3007
5 октября 2018
Текст Светлана Ромашкина/ фотографии Дэнис Кин, сайт monumentalalmaty.com

Живые и мертвые. Уничтожена еще одна мозаика

Это будет продолжаться до тех пор, пока государство не заинтересуется защитой монументального искусства

Живые и мертвые. Уничтожена еще одна мозаика

Вчера, в четверг, Дэнис Кин, исследователь монументального искусства в Алматы и Казахстане, обратился в Facebook за помощью. Под Алматы, в Карасайском районе, в Теректы (старое название КазМИС), находится заброшенный магазин, фасад которого украшало несколько мозаик, сделанных в 1981 году. Их автор — Борис Иванович Чувылко. Самое большое панно было на днях демонтировано. Когда Дэнис обратился к собственникам здания, они сказали, что оставшуюся мозаику он может забрать. Или она будет уничтожена. Дэнис обратился через Facebook к алматинцам: нужна была квалифицированная бригада, которая смогла бы снять панно, необходимо место для хранения. Быстро нашлись и люди, и деньги. В Теректы приехал скульптор Казарян, специалисты обсуждали как лучше демонтировать мозаику. Вечером хозяин здания сказал, что это панно нужно теперь ему самому.

К сожалению, очень часто для того, чтобы осознать ценность чего-то, надо это что-то уничтожить.

Эта мозаика была демонтирована

По всему Казахстану щедрой рукой было рассыпано множество осколков ушедшей эпохи: мозаик, сграффито, фресок, статуй, и только от их владельцев зависит, останутся они или будут разрушены кувалдой. Новый хозяин магазина «Казахстан» приказал сбить мозаику «Девушка с сувениром». Она не уцелела бы, если бы в момент, когда рабочие начали крушить ее, не проезжал бы мимо сын одного из авторов панно – Алпамыс Кенбаев. Керамическое панно в переходе на Достык-Хаджимукана было бы сбито районным акиматом, если бы Дэнис Кин не убедил районного главу в том, что её нужно сохранить. Не сделай он это, стены перехода украшали бы рисунки студентов. В них – в рисунках, а не в студентах, человек, впервые столкнувшийся с изобразительным искусством, может найти определенное очарование, но это все несопоставимо с теми образами, которые создавали казахстанские монументалисты в канувшую эпоху.

Проблема в том, что ни акиматы, ни государство, ни люди еще не осознали важность этого искусства. Осознание это происходит слишком медленно, а уничтожение — слишком быстро. Мы постепенно поняли, что сграффито Сидоркина предпочтительнее, чем гипоскартон и алюкобонд, но это еще не точно.

Ни у одного акимата нет актуального списка наследия, в тех же что есть, нет ни мозаики, ни сграффито, ни витражей. Этого искусства официально словно не существует. Каждый раз мы узнаем из соцсетей о том, что там что-то нашли, а там – уничтожили. Единственный человек, который сейчас систематизирует эти работы — американец Дэнис Кин, который создал сайт, где собрал еще живые и утерянные работы. Он борется, но и у него однажды могут опуститься руки.

Когда Алпамыс Кенбаев отреставрировал мозаику «Девушка с сувениром», аким алматы Бауыржан Байбек торжественно открывал ее на горе Кок-Тобе. Это было очень важно. Но еще важнее, чтобы власти обратили внимание на другие артефакты и помогли им выжить, и чтобы это было не на разовой основе, когда мы спасаем монументальное искусство частью Фейсбука, а на нормальном законодательном уровне. Чтобы владелец здания понимал, чем он владеет и чтобы городские/районные/сельские власти были готовы помочь ему сохранить это, даже если стена, на которой установлена мозаика, будет разрушена. Конечно, есть много других, более важных проблем, но однажды мы можем проснуться и понять, что старое искусство мы уничтожили, а новое так и не создали.

Рекомендовано для вас