5095
9 августа 2022
Ольга Логинова, заглавная иллюстрация из эскизного проекта ТОО «West Project Astana»

Что происходит со сквером у Дворца Школьников?

Почему городские активисты просят отменить реконструкцию

Что происходит со сквером у Дворца Школьников?

В июне этого года алматинские активисты обратились к президенту и акиму города с просьбой отменить реконструкцию сквера возле Дворца Школьников. Они потребовали сохранить его ландшафт и не строить новых объектов. Городские власти пытались провести реконструкцию в этом сквере с 2017 года. Под давлением общественности проект отменяли и корректировали, но в июле этого года, несмотря на протесты активистов, начались строительные работы. В акимате настаивают, что реконструкция сквера сохранит его первоначальный облик, однако городские активисты и архитекторы с этим не согласны.

Как принимались и отменялись проекты реконструкции

Алматинский Дворец Школьников был построен в 1983 году, над ним работала группа архитекторов и инженеров под руководством Владимира Кима. Он входит в список памятников истории и культуры города Алматы, а вся территория сквера входит в охранную зону. Больших реконструкций с момента постройки в сквере не проводилось, но периодически менялись скамейки и фонари, а также асфальтовое покрытие. В 2017 году в сквере, как и по всему городу, установили скамейки и урны с национальным орнаментом. Сегодня они свалены в груду в восточной части сквера.

фото автора

В начале 2017 года центр урбанистики провел городскую мастерскую, где было разработано 22 эскизных проекта реконструкций городских парков. Среди них был и сквер у Дворца Школьников.

Примерно в это же время был завершен текущий ремонт сквера. На него было потрачено чуть более 3 млн тенге. В основном в него входила реставрация поверхностей, укладка плит, а также асфальтобетонное покрытие дорожек и тротуаров.

Через восемь месяцев управление природных ресурсов заключило договор на разработку проектно-сметной документации на реконструкцию этого сквера с ТОО «West Project Astana», исполнительным директором которой является Роман Шнайдерман. Проект включал космический парк с малыми архитектурными формами в виде планет, игровые площадки, роллердром, площадку с напольными шахматами, два мини-амфитеатра, сухой фонтан и железобетонный подземный резервуар с насосной станцией, детские спортивные площадки, станции велопроката и открытую автостоянку.

В начале марта 2018 года управление экологии и окружающей среды опубликовало объявление о госзакупках на благоустройство сквера по этому проекту. Плановая стоимость работ составила более 1 млрд тенге. Проект и его дороговизна вызвали возмущение у горожан, и через месяц после объявления тендера аким Бауыржан Байбек поручил оптимизировать его.

«Что касается сквера у Дворца Школьников, то здесь принято решение не трогать зелёные насаждения, а в рамках модернизации лишь обновить поливочную систему, отремонтировать опоры уличного освещения и провести другие необходимые работы. Отметим, ранее власти презентовали проекты реконструкции парка и сквера. Однако эскизы вызвали негодование у алматинской общественности, в частности, из-за планов по массовой вырубке и топированию деревьев, в связи с чем горожане организовали собрания в их защиту», – сообщало издание Krisha.kz. В апреле управление экологии и окружающей среды отказалось от закупки.

Вновь о реконструкции сквера у Дворца Школьников заговорили в 2021 году. Тогда глава управления зеленой экономики Наталья Ливинская презентовала проект, уже откорректированный тем же ТОО «West Project Astana» за 16,5 млн тенге.

19 апреля прошлого года ТОО «West Project Astana» провело общественные слушания по оценке воздействия реконструкции сквера на окружающую среду. На них присутствовало всего 10 человек, включая одного представителя акимата, двух представителей проектировщика и одного журналиста. Тем не менее, слушания были одобрены.

8 сентября прошлого года управление экологии и окружающей среды заключило договор на реконструкцию сквера с ТОО «EC ENERGY Qazaqstan» – фирмой, учредители которой известны по строительству электроподстанции в урочище Кок-Жайляу. Сумма работ по договору составила 773 067 482 тенге.

Что входит в проект реконструкции?

В нынешнем проекте предлагается заменить покрытия – поменять асфальт на крупную тротуарную плитку, поменять фонари и установить дополнительное освещение, установить капельную систему полива, оборудовать детские площадки, поставить дополнительные скамейки, урны и столики для игр, а также дополнительно посадить 147 деревьев и 1757 кустарников. Розарии заменят цветники с другими растениями. На основной аллее планируется поместить сухой фонтан овальной формы, а рядом с ним – двойную скамейку. В проекте остается искусственный холм с горкой для катания и напольные шахматы. В сквере также планируется проложить несколько дополнительных дорожек.

В проекте также упоминалась мини-сцена, однако автор проекта — ландшафтный архитектор Роман Шнайдерман, известный по реконструкции пешеходных улиц Панфилова и Жибек Жолы при встрече с жителями опроверг это.

В июле в парке начались работы. Городские экоактивисты сразу же обратили внимание на то, что при демонтаже были повреждены гранитные бордюры. Подрядчики на встречах с активистами до сих пор заявляют, что в проекте предусмотрены бордюры из пескоблоков, тем не менее, акимат сообщает, что подрядчики были оштрафованы за повреждение, а гранитные бордюры убрали временно, и их установят обратно.

фото автора

Чем недовольны городские активисты

Активисты «Экологического Общества Алматы» обратились к президенту Касым-Жомарту Токаеву и акиму Алматы Ерболату Досаеву с просьбой отменить реконструкцию и ограничиться текущим ремонтом. Они требуют всецело сохранить существующий исторический ландшафт и запретить строительство новых объектов в сквере. Они подчеркивают, что вся территория сквера входит в охранную зону объектов историко-культурного наследия, и считают, что любые изменения в сквере со стороны подрядчика и акимата будут незаконными.

Акимат города подтверждает, что территория сквера входит в зону охраняемого природного ландшафта объектов историко-культурного наследия города Алматы. Согласно закону об охране объектов историко-культурного значения, перемещение и изменение памятников истории и культуры запрещаются. Тем не менее, в акимате сообщили, что «проект получил положительное заключение комплексной вневедомственной экспертизы и рекомендован к реализации с утвержденными технико-экономическими показателями». Министерство культуры в ответ на запрос Власти ответило, что согласование проекта не входит в компетенцию ведомства, так как Дворец – памятник культуры городского значения, а не республиканского.

Еще один аргумент активистов – сравнительно недавнее обновление скамеек, урн и фонарей в парке, а также то, что рядом с Дворцом Школьников со стороны реки Малая Алматинка уже есть детская площадка.

На презентации эскизов реконструкции Роман Шнайдерман заявил, что фонари в парке были установлены еще в 80-х годах, однако по фотографиям разных лет можно удостовериться, что это не так. Нынешние фонарные столбы были установлены в 2013 году, а плафоны на них заменили в 2019. В проекте предлагается установить 4-метровые фонари, схожие по дизайну с теми, что установлены на пешеходной улице Панфилова.

Сухой овальный фонтан внутри центральной аллеи Шнайдерман обосновал тем, что «алматинцы любят фонтаны», а их в районе не так много. Рядом с ним, по замыслу архитектора, должна быть двойная круговая скамейка для родителей, смотрящих за детьми, играющими в фонтане.

Акимат и автор проекта реконструкции настаивают, что реконструкция сквера сохранит его исторический облик, однако с этим не согласны не только активисты, но и один из авторов первоначального проекта, архитектор Толеген Абильда. В разговоре с Властью он рассказал, что при проектировании с ним не советовались. Он вспоминает, что к нему обращались только при реконструкции самого здания.

«Я говорил, вы особо не увлекайтесь переделками, потому что если будет где-то больше 15% переделки, он потеряет ценность как памятник архитектуры. Всегда хотят что-то внести, не спрашивая. Думают, что это лучше. А это вообще неправильно. Потому что если он (Дворец – В.) вошел в реестр памятников - надо его сохранять. Конечно, должен быть очень деликатный подход», – говорит автор. Архитектор выступает против кардинальных изменений в сквере, а также говорит, что его территория и так небольшая, и ее не стоит перегружать.

«Если они так густо засадят деревьями, они завтра вырастут и закроют фасады дворца. Вот это опасения вызывает. Самое главное – не нарушить его восприятие, когда подходишь. Вот мои замечания. И не нужно, наверное, там столько каскадов, фонтанов», – говорит Абильда.

Дворец Школьников в 80-е годы, архивное фото Юрия Тарасова

Архитектор Жанна Спунер, проводившая соучастное проектирование, которое помогло полностью изменить первоначальный план реконструкции парка Южный, отмечает, что важно обсуждать концепты с горожанами до этапа проектирования:

«Считаю, что никакой проблемы бы не было, если бы такие решения обсуждались с обществом заранее. Вокруг любого объекта есть местное сообщество: жители живущие рядом с объектом, стейкхолдеры, активисты – необходимо проводить с ними обсуждения, в идеале – соучастное проектирование, при этом обязательно подключая экспертов: урбанистов и архитекторов. Такой подход дает возможность обсуждать необходимость самой реконструкции и определить подход к ней».

Эти обсуждения важно проводить вместе с архитектором, который сможет рассказать, какой есть возможный спектр решений, подчеркивает Спунер.

В случае же с реконструкцией парка Дворца Школьников, многие решения в проекте специалист считает непродуманными:

«Почему появилась детская площадка на открытом солнце прямо у дороги? Там, где пыль, выхлопные газы, микрочастицы резины и другие вредные вещества. Всем этим коктейлем предлагается дышать детям? Хотя по стандарту от дороги до детской площадки должно быть как минимум 300 метров».

Эксперт также отмечает, что новый проект не должен нарушать первоначальную задумку авторов.

«Нельзя так грубо внедряться в чужой проект – это некорректно по отношению к авторам. Менять рисунок и композицию самого плана неэтично со стороны дизайнера. Почему он считает, что его дизайн лучше отлично продуманной композиции старого плана?», – говорит Спунер, добавляя, что даже фонтан можно было бы спроектировать, не нарушая первоначальной прямоугольной формы клумб, и не добавляя выбивающихся из композиции элементов.

Архитектор также констатирует, что в нынешней системе госзаказов на реконструкцию решения принимаются непрозрачно:

«Идеально проводить открытые конкурсы на реконструкции или реставрации. Ведь, если такого конкурса нет, мы не знаем, кто и как принимает решения. Считаю нынешнюю реконструкцию парка Дворца Школьников довольно спорным решением. Для меня, как архитектора, важно сохранение первоначальной задумки авторов. Надеюсь в ближайшем будущем предварительные обсуждение с людьми и специалистами станет обычным делом. Если здание и его территория уже признаны историческим памятником, и там реализовано довольно грамотное решение, почему проводится такая непродуманная реконструкция?»