2587
11 ноября 2020
Дмитрий Мазоренко, фото с сайта kaznmu.kz

Остаточный принцип

Образование и медицина много лет недофинансируются, хотя акцент на них мог бы помочь решить проблемы экономики

Остаточный принцип

С развитием нынешнего экономического кризиса и приближением пика спроса на нефть в 2030 году для Казахстана становится еще более острым вопрос о дальнейшем направлении развития экономики. Международные и локальные исследования показывают, что наилучшим вариантом для этого могут стать вложения в социальные сферы, в частности, образования и медицины. Однако практика их бюджетирования в последние 10 лет говорит об их серьезном недофинансировании. И эта проблема может усугубиться в ближайшие несколько лет на фоне решения правительства снижать дефицит республиканского бюджета.

С началом пандемии Казахстан, как и подавляющее большинство стран, наблюдает заметное снижение поступлений в государственный бюджет. За последние 9 месяцев они сократились почти вдвое - до 1,8 трлн тенге. Отказываясь от монетарного стимулирования из-за страха дефицита бюджета, страна намерена делать ставку на привлечение иностранных инвестиций и развитие собственных производств. Основной поток инвестиций с момента обретения Казахстаном суверенитета направлялся в нефтяные проекты, повышая зависимость страны как от внешних денег, так и от сырьевого сегмента экономики. Но впереди мировой рынок нефти ждет ослабевание спроса, пик которого будет пройден уже в 2030 году. Однако иностранные инвесторы могут переключить внимание на казахстанские проекты в обрабатывающей промышленности далеко не сразу. Ситуацию будет осложнять низкое качество государственных институтов и нестабильность экономики, обусловленная высокой долей углеводородов в структуре экспорта.

Развитие собственных производств в Казахстане до сих пор приносило более чем скромные результаты. И даже основная часть рабочих мест в последние 5 лет появлялась не в промышленности, а в торговле, образовании и медицине. И как раз образование вместе с медициной могли бы стать ключевыми источниками экономического роста в будущем. В пользу этого говорит международный опыт, например, Аргентины, которая смогла преодолеть последствия инфляционного кризиса 2001 года с помощью программы занятости, ориентированной на эти отрасли. Но и исследования казахстанских экспертов свидетельствуют о большом потенциале социальной траектории развития. Экономист Шынгыс Шынеев, рассчитавший в 2018 году мультипликатор выпуска во всех отраслях экономики, показал, что увеличение государственных расходов на образование и здравоохранение на 1 тенге приносят экономике 1,7-2,1 тенге. Эти сферы имеют второй результат по эффективности вложения средств, в том числи благодаря тому, что они являются одними из наименее импортозависимых. Первый результат остается за строительным сектором, но из-за слабеющей покупательной способности населения его перспективы выглядят не слишком обнадеживающе.

Вопреки большому потенциалу, образование и медицина остаются серьезно недофинансированными. В первую очередь об этом говорит сравнение средних расходов Казахстана со средними расходами стран ОЭСР. По данным Всемирного банка, с 2007 по 2017 год Казахстан ежегодно тратил на образование порядка 2,6-2,8% ВВП, в то время как страны ОЭСР свыше 5%. Расходы же на медицину составляли немногим больше 3% ВВП, а у стран ОЭСР – около 11,5%.

Факт недофинансированности образования и медицины очевиден даже без сравнения Казахстана с другими странами. Мы, впрочем, не увидим этого только на основе абсолютных данных, поскольку они не учитывают инфляцию и другие последствия обесценения тенге. Вот как выглядит рост расходов по этим статьям в абсолютном выражении (при почти четырехкратном росте государственного бюджета до 13,5 трлн тенге за период 2009-2019 годов):

Удельный вес расходов на образование в структуре госбюджета снизился на 0,4% до 17,2%, а на медицину − на 2,5% до 9,5%. В случае образования это заметно по количеству школ, которое за 10 лет сократилось почти на 500 единиц, при том что число учеников за это время выросло на 800 тыс. человек. Вместе с тем в стране снизилось число средне-специальных образовательных учреждений и вузов:

Ухудшения в здравоохранении заметны меньше, и в основном проявляются в снижении числа больниц, поликлиник и больничных коек, хотя рост населения все это время не останавливался:

Помимо этих данных на недофинансированность образования и медицины указывает уровень зарплат работников этих сфер. Хотя их число значительно выросло за прошедшие 10 лет: количество работников образования возросло на 318 тыс. до 1,08 млн. человек (этот сегмент рынка труда расширялся быстрее всех остальных), а работников здравоохранения − на 143,9 тыс. до 487,4 тыс. человек (третий по темпам роста показатель). В совокупности на две эти сферы сегодня приходится свыше 23% наемных работников страны.

Однако анализ экономистов Карагандинского экономического университета Казпотребсоюза показал, что хотя рост номинальных доходов работников образования и здравоохранения был длительным, превышал инфляцию и оказывался более высоким, чем в других секторах, общий уровень их доходов в течение 10 лет все равно оставался ниже среднего по экономике.

С 2021 года государство собирается начать сокращение дефицита бюджета с нынешних 3,5% до 2,1% к 2023 году. Учитывая эту мотивацию, мы можем ожидать дальнейшего падения расходов на образование и медицину, что будет сказываться не только на экономическом росте, но и доступе граждан к этим видам социальных услуг и инфраструктуры. Урезание, разве что, не коснется зарплат 250 тыс. медиков: фонд оплаты их труда в ближайшие три года суммарно увеличится более чем на 1 трлн тенге.

Рекомендовано для вас