10463
13 августа 2019

Уральский неоклассицизм: от ампира «сталинского» до «назарбаевского»

Как Уральск превращают в маленькую столицу

Уральский неоклассицизм: от ампира «сталинского» до «назарбаевского»

Рустам Вафеев, краевед, Уральск

Генеральные планы, значимые градостроительные и архитектурные проекты разрабатываются и реализуются исключительно чиновниками, без реальных архитектурных конкурсов и общественных обсуждений. При такой системе традиционное разделение на заказчика (городское сообщество, горожане) и исполнителя (местная исполнительная власть) полностью трансформируется в двуглавого заказчика-исполнителя, представляемого местной исполнительной властью. Проекты создаются сервильными проектными организациями в соответствии с предпочтениями и пожеланиями всесильных чиновников на местах. Общественного контроля не существует. Да и само общество, усыпленное тотальной опекой со стороны властей, уже не способно критически оценивать архитектурные и градостроительные эксперименты.

Во все времена архитектура была беспристрастным и правдивым отражением эпох. Нынешние времена – не исключение, и тем интереснее всмотреться в это отражение. В качестве примера обратимся к опыту Уральска, областного центра Западно-Казахстанской области. С одной стороны, этот город имеет богатую архитектурно-градостроительную историю, с другой, в последнее десятилетие претерпел значительные архитектурные и градостроительные преобразования. Сразу отметим, несмотря на архитектурное наследие, современные проекты не имеют никаких связей с местными историческими архитектурно-градостроительными традициями, преемственности нет. Вместе с тем, можно увидеть любопытные параллели с архитектурой определенных исторических периодов, прежде всего с так называемым сталинским неоклассицизмом, процветавшим в СССР в 30-х годах прошлого столетия. Любопытно, что сходство наблюдается не только в стилистике, но и в методах реализации проектов.

Первым значительным архитектурным и градостроительным экспериментом советской архитектуры в Уральске стал комплекс вновь организованного в крае педагогического института им. Покровского (позже им. Пушкина). Его строительство началось в 1936 г. Для его реализации власти легко пожертвовали исторической застройкой конца XVIII-начала XIX столетия. Под бульдозер были пущены частные и общественные здания, храм XVIII века и крупнейшее общественно-рекреационное пространство дореволюционного Уральска – Столыпинский бульвар. На месте этой «малоценной» с точки зрения властей застройки возник институтский городок, центром которого явилось монументальное здание главного учебного корпуса. Оно и стало крупнейшим памятником «сталинского ампира» в Уральске. Главный корпус, анонсированный местными властями как «самое большое и красивое здание» нового Уральска был спроектирован московскими проектировщиками под руководством архитектора Рогальского.

Монументальный, строго симметричный фасад п-образного главного корпуса украсил торжественный портал центрального входа, стилистически скопированный с палаццо Дель Капитанио, построенного известным итальянским зодчим эпохи Ренессанса Андреа Палладио в городке Виченца.

Пафосный «ампирный» язык лучше всего соответствовал философии тоталитарного государства, при этом обращение к высоким образцам античности и Возрождения трактовалось как использование лучших мировых достижений в архитектуре для построения «самого передового» общественного строя в истории человечества. Классицизм оказался востребован, по всей стране клонировались дворцы для народа, украшенные штукатурно-гипсовыми колоннадами и аркадами.

Совершенные по формам палладианские мотивы, безусловно, украсили главный корпус института, но не улучшили качество проекта. При строительстве нового комплекса были проигнорированы важнейшие градостроительные принципы архитектуры Ренессанса - стремление к ансамблю и чувство исторического контекста. Если бы институтский городок был построен на берегу Урала или в пригородных пустошах, в кольце вновь разбитых парков и бульваров, он безусловно стал бы значимым архитектурным ансамблем Уральска. Но масштабный проект был буквально втиснут в малоэтажный хрупкий исторический центр города, безвозвратно уничтожив его часть. Созидание одновременно сопровождалось вандализмом. Так определись основные подходы новых властей к градостроительству, не изменившиеся и по сей день.

Волюнтаризм, случайность, отрицание ценности исторической среды стали отличительными качествами местной строительной практики.

Мироощущение эпохи первых пятилеток воспринимало прошлое как темное, отсталое и угрюмое, которое неизбежно должно было уступить новому, светлому и оптимистичному. Стихи местного поэта Я.Роди, напечатанные в краевой газете «Прикаспийская правда», наглядно отражают пафос социалистических преобразований в Уральске:

… Где ютился в частоколах

Старенький Яик,

Поднимается веселый

Город – большевик…

Другим, крупным по местным рамкам памятником сталинской архитектуры явилось здание областного драматического театра, построенного по проекту филиала Казахского проектного бюро в 1940 г. Новый театр, подобно корпусам института, также вырос на руинах исторического Уральска. При его строительстве был уничтожен Пушкинский народный дом, построенный уральцами на общественные средства к 100-летию со дня рождения великого поэта в 1899 году. С целью убыстрения и экономии, конструкции народного дома были использованы в новой постройке. Этот фактор определил случайность размещения театра. Если его исторический предшественник, ранее снесенный Макаровский театр выходил главным фасадом на Туркестанскую площадь, новый театр повернулся к ней невзрачным боковым фасадом. При этом главный фасад обратился на второстепенную улицу. Градостроительная ошибка была отчасти исправлена лишь двумя десятилетиями спустя, когда боковой фасад театра закрыла пластина нового здания горсовета, оформившего восточный фасад главной площади Уральска. Несмотря на монументальные, тяжеловесные формы, архитектура театра по своему качеству все же не дотягивала до главного корпуса института, молодые республиканские проектировщики сильно отставали по мастерству компиляций от столичных. Профессиональных строителей тоже не хватало, на стройке широко использовался труд малоквалифицированных рабочих-копателей, специально снятых со строительства Урало-Кушумского канала. Но недостатки новых построек не замечались, напротив, местные газеты бодро рапортовали о новых победах в громких передовицах типа: «От старого Яика до социалистического Уральска».

В начале октября 1940 года краевая газета «Прикаспийская правда» рапортовала: «Строительство городского театра подходит к концу. Выросло одно из лучших зданий города, светло-желтого цвета, с красивыми белыми колоннами и лепными капителями на главном фасаде, обращенном к Красноармейской улице. Застеклены рамы, настелены полы. Внутри здания идет отделка лестниц, штукатурка и побелка стен, окраска панелей, устройство механической сцены. Установлено центральное отопление, устраиваются водопровод и пожарные краны».

Формально новый театр стал последним крупным памятником сталинской эпохи в Уральске. Но в реальности язык классицизма продолжал использоваться в различных постройках Уральска вплоть и даже после известного постановления «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Последним реликтом угасающего «великого стиля» стало здание городского совета, того самого, которым позже прикрыли боковой фасад театра. В его строгих и упрощенных формах запечатлелся переход от неоклассицизма к функционализму.

Здание городского совета народных депутатов, конец 1950-х годов.

В скупо декорированном, даже несколько брутальном фасаде легко угадывается ордерная основа: ясная симметрия, четкий ритм пилястр, упрощенный, но вполне узнаваемый классический карниз. Этот переходный от сталинского неоклассицизма к модернизму стиль, получил неформальное название «стриженный», то есть упрощенный классицизм.

Стоит отметить, что в Уральске здание горсовета, в отличие от предшествующих примеров, удачно село в контекст и завершило формирование застройки главной площади города. В таком виде, практически без изменений, оно благополучно простояло до настоящих времен, дожив до нового поворота к классике. И вряд ли кто мог представить, что метаморфозы начнутся именно с этой, знаковой постройки.

После распада СССР и обретения Казахстаном независимости, экономическое и политическое укрепление нового режима неизбежно сопровождалось ростом национального самосознания при одновременном активном поиске национальной идентичности. Скупой язык советского модернизма, как и конструктивизма в раннесталинский период, уже не удовлетворял вкусовые потребности новых элит. При скудости собственных архитектурных традиций, поиск предсказуемо привел к классицизму, правда в весьма экзотических формах. Архитектурные эксперименты в областном Уральске наглядно иллюстрируют этот переход. Неоклассический поворот здесь начался показательно. В 2014 году местные чиновники неожиданно решили изменить вполне благополучный и качественный фасад бывшего здания горсовета, в котором к этому времени разместился городской акимат. Ничего не подозревавшие горожане, увидев варварский погром фасада, заволновались.

Лишь после настойчивых запросов от властей был получен расплывчатый комментарий. Оказывается, чиновники просто решили, что так будет «красивее и современнее». Наследуя у своих предшественников пренебрежение к прошлому, они не увидели в этом здании архитектурной ценности. Обращение же к городской общественности, к профессионалам при принятии столь важных решений никогда не было в практике местных властей.

В ходе кровавой косметической операции был варварски выломан гранитный цоколь и сбит классический карниз. На ободранное здание надели бетонный фальш-фасад в стиле, который условно можно назвать «национальным неоклассицизмом» или, учитывая выраженное стремление к помпезности и монументальности «национальным ампиром». Получилась гремучая эклектичная смесь классицистических деталей со среднеазиатскими.

Здание стало похоже на дворец персидских сатрапов что, по-видимому, и соответствовало пожеланиям заказчика. Примечательно, что фальш-фасад словно тришкин кафтан прикрыл только главный и боковые фасады, при этом тыльная часть акимата, обращенная к театру, осталась в прежнем виде.

2014 стал годом великого перелома. Во время очередного посещения Уральска Елбасы чиновники представили на «высочайшую апробацию» новый генплан города и сквер с громким названием «Набережная реки Урал». Получив одобрение, они приступили к реализации самого грандиозного градостроительного проекта в истории города – Новой городской площади. Поражают масштабы этого замысла, далеко выходящие за областные рамки. Размеры площади составили 7.2 гектаров! Для справки: Дворцовая площадь в Санкт-Петербурге составляет 5.4 Га, Красная площадь в Москве -2,3 Га.

Заказчики ансамбля явно вдохновлялись проектами гигантских площадей сталинской поры, создававшихся для грандиозных парадов и пышных церемоний, но не для людей.

Настоящий классический форум, конечно же, немыслим без набора помпезных дворцов, храмов, скульптур и монументов. И они есть. Пафосный тон площади задают пропилеи, не уступающие вратам московского сталинского ВДНХ. За пропилеями простирается бесконечная эспланада редко оживленная жидкими клумбами и нехитрыми водными затеями. Где-то в туманной дали она замыкается фонтаном в виде буддистской мандалы в обрамлении хоровода псевдо классических ротонд. По периметру форума словно на параде выстроились разнообразные «дворцы»: Дворец Ассамблеи народов Казахстана, Дворец бракосочетаний, Дворец правосудия. Все с непременным набором колонн, капителей, балясин, карнизов, золотых и голубых куполов.

Но все эти здания лишь скромная прелюдия к самому величественному, еще не бывалому в Уральске дворцу. В 2018 году городские власти представили горожанам свой новый проект строительства многофункционального здания культуры или Дворца Культуры.

Презентуя новый проект, аким ЗКО Алтай Кульгинов сообщал: «Сначала мы думали провести реконструкцию старого ДК «Зенит», однако в конечном итоге приняли другое решение — построить новый очаг культуры на новой площади».

На официально опубликованных перспективных изображениях мы видим нечто похожее то ли на грандиозный древнеримский храм эпохи империи, то ли на дворец эпохи третьего рейха. Могучие каннелированные колонны частоколом опоясывают весь периметр здания. Огромные витражи почти на всю высоту здания заполняют межколонные пространства. Справа и слева от портика в клумбах гордо восседают беломраморные львы. Кажется, что в этом проекте ампирные фантазии уральских чиновников достигли своего апогея.

Под стать величественному экстерьеру предполагаются и дворцовые интерьеры. В эскизах мы видим огромные беломраморные колонны коринфского ордера с золотыми капителями, наборные зеркальные полы, ампирные люстры и мебель.

В июле 2019 года строительство Дворца культуры началось. Осталось лишь запастись терпением и наблюдать, как на наших глазах будет сооружаться новый памятник эпохи.

Проект новой площади последовательно реализуется согласно утвержденной чиновниками архитектурной концепции. В мае 2018 года уральские власти презентовали свое творение Елбасы, после чего площади тут же было присвоено имя Первого президента Казахстана.

Фотография со страницы Жаркына Тусупбекулы в Facebook

Сейчас для полного завершения форума не хватает лишь величественной триумфальной арки. Она присутствовала в концепции, завершая северную часть эспланады. Возможно, в ближайшем будущем чиновники покажут проект этого монумента горожанам. Пока же можно удовлетвориться эскизами другой арки, установить которую власти мечтают на юго-западном въезде в город.

Западное направление сакрально для Уральска, величаемого «Западными воротами» страны. Ранее в этой части города был проведен масштабный ономастический «ребрендинг». В результате крупнейшая магистраль района – Волгоградское шоссе была возведена в ханский статус, получив имя Жангир-хана. Сейчас на этом шоссе идет спешное возведение величественного монумента батырам Исатаю Тайманову и Махамбету Утемисову, по иронии судьбы сложивших головы в борьбе с Жангиром. Масштаб монумента также вышел ампирным, соразмерный не людям, но многокилометровой перспективе широкополосного шоссе. Возможно, этому есть иррациональное объяснение: выстраиваемая в воображении чиновников многокилометровая сакральная ось от арки до монумента рассчитана на взор богов с небес.

Поворот к неоклассицизму в новейшей архитектуре провинциального Уральска является любопытным социокультурным феноменом, достойным многостороннего и глубокого изучения. Вместе с тем, употреблять термины «неоклассицизм», «ампир» в нашем случае можно лишь условно. К реальному классицизму рассмотренные примеры, конечно, не имеют никакого отношения. Они не продолжают и не развивают классическое архитектурное наследие, не стремятся следовать его высоким канонам. В подавляющем случае это грубые, лишенные вкуса примитивные подделки, без всякого внутреннего содержания. Проще говоря, это китч, пародия на большой стиль, тщеславная псевдоархитектура, родственная разве что картонным декорациям Диснейленда. Причем, эти объекты не только низкого архитектурного, но и строительного качества. Наскоро и кое-как слепленные из дешевых материалов постройки уже разваливаются, требуя постоянного ремонта. Вместе с тем, эта архитектура абсолютно правдива и искренна. В нее, как в расшитые золотом свадебные халаты, пытается рядиться новая каста чиновников, которым посчастливилось внезапно шагнуть «во-дворянство». Это они главные заказчики и проектировщики форумов и дворцов, сакральных осей и монументов, словно миражи встающих в степи. Это наивная попытка материализовать за общественные средства грезы о собственном величии, выстроить на земле свой «парадиз» и «небесный град». Как обычно, в таких случаях, за фальшивыми и помпезными фасадами скрывается иная реальность, неказистая, полная хронических, не решаемых проблем.

***

Так получилось, что масштабный «неоклассический» разворот в Уральске случился при Алтае Кульгинове, занимавшем в 2013 -2016 годах пост акима Уральска, а с 2016 по июнь текущего года акима ЗКО. Как мы убедились на представленных выше примерах, попытка за эти годы превратить провинциальный Уральск в маленькую Астану почти увенчалась успехом. Безусловно, одаренному чиновнику, одержимому подобно Жоржу Осману масштабными градостроительными идеями, было тесновато в провинциальном городке. Ныне Алтай Сейдирович занимает пост акима столицы Казахстана.

Рекомендовано для вас