5511
10 октября 2019
Юна Коростелева

«Мы снова возвращаемся к тому, что у кого-то есть особые права»

Политолог Адиль Нурмаков о действиях нового руководства города Алматы

«Мы снова возвращаемся к тому, что у кого-то есть особые права»

В последние несколько недель алматинцы начали замечать, что на тротуарах, пешеходных зонах и велодорожках находятся припаркованные автомобили. Своими наблюдениями они делятся в группе «Алматы — город для пешеходов» в Facebook. Мы попытались выяснить позицию акимата по поводу того, почему городские власти стали относиться лояльно к парковке на тротуарах .

20 сентября больше десятка автомобилей были припаркованы на площадке перед ГАТОБ им. Абая, где парковка запрещена: были просто убраны болларды. Теперь вместо них прямо перед театром устанавливают шлагбаумы, с которыми прежде боролись по причине того, что они портят внешний облик города. 7 октября несколько автомобилей стояли на тротуаре с северной стороны торгового центра «Пассаж». 20 и 23 сентября мы направили в акимат города запросы о том, изменилась ли политика нового акима Алматы относительно парковки на тротуарах. Бахытжан Сагинтаев неоднократно говорил о всемерной поддержке МСБ, возможно, что с этим может быть связано изменение городской политики в отношении нарушения прав пешеходов. Однако ответ мы так и не получили. Поэтому Vласть поговорила с политологом Адилем Нурмаковым о тактике нового акима Бакытжана Сагинтаева и игнорировании нарушений обновленной командой акимата Алматы.

Адиль Нурмаков, политолог, соучредитель Urban Forum Kazakhstan:

— Как мне видится, и это ложится на характер деятельности нового акима после назначения, Сагинтаев придерживается популистской тактики для завоевания популярности среди той части населения, которая, может быть, и не преобладает, но довольно значима. Эта группа людей владеет автомобилями, полагается на автомобиль в своей повседневной жизни, в том числе использует его для работы и непосредственно для перемещений по городу. Они, скорее всего, чуть более обеспечены, условно эта группа относится к среднему классу, с понятными исключениями. Новый аким, видимо, предполагает, что политику правильнее ориентироваться на средний класс, который неоднократно за последнее время высказывал свое недовольство нововведениями, ограничивающими чрезмерные права автомобилей на городское пространство, которое для всех является общим. Логика нового акима состоит в том, чтобы завоевать симпатии тех людей, которые, во-первых, якобы более влиятельны в структуре общественного мнения, а во-вторых, чьи симпатии завоевать очень легко. Есть четкая линия, по которой проходит фрустрация этих людей: владение автомобилем и сложности с перемещением, парковкой и прочим — это признаки, которые определяют их практически как социальную группу. Очень легко завоевать симпатии просто делая то, что им понравится. Это типичная популистская стратегия, которая ставит в приоритет завоевание симпатий, а не какие-либо разумные задачи вроде устойчивого развития городской среды, более устойчивой транспортной системы, баланса интересов и прочего. Было послано несколько сигналов о том, что необходим баланс интересов.

Почему-то баланс интересов сегодня заключается в том, чтобы вернуться к той ситуации, когда баланса не было, когда автомобили имели приоритеты.

Сейчас автомобили вновь возвращают себе удачные позиции в городском пространстве. Что происходит с парковкой, для меня загадка, потому что парковка на пешеходных переходах, на тротуарах, на пешеходных зонах всегда была запрещена, еще задолго до инфраструктурных преобразований, которые проводил предыдущий аким Бауыржан Байбек.

Для того, чтобы этот запрет соблюдался, достаточно поставить физические ограничения, чтобы не ходить и не штрафовать постоянно. Такая работа в последние несколько лет проводилась, и это позволяло на законных основаниях преодолевать псевдо-дискурс, который навязывается сейчас бизнесом, о том, что у них якобы есть право на то, чтобы возле них парковались, будь то кафе, магазин или торговый центр. На самом деле нет никакого права нарушать правила дорожного движения и до недавнего времени с этим боролись. Мне трудно понять, почему сейчас дорожная полиция закрывает глаза на столь повальные нарушения. Я не знаю, почему это вдруг стало допустимо и почему появилась такая толерантность. Я не вижу никаких причин для этого с точки зрения процедур, ведь это по-прежнему незаконно.

Мы постепенно возвращаемся к тому, что когда первый руководитель посылает определенный сигнал обществу, даже если еще не принято никаких политических решений, этот сигнал воспринимается так, будто ситуация уже поменялась. Как будто то, что было запрещено, стало разрешено. Вот этот разворот в ценностях и приоритетах города очень опасный, потому что происходит откат. Мы снова возвращаемся к тому, что у кого-то есть особые права, — отбирать части городского пространства для удовлетворения собственных интересов, этот дискурс все навязывается и навязывается. Это может завести очень далеко. Чрезмерный популизм не поможет: невозможно нравиться всем, нужно иметь принципиальную позицию, которая будет отвечать не личным интересам и рейтингу политика, а интересам устойчивого развития города и дорожной безопасности, безопасности граждан. Эти популистские заявления слишком быстро оформляются в политические решения, как мы видели с увеличением скоростного режима на аль-Фараби, когда во внимание не приняли ни экспертное мнение, ни мнение ведомства, которое отвечало за безопасность, ни данные из официальной статистики. Опасно также и то, что решения могут быть еще не оформлены, процедуры не изменены, но люди уже начинают нарушать установленные правила и ограничения, а должной реакции со стороны властей и правоохранительных органов на эти нарушения нет, что приводит к отсутствию порядка.

Рекомендовано для вас