5297
20 мая 2024

Чтобы стать развитой страной, Казахстан должен искоренить системное насилие против женщин

Только экономического роста и развития инноваций для этого будет недостаточно

Чтобы стать развитой страной, Казахстан должен искоренить системное насилие против женщин

13 мая в уголовном суде Астаны завершился самый громкий судебный процесс в отношении бывшего министра экономики Куандыка Бишимбаева. Он был приговорен к 24 годам лишения свободы за убийство своей супруги Салтанат Нукеновой. Судебный процесс длился несколько недель и привлек широкое внимание: миллионы телезрителей со всего постсоветского пространства и за его пределами следили за прямой трансляцией из зала суда.

Read this article in English.

Этот инцидент вызвал общестрановую дискуссию о домашнем насилии в Казахстане и эффективности правоохранительных органов, которые обязаны защищать женщин.

Несмотря на общественный резонанс, правительство сопротивлялось решительному изменению законодательства, регулирующего вопросы домашнего насилия. Наконец, в середине апреля, во время судебного процесса над Бишимбаевым, правительство постановило, что насилие в семье должно вновь регулироваться Уголовным кодексом. [В 2008 году оно перевело семейное насилие в Гражданский кодекс].

По мере того как страна наблюдала за первыми судебными заседаниями по делу Нукеновой, росла волна общественной поддержки. В интернете проводили флешмобы под хэштегом #заСалтанат, а в Казахстане и за рубежом проходили митинги, которые организовывали казахстанцы, живущие в Европе и США.

Серьезные поправки в закон, принятые 15 апреля, расширили определение домашнего насилия и значительно ужесточили наказание для правонарушителей. Новые законы предусматривают более суровые тюремные сроки за различные преступления — от умышленного нанесения телесных повреждений до пыток, изнасилований и даже доведения жертв до самоубийства.

В делах, касающихся несовершеннолетних, возможность примирения сторон теперь исключена. А за насильственные сексуальные действия, убийства и сексуальные домогательства к лицам моложе 16 лет будет пожизненное заключение.

Одним из самых громких голосов, призывавших к реформе законодательства, была Дина Тансари, основательница общественного фонда #НеМолчи. После смерти Нукеновой она столкнулась с повышенным давлением за свою активность: прокурор выдвинул против нее 6 уголовных обвинений, связанных с предполагаемым делом о мошенничестве и растрате [средств, полученных от граждан в качестве донатов].

Фонд Тансари довольно известна в Казахстане. Он помогает привлечь внимание к случаям изнасилования и насилия, неправильно расследованным полицией. В частых постах, набирающих сотни тысяч лайков и привлекающих миллионы тенге пожертвований, Тансари критикует министерство внутренних дел, в частности, за неадекватное рассмотрение полицией дел о сексуальном насилии. В связи с последним преследованием в ноябре счета Тансари были заморожены, а сама она была объявлена в местный и международный розыск.

Действия правительства в отношении Тансари выглядят несоответствующими требованиям общества и даже стратегическим целям, которые ставит перед собой Казахстан.

Пережив в последние годы несколько волн геополитической и экономической нестабильности, богатый ресурсами Казахстан на протяжении десятилетий стремился стать одной из самых развитых стран мира. Но помимо экономических и институциональных факторов, правительству необходимо уделять пристальное внимание политике и проблемам, которые затрагивают непосредственно женщин.

Фото из Telegram-канала Верховного суда.

Статистика показывает тенденцию роста мужской части населения, особенно прослойки мужчин до 27 лет. Хотя среди людей пожилого возраста женщин больше, чем мужчин, их доля тоже снижается с каждым годом.

За последние пять лет среднегодовой темп роста численности женщин составил 1,2%. Это ниже, чем рост на 1,4%, наблюдавшийся у мужчин. Число молодых женщин в возрасте от 14 до 28 лет сократилось на 0,1%, составив 1,83 млн., а количество молодых мужчин той же возрастной группы увеличилось на 0,1%, достигнув 1,92 млн.

Институт семьи также ослабевает: Казахстан занимает 16-е место в мире по уровню разводов, что, возможно, отражает нечуткое отношение к домашнему насилию. Гендерный дисбаланс характерен не только для Казахстана – другие страны Азии, особенно Китай и Индия, сталкиваются с аналогичными проблемами. Некоторые утверждают, что этот дисбаланс может иметь последствия, связанные с ростом насилия, преступности и даже вооруженных конфликтов.

Наряду с увеличением численности мужского населения Казахстан сталкивается с еще одной потенциальной демографической проблемой, которая может помешать властям достичь своих целей. Несмотря на то что по многим показателям женщины работают наравне с мужчинами или даже лучше их, эти достижения не приводят к ощутимым результатам, в том числе к возможности занять высокие должности. Данные Бюро национальной статистики Казахстана указывают на этот парадокс.

Хотя женщины превосходят мужчин по количеству дипломов о высшем образовании на всех уровнях — составляют большинство в науке и возглавляют программы исследований и разработок — их не хватает на главных руководящих постах. Например, в 2022 году женщины занимали лишь 21% всех руководящих постов в вузах, а мужчины — остальные 79%.

Подобная картина наблюдается и в других сферах, включая высшие посты в правительстве, где в состав кабинета министров входят всего четыре женщины, или мизерное 20% присутствие женщин как в сенате, так и в нижней палате парламента.

Иллюстрация Данияра Мусирова.

Если Казахстан не сможет решить проблему безопасности и создать равные возможности для карьерного роста, он рискует усугубить проблему «утечки мозгов» среди женщин. Это особенно актуально для высокообразованных женщин, которые, несмотря на свою квалификацию и потенциал заработка, сталкиваются с системными барьерами, и потому могут начать искать возможности за рубежом. Ситуация усугубляется неспособностью институтов защитить женщин от насилия, что еще больше осложняет их положение.

В этом контексте новые поправки к закону о домашнем насилии в стране, жаждущей более активных действий от правительства, можно только приветствовать. Однако некоторые сомневаются в эффективности их применения, особенно в отдаленных сельских районах, где по-прежнему сильны патриархальные нормы.

Центры поддержки жертв насилия уже перегружены. Ежедневно они получают больше звонков, чем могут обработать. Министерство внутренних дел также выразило обеспокоенность по поводу практичности новых законов, заявив, что властям будет трудно удержать всех насильников под арестом. По их подсчетам, после принятия поправок около 5 000 человек могут оказаться в следственных изоляторах.

Дело Нукеновой придало новый импульс дискуссии о кризисе домашнего насилия и прав женщин в Казахстане. Хотя новые поправки в законодательство — это шаг в правильном направлении, для достижения истинного прогресса потребуются фундаментальные изменения в общественном мнении и приверженность правосудию, выходящая за рамки буквы закона.

Пока суд над Бишимбаевым завершался, всплыл еще один случай домашнего насилия, связанный с высокопоставленным чиновником. Карина Мамаш, супруга советника посла Казахстана в Объединенных Арабских Эмиратах, обвинила своего мужа в том, что он применял к ней насилие на протяжении почти 10 лет. Но пока неясно, удастся ли правительству продолжить прогресс, продемонстрированный в деле Бишимбаева.

Раушан Жандаева — докторантка Университета Джорджа Вашингтона, изучает евразийскую политику, уделяя особое внимание Центральной Азии. Алия Аскар — независимая исследовательница из Казахстана.