11907
18 апреля 2023
Бейімбет Молдағали, Власть, Астана, фотографии автора

«Мы уже боремся не за сохранение озер, а за их восстановление»

Катание на коньках, бердвотчинг, мемы – как горожане продолжают бороться за систему озер Талдыколь

«Мы уже боремся не за сохранение озер, а за их восстановление»

Инициативная группа Sos Taldykol появилась летом 2020 года во время начала активной засыпки озер в Астане. С тех пор уже потеряно 70%территории озер —там развернули активное строительство жилищных комплексов. При этом нет окончательного решения суда по вопросу сохранения группы озер Малый Талдыколь, так в начале 2023 года Коалиция корпоративных юристов Aqiqat подала кассационную жалобу в Верховный суд. Борьба за озера объединила жителей города и многие из них стали приходить на встречи, организованные группой Sos Taldykol. Журналист Власти Бейімбет Молдағали побывал на нескольких из них.

Зима на Талдыколе

Последняя суббота января в Астане выдалась солнечная, но холодная и ветряная. В этот день инициативная группа организовала встречу на участке возле ЖК Aq-Didar, чтобы подготовить его для катаний на коньках. Отсюда открывается вид на многочисленные стройки, которыми охвачен этот район города.

К нашему удивлению, на озере уже были люди – пока мужчина расчищал участок лопатой, его сын изучал местность, состоящую преимущественно из снега и камышей.

Члены Sos Taldykol знакомятся с отцом и сыном и присоединяются в расчистке озера. Сам мужчина не знал о сегодняшней инициативе группы, но был на её встречах летом 2022 года. Он отказывается давать комментарий под своим именем: «Я работаю на госслужбе, поэтому у меня могут быть проблемы». Несмотря на ветер, который ощущается сильнее из-за отсутствия зданий рядом, атмосфера живая и веселая, благодаря музыке из колонки, которую подключил мужчина.

Рядом ведутся строительные работы и слышен шум техники – здесь готовятся к установке канализационных труб. Рабочие раскидывают раскопанный грунт прямо на камыши. Члены группы передают друг другу лопату, делают перерывы и обсуждают состояние озер, недовольно подглядывая в сторону рабочих и новостроек, заполнивших микрорайон «Жагалау». Где-то строительные компании уже начали работу и выкачивают воду, а некоторые участки только начинают осваивать.

К нам подбегает толпа ребятишек с футбольным мячом. Они начинают кататься по льду, то стоя, то сидя на коленях, изображая из себя футболистов, празднующих победный гол. Позже дети и вовсе решаются сыграть в футбол на льду, создав из сугробов ворота. К ним присоединяются и взрослые.

Отец с сыном, закончив расчистку, достают коньки, шайбу и клюшку.

«Я начал сюда ходить, когда переехал в местный ЖК. Бывает, что зимой часто зову сына, чтобы не засиживался дома. Летом тоже сюда приходим. В прошлом году ловили рыбу, — вот таких карасей, за птицами наблюдали. Прекрасно тут летом. Хотелось бы спасти это место, но жадность губит людей. Во всем мире такие места пытаются сохранить, создать пространство взаимодействия людей и природы, а у нас всё наоборот. Мы не учимся на ошибках развитых стран, мы повторяем их», — говорит мужчина.

Недолго покататься на коньках получается у одного из мальчишек, который сбегал домой за коньками и у активистки Sos Taldykol Майи Сагым.

«Нам нравится проводить время у озер и мы собрались здесь, чтобы вместе расчищать каток, чтобы как можно больше людей узнало о том, как можно соседствовать с озерами и вместе с этим классно проводить время и зимой, и летом. То есть, насколько это лучше, чем постройка очередных жилых комплексов. Хочется, чтобы больше людей это увидели», – говорит Сагым.

«Раз в Казахстане есть фламинго, то его нужно увидеть своими глазами»

Следующая встреча была приурочена ко Всемирному дню водно-болотных угодий (ВБУ), который отмечается 2 февраля. Эксперт Казахстанской ассоциации сохранения биоразнообразия (АСБК) Руслан Уразалиев рассказал о наблюдениях за жизнью озер и их обитателей. «Ежегодно ко 2 февраля придумывают тематику. В этом году выбрали restoration, то есть восстановление водно-болотных угодий. Для нас эта тема символична», – начал Уразалиев.

Сам он долгое время изучает птиц, поэтому свою лекцию посвятил птичьему разнообразию озер. Эксперт показывал фотоальбом, параллельно делясь интересными фактами о жизни пернатых, начиная от часто встречаемого лебедя-шипуна и заканчивая популярным фламинго. Уразалиев также объяснял смысл названий птиц.

«Пеганка — потому что пегая утка. На казахском будет «италақаз», то есть ит – это собака, а алақаз значит пестрый гусь. Есть красивая казахская легенда: раз в сто или тысячу лет из яйца этой птицы вылупляется чудесный тазы, который быстрее ветра и так далее, но эта легенда не возникла на пустом месте. Большинство классических уток в нашем представлении – это птицы, которые гнездятся на тростниках, озерах. Особенность пеганки в том, что они гнездятся в норах. Сами они не роют, но занимают старые норы сурков или лис. Когда лисы покидают старую нору, иногда новую делают неподалеку. Бывали такие наблюдения, что живая лисья нора и пеганки были рядом и животные жили, не трогая друг друга. Скорее всего, такой эпизод наши предки наблюдали, когда птенцы пеганки и щенята лисицы бегали рядом, не трогая друг друга. Скорее всего, так и родилась легенда», – объясняет Уразалиев.

Некоторые птицы Талдыколя занесены в Красную книгу Казахстана. Например, кудрявый пеликан, кроме того, он внесен в Красную книгу международного союза охраны природы. На озёрах эту птицу можно увидеть в течение всего лета. Не обошлось без главного символа Талдыколя, занесенного в Красную книгу Казахстана — фламинго.

«Эта поза (на одной ноге – В.) характерна для фламинго – таким образом они добывают пищу. Форма клюва тоже своеобразна – она всё фильтрует. В рацион фламинго входят беспозвоночные. Некоторые беспозвоночные находятся в иловых донных отложениях и если вы наблюдали, то наверняка замечали картину, когда фламинго переминается с ноги на ногу, мутит воду и тут же ее фильтрует клювом. Можно иногда увидеть и лунную походку. Это редкий для нас вид. Казахстан примечателен тем, что на нашей территории, в Кургальджинском заповеднике, в 130 километрах от Астаны, находится самая северная гнездовая колония. В Астане фламинго встречаются неслучайно, это туда-сюда летают особи, не участвующие в размножении», – рассказывает Уразалиев.

После почти часового разговора о птицах присутствующие начинают обсуждать нынешнее положение озер. По словам Руслана, в январе они наблюдали активные работы по водопонижению из-за прокладки канализации у ЖК Aq Didar. Уразалиев фиксировал, как воду из озера, вылитую в ливневую канализацию, снова выливали в озеро, что приводит к загрязнению.

«Мы теперь имеем участок только у ЖК Aq Didar, получается, да?», — спрашивает Кулянда Сагымбаевна, одна из участниц.

«Практически, да. Есть еще самый южный, который засыпан наполовину. Третий участок напротив Зеленого квартала, где были фламинго, активно застраивают», – отвечает Уразалиев.

Кулянда Сагымбаевна увлекатеся фотоохотой:

«Лет восемь-девять назад я ехала в музей АЛЖИР в сторону Малиновки, сейчас Ақмол. Когда выезжали из здания, я увидела такую картину: слева от меня в основном камыши, за камышами было очень много птиц, плавали лебеди, утки и цапли. Я увлекаюсь фотографией, поэтому, как наступает весна, езжу за город в сторону Есиля, Аркалыка. Дважды посетила Наурзумский заповедник, который как и Кургальджинский, вошел в состав ЮНЕСКО. В Кургальджинский заповедник я ездила в погоне за фламинго, потому что мне кажется, что раз есть в Казахстане фламинго, то нужно его увидеть своими глазами. Не всем удается его сфотографировать, но у жителей Астаны есть такая возможность», – говорит Кулянда апа.

За год-полтора ей удалось запечатлеть пятьдесят видов птиц. Она отмечает, что ей не приходилось специально их искать: «Садишься на автобус №40, выходишь на остановке и перед тобой все птицы. Я принесла не все фотографии. Летом мы с Русланом (Уразалиевым – В.) проводили выставку. Еще есть досуговые центры активного долголетия для пенсионеров и там я проводила беседу по Талдыколю. Это было популярно среди посетителей».

В марте инициативная группа так же провела лекцию о почве водно-болотных угодий, где магистр наук в почвоведении и PhD студент Университета Альберты в Канаде Даурен Калиаскар рассказал о важности почвы водно-болотных угодий для экосистемы.

Шутки шутками

1 апреля в честь Международного дня птиц и дня смеха инициативная группа организовала мем-встречу.

«Шутки больше “залетают”, чем длиннопосты. Видели недавнее видео на Astanovka98? Людей разорвало – все начали отправлять смеющиеся смайлики и разные реакции. Это чуть-чуть обидно, но это понятно. Поэтому подумали делать мемы, чтобы люди ими делились. У Алии здорово получается, у нее есть свой проект в инстаграме», – говорит Лауриза, активиста Sos Taldykol.

Алия Жолдасова ведет инстаграм-страницу про урбанистику и условия жизни в Атырау. По ее словам, самым главным инструментом продвижения страницы являются мемы — так она может поднимать серьезные вопросы.

Организаторы используют разные сайты, где собраны самые популярные примеры мемов и можно загрузить свою картинку. Они поделили участников на три группы: две группы создавали мемы онлайн, а третья использовала распечатанные фотографии. Контекст некоторых фотографии пришлось объяснять.

«А это камаз, который засыпает озера, привозит грунт. У него логотип Всемирного фонда дикой природы. Это не фотошоп», – уточняет активистка Майя Сагым.

После часа кропотливой работы, участники создали более сорока мемов. Собравшись в полукруг, они начали смотреть все мемы и обсуждать их. Путем голосования они выбрали десять лучших мемов, которые будут добавлены в подборку на странице Sos.Taldykol.

«Прелесть этого не хотелось бы осознать потом»

Неделю спустя Руслан Уразалиев провел лекцию о птицах у озера. Он привез с собой телескоп и бинокли, чтобы можно было заняться бердвотчингом («birdwatching») — наблюдением за птицами. Параллельно он рассказывал о местных пернатых обитателях, которых можно было заметить в тот день. Так можно было понаблюдать за савкой – редким видом уток, занесённых в Красную книгу Казахстана, которой присвоен наивысший охранный статус.

Со всех сторон озеро окружено строительными работами. В пятидесяти метрах от него возник мусорный полигон, которого, по словам Уразалиева, не было в прошлом году. Эксперт рассказал о последствиях уничтожения озер.

Кроме уничтожения целой экосистемы, засыпка озер и стройка приведет к экологическим проблемам в городе, включая загрязнение воздуха и ухудшение здоровья населения.

По словам Руслана Уразалиева, в Астане господствующие направления ветра – это юго-западный и северо-восточный. На первом направлении и находятся озера. Он опасается, что при застройке домов город лишится приятного бриза, который доносился с водоемов в город.

«Благодаря этим озерам левый берег не страдает от смога. Озера осаждали пыль. Любой водоём смягчает климат, увлажняет воздух. Если в 2020 году мы говорили о важности сохранения этих озер, то в этом году мы вынуждены уже поднимать вопрос о необходимости их восстановления. 70% озер мы уже потеряли. Вот, пожалуйста, здесь было озеро. Оно было на две категории чище, чем река Есиль, но из-за постоянной засыпки сюда попадает мусор и отравляющие вещества. По соседству находятся ливневые очистные сооружения (ЛОС), которые все туда сливают. Поэтому акимат не прав, когда говорит, что озеро — источник загрязнения. Мы сами его загрязняем», – говорит Уразалиев, показывая на засыпанный участок.

Руслан Уразалиев так же затрагивает тему загрязнения реки Есиль. По его словам, у реки загрязнение выше пятого класса, что делает её не подходящей для организации зон рекреации.

Эксперт считает важным популяризировать наблюдение за птицами. Если многим жителям понравится этот вид досуга и они будут отстаивать озера, то акимат может прислушаться, считает Уразалиев. «Прелесть этого не хотелось бы осознать потом», – добавляет он.

Наблюдая за птицами в телескоп, мы замечаем, что одна из птиц активно двигается.

«Это какой-то ритуал или брачный танец?», – спрашивает один из присутствующих.

«Птица попала в сети и не может выбраться. Здесь растянута стометровая сетка, значит, тут были рыбаки-браконьеры. Это красноголовый нырок. Она погибнет, если не спасти. Нужно зафиксировать факт. Не очень приятное зрелище», – объясняет Руслан Уразалиев.

«Мы её спасем?» – спрашивает один из детей.

«Нужна лодка. Если бы она была, то мы могли бы спасти», – отвечает Уразалиев.