашиваем, какие именно законы Лукпан планирует менять, если пройдет в парламент. Он говорит о необходимости менять закон о выборах для того, чтобы он давал возможность для регистрации политических партий, затем упоминает закон о СМИ, который должен гарантировать свободу прессы, а потом говорит, что нужно поэтапно переводить всю систему образования на казахский язык и вносить изменения в закон о языках. Кроме того, Лукпан считает, что необходимо изменить закон о мирных митингах, а вместе с ним – все все нормативно-правовые акты, которые объясняют статус и полномочия полномочия президента, закон об органах внутренних дел, закон о национальной безопасности.

«Все эти законы обязательно подлежат ревизии в комплекте с законом о порядке проведения мирных шествий, демонстраций и собраний. Потому что нам законодательно необходимо прописать подробный механизм, который исключит любую возможность повторения январской трагедии, когда у одного человека во власти есть полномочия отдавать приказы, а остальным – вменяется обязанность выполнять эти приказы, и они открывают огонь на поражение без предупреждения, – говорит Лукпан. – Это вопросы национальной безопасности. Я считаю, что в Казахстане никогда больше не должна повторяться эта ситуация. Нам законодательно обязательно нужно прописать этот запрет – категорический запрет для правоохранительных органов, чтобы они открывали огонь по участникам мирных демонстраций».

Мы говорим о том, готов ли Лукпан уйти из журналистики и заниматься только политикой.

«Я вот как-то сидел даже и думал: ну вот хорошо, пройдет день голосования. Посчитают голоса, и так произойдет, что по итогам подсчёта я как-то оказался победителем. Я стал депутатом. Что я буду делать? И знаешь, что мне в голову пришло? Наверняка, когда я в парламент зайду, я обязательно буду записывать прямые эфиры и показывать, как выглядит парламент изнутри. Как выглядят кабинеты депутатов. Как выглядит та самая злосчастная депутатская квартира, про которую все говорят…», – улыбается Ахмедьяров.

Уточняем, есть ли у него план на случай, если другие прошедшие в парламент кандидаты не будут поддерживать изменения, которые он предлагает.

«Если я буду в парламенте, я прекрасно понимаю, что могу оказаться в меньшинстве. Более того, я прекрасно понимаю, что могу оказаться вообще один по большому счёту. А все остальные, даже самовыдвиженцы, которые пройдут, могут оказаться конформистами, и пойдут на некую коллаборацию с властью. Но я считаю, что даже один я, предавая огласке порядок работы парламента, во всяком случае сделаю большое дело – я людям покажу кухню, как это делается. Потому что любые преступления, которые совершаются властью, становятся возможными тогда, когда у властей есть гарантия, что это не будет предано огласке».

По дороге Лукпану еще много раз звонят разные люди – спрашивают, как поддержать его на выборах, хотят стать независимыми наблюдателями или его доверенными лицами.

Жители Казталовки встречают Лукпана возле входа в Дом культуры и сразу начинают рассказывать о проблеме поселка со школами: одна аварийная, а новую не достроили и теперь в целом районном центре нет ни одной готовой к работе.

«Теперь ученики двух школ учатся в разных других учреждениях», – говорит один из жителей, уточняя, что их десятки: отдел туризма, где раньше была туберкулезная больница, библиотека, дом культуры, отдел финансов поселка, и даже частные учреждения. В каждом ученикам выделили выделили по 1-2 кабинета, а в остальных работают сотрудники этих учреждений.

«Дорога вся в грязи, наши дети по ней ходят. Закрыли обе школы. Народ в принципе готов за тебя голосовать. Я не говорю, чтобы ты решил эту проблему, просто доведи до туда (сведения властей – В.). Не можем грамотно довести это, а те, кто умеют, молча сидят. Ты сам знаешь систему Казахстана. Здесь самое главное – здоровье детей в опасности», – говорит один из жителей.

Лукпан с удивлением отвечает: «На это с бюджета деньги выделяли же?!»

«Сначала надо было вот эту школу достроить, потом закрывать старую. Нет – параллельно закрыли, так как с бюджета выделили деньги, должны освоить. 5,5 - 6 тысяч население в поселке. Год скоро будет, как школу закрыли. Когда говорим акимату, там начинают отвечать, что это подрядчики виноваты. А мы не знаем, кто они. Но у нас же есть аким, он за свою работу деньги получает», – присоединяется еще один житель, добавляя, что сейчас сельчане судятся, чтобы добиться смены подрядчика, так как нынешний не выполнил работы в срок.

Продолжая обсуждать школу, все заходят вовнутрь. Как в Жалпактале, так и в Казталовке в фойе Дома культуры стоят рядами резиновые сапоги. Поскольку дороги покрыты грязью, работники культуры, заходя сюда, переобуваются.

Первый вопрос из зала исходит от мужчины среднего возраста о том, есть ли у Лукпана дети и учатся ли они в казахской школе. Лукпан отвечает, что это уже восьмое собрание, и на каждое из них приходят бюджетники или работники акимата и задают одни и те же вопросы о том, почему его дочь собирается учиться за границей.

«Возможно, и вам дали такое задание. У меня есть две дочки, обе учатся в Уральске в казахской школе. Да, моя старшая дочка сообщила, что хочет поступить в Чехию, и готовится к этому. Это ее решение. У меня встречный вопрос тем, кто задает эти вопросы – почему вы не задали их Назарбаеву или нынешнему президенту Токаеву?», – возмущается Ахмедьяров.

Мужчина сразу отвечает, что он работает в школе учителем, и что он не хотел задеть чувства Ахмедьярова, а лишь интересуется, каково будущее казахского языка:

«Лукпан, айналайын, прощу прощения, я тебя знаю с 2009 года (в том году в селе Казталовка депутаты районного маслихата выступили против вмешательства акима в дела маслихата и потребовали разграничить ветви власти – В.), ты тогда помог нам. Мой народ знает, что я не из таких».

Ахмедьяров в ответ тоже попросил прощения и повторил, что ему часто задают этот вопрос, намекая, что он якобы не патриот страны.

«На мой взгляд, за 30 лет правления Назарбаева в Казахстане не было однозначной идеологии, государственным языком был казахский, а официальным языком был русский. Из-за этого был раскол общества. С тех пор ничего не было сделано для развития казахского языка. Я считаю, что образовательная сфера должна быть полностью на казахском языке», – также отвечает он.

Многих сельчан больше интересовали итоги выборов: пока Лукпан и один из его главных оппонентов, адвокат Абзал Куспан, конкурируют между собой, не выиграет ли опять же самовыдвиженец из партии «Аманат».

«Да, мы оппоненты, но я не думаю, что это ошибка. За 30 лет проходили только неконкурентные выборы. Трудно даже называть их выборами, выбирали только партии, и то, только „Нур Отан” и какие-то близкие ему партии. Из-за этого народ потерял интерес к выборам. На этот раз есть хотя бы конкурентность, есть хоть шанс выбирать среди кандидатов. Кто победит, я или Абзал, или кто-то другой – главное, чтобы этот кандидат был избран народом», – уверен Ахмедьяров.

Среди собравшихся оказались и те, кто был независимыми наблюдателями в 2019 году на выборах президента. Один из них выразил свое опасение по поводу фальсификаций.

«Мы верили в Косанова, и мы с сыновьями наблюдали за выборами. Нам много препятствовали. В основном окружные комиссии делают это», – говорит мужчина старшего возраста.

В ответ Лукпан призывает наблюдать за выборами и объясняет, что наблюдатели могут требовать протоколы и от окружной избирательной комиссии.

«В Казталовке три округа, и через полученные вами протоколы, мы покажем их фиктивный результат. Если будут нарушения, и в итоге победит кандидат „Аманата”, я обязательно выйду на площадь. Если хотим построить „Новый Казахстан“, мы не должны молчать», – заключает он.

Многие сельчане подшучивали, что мы сегодня удачно приехали по такой холодной погоде – при плюсовой температуре все превратилось бы в болото грязи, и машина не смогла бы заехать. Сами жители ходили только в резиновых сапогах.

В этот же день около 20 жителей Казталовки собрались в другой части села, чтобы рассказать нам о проблеме отсутствия асфальта на улицах. В этой части села даже трудно определить, как разделены улицы.

«У нас большая проблема. В 1994 году, после того, как тут затопило, здесь начали строить новые дома. С тех пор прошло 28 лет, но у нас до сих пор нет ни асфальта, ни тротуара. На этих улицах есть 49 домов, отсюда в школу ходят 32 школьника. Школа находится далеко, это создает трудности. Не говоря о тех, кто работают. Машины не могут проехать», – рассказывает жительница Гульнар Ажигалиева.

Ажигалиева преподает историю в школе, и каждый день сталкивается с этой проблемой. Недавно она собрала подписи жителей с просьбой построить им дорогу. Но до этого местные акиматы им отвечали, что в бюджете не осталось денег. По словам жителей, проектно-сметная документация готова. «Это не большая же проблема – только одна главная улица и две маленькие улицы. Если асфальт проложат, многие проблемы решатся. Особенно детей жалко», – говорит она.

Остальные собравшиеся поддерживают ее. «В 2018 году мама умерла, на похороны машина не могла заехать, трактор вызывали. Весной, осенью проблема. Им (местным властям – В.) скажешь – они все забывают, а когда выборы, они сами ездят, обещают что-то. Если пожар будет, даже пожарные не могут заехать», – присоединился к разговору еще один житель.

Несколько мужчин взяли агитационные листки и стали раздавать их собравшимся жителям, один из них наклеил листок на свою машину. Вместе с Ахмедьяровым группой они выехали из Казталовки, чтобы показать дорогу в следующие села Ажибай и Теренколь. На агитацию в них собралось меньше людей, но жители Казталовки продолжили задавать на этих встречах свои вопросы кандидату.

Под вечер мы выезжаем из Теренколя. Спрашиваем, как Ахмедьяров оценивает сегодняшнюю агитацию.

«Когда приезжаешь и видишь вот такое участие, как в Жалпактале и Казталовке, где люди пришли, и им искренне интересно, что за Лукпан Ахмедьяров к ним приехал, и что он сейчас скажет, и они готовы послушать и подискутировать, естественно, меня это энергетически очень сильно подпитывает, придает силы дальше действовать, – делится впечатлениями Лукпан. – Потому что когда ты видишь такое участие людей, у тебя уже нет ни морального, никакого другого права сказать: ребят, я устал, ну его».

За окном автомобиля начинается буран, и мы едем сквозь него, видя лишь несколько метров дороги в свете фар.

Власть не занимается политической рекламой, данный материал, как и другие портреты кандидатов на выборах разных уровней, которые будут опубликованы изданием, не оплачен кандидатом или его штабом. Власть публикует этот материал исключительно в информационных целях.