21423
27 декабря 2023
фото Жанары Каримовой

​Улучшил ли 2023 год благосостояние казахстанцев?

Как принятые государством меры повлияли на социальную систему и экономику страны

​Улучшил ли 2023 год благосостояние казахстанцев?

Дмитрий Мазоренко, Власть

В 2023 году правительство Казахстана, следуя новой экономической политике Касым-Жомарта Токаева, приняло ряд мер для снижения уровня социально-экономического неравенства граждан. К существенным изменениям, тем не менее, эти меры не привели и вряд ли на них можно рассчитывать и в будущем.

Муслим Хасенов, ассоциированный профессор Maqsut Narikbayev University, анализирующий социальную политику, сомневается, что принятие концепций развития, увеличение МЗП и другие решения государства приведут к кардинальной перестройке социальной системы:

«У нас копятся проблемы, но их не хотят решать системно. Легче принять очередную концепцию и сказать, что нам поможет улучшение администрирования. Но система госуправления не была трансформирована, в ней остались прежние люди, действующие по-старому».

Правительство продолжает делать ставку на рост экономики и деловой активности, ожидая, что увеличение налогов и создание рабочих мест приведут к повышению благосостояния казахстанцев.

Экономика при этом все еще страдает от недостатка денег, на что указывает из года в год растущий дефицит республиканского бюджета.

По мнению экономиста Тимура Сакенова, причина нынешней ситуации в том, что деньги разными способами — через оплату за импортные товары или покупку зарубежных ценных бумаг Национальным фондом и ЕНПФ — покидают пределы Казахстана. А также в непрекращающейся практике утилизации тенговой ликвидности через ноты Национального банка.

«Люди даже Камри не могут продать на рынке, поскольку у покупателей нет средств. <...> Для роста ВВП необходима обеспеченность денежной массой М1 (количества наличных и безналичных средств, которые находятся в экономическом обороте — .В), которая не влияет на инфляцию».

Несмотря на это, правительство ожидает 5% роста ВВП в 2024 году при небольшом снижении трансферта из Нацфонда и довольно скромных прогнозах по увеличению доходов бюджета.

Аналитики Центра исследования прикладной экономики (AERC) чуть более скромно оценивают потенциал роста экономики — в 4,2%.

Но каким бы ни сложился ВВП следующего года, это не улучшит благосостояние граждан, уверен экономист Куат Акижанов.

фото Жанары Каримовой

Проблема, на его взгляд, состоит не в высокой инфляции или ценах, которые якобы искусственно сдерживает государство. Ключевой проблемой казахстанской экономики является слабый спрос из-за низких доходов граждан.

«Зарплаты граждан составляют лишь 20% к ВВП. И пока не выработаются способы перераспределения экономических благ, структурных изменений в экономике не произойдет», — говорит он.

Социальная политика без чудес

На протяжении года номинальные доходы граждан показывали двухзначный рост. Однако из-за воздействия инфляции рост реальных доходов по итогам года, согласно оценке аналитиков AERC, может составить лишь 4,8%

С июня по сентябрь 2023 года наблюдалось ощутимое снижение годового темпа потребительской инфляции в Казахстане - с 14,6% до 11,8%. Но аналитики ожидают ее среднегодового значения в 13,5%.

Ее более быстрое снижение затрудняет повышение цен на нефтепродукты массового пользования, тарифов ЖКХ и разгон инфляции в России, которая остается крупным экспортером товаров в Казахстан.

При этом расходы домашних хозяйств на конечное потребление по оценке AERC в конце 2023 года вырастут на 8,5%.

Отчасти этому способствует повышение доступности импорта благодаря восстановлению цепочек поставок, которые нарушились в период пандемии и начала полномасштабного вторжения России в Украину.

Говоря о том, что определяло социальную политику государства в 2023 году, Хасенов выделил принятие государством семи концепций развития. Они охватили широкий круг вопросов — от безопасности до информационных технологий.

Но ключевой стала Концепция развитие сельских территорий до 2027 года. Она должна повысить доступность базовых услуг (водоснабжения, медицинского обслуживания, проникновения интернета и т.д.) и социальной инфраструктуры (дорог, больниц, школ и т.д.), чтобы предотвратить массовый отток из сел в города, наблюдающийся все годы независимости.

Другим важным решением было принятие Социального кодекса. Однако в основном этот документ улучшает администрирование уже существующих процессов и предусматривает повышение социальных выплат и пособий.

фото пресс-службы мажилиса

Третьим решением стало повышение МЗП с 2024 года с 70 до 85 тыс. тенге. Министр национальной экономики Алибек Куантыров, отвечая на вопрос Власти, не смог точно сказать, насколько вырастут доходы населения в результате этой меры. Но он указал на еще несколько способ повышения доходов граждан.

«В первую очередь это борьба с инфляцией. В основном она нивелирует действия правительства и акиматов по повышению доходов. Выросли также зарплаты в квазигосударственном секторе – от 10 до 50%. Ежегодно повышаются зарплаты врачам на 30%, педагогам – на 25% и медработникам – на 20%».

Однако, по словам Хасенова, все предпринятые государством меры не позволяют говорить о кардинальной перестройке социальной системы, объявленной президентом Касым-Жомартом Токаевым в ходе послания народу в сентябре.

«У нас копятся проблемы: лесные пожары, домашнее насилие, коммунальный коллапс и другие. Документы никак это не решают. Легче принять концепцию, чем заниматься капитальными вложениями в развитие базовых условий для жизни людей», — подчеркивает эксперт.

Помимо структурного вопроса, по словам Хасенова, возникает и другой — как финансировать все проекты концепций, требующих модернизации или строительства инфраструктуры. Он становится важным на фоне высокого дефицита бюджета и отсутствия других источников финансирования кроме Нацфонда.

Куантыров подчеркнул, что главным решением проблемы финансирования остается увеличение доходов бюджета и повышение эффективности расходов. Но готова ли к этому экономика?

Уязвимая экономика

На этой неделе Токаев заявил, что по итогам года рост ВВП Казахстана составит 4,9%. Это рекордный показатель с кризисного 2014 года.

Как пишут аналитики AERC, за 9 месяцев этого года основными драйверами роста экономики стали строительство (+12,6% к результатам аналогичного периода 2022 года), торговля (+10,0%) и транспорт (+7,0%).

Наименьший рост наблюдался в сельском хозяйстве (+3,4%), обрабатывающей промышленности (+4,4%) и горнодобывающей промышленности (+5,4%).

Инвестиции в основной капитал за этот же период составили 11,6 трлн тенге (+12,1%). В правительстве ожидают, что в этом году будет привлечено $27 млрд иностранных инвестиций

фото пресс-службы премьер-министра

Рост экономики и инвестиций продолжаются на фоне дефицита государственного бюджета, который по итогам года увеличится более чем в три раза и составит порядка 4,1% к ВВП или 4,4 трлн тенге.

Основная часть дефицита – свыше 3 трлн тенге – продолжает покрываться средствами Национального фонда.

Общие расходы бюджета при этом сложатся в 2023 году на уровне 21,6 трлн тенге.

Несмотря на инъекцию дополнительных средств в экономику, с июля этого года Национальный банк фиксирует индекс деловой активности в негативной зоне.

В основном это связано с ухудшением активности в горнодобывающей промышленности, где наблюдается ухудшение всех параметров — от объема производства до уровня занятости. А также в секторе услуг, где отмечено снижение объема новых заказов и уровня занятости.

Учитывая эффект высокой базы прошлого года, когда государство резко повысило собираемость налогов − с 10 до 14,8 трлн тенге − в AERC ожидают снижения объема всех собранных налогов в 2023 году до 14,1 трлн тенге.

По мнению экономиста Тимура Сакенова, экономика Казахстана показывает не самую лучшую динамику в силу того, что лишена доступа к большому объему денег.

Они выходят из страны в результате оплаты импортной продукции, вложения в зарубежные ценные бумаги активов Нацфонда и ЕНПФ, а также оседания тенговой ликвидности в нотах Национального банка.

«Денежный агрегат М1 составляет порядка 9 трлн. тенге или $20 млрд. Это показывает катастрофически низкую монетизацию национальной экономики», — поясняет он.

Акижанов в свою очередь обращает внимание на то, что главной проблемой экономики является не столько само отсутствие денег в экономике, сколько платежеспособного спроса из-за низких зарплат.

«А на их повышение у нас никак не могут пойти, о чем свидетельствуют участившиеся забастовки», — констатировал он.

Чего ждать в 2024 году?

Вопреки ожиданиям правительства по росту ВВП Казахстана в 2024 году на 5%, президент Касым-Жомарт Токаев допускает возможность замедления деловой активности из-за общих тенденций в глобальной экономике.

Аналитики AERC уже прогнозируют снижение темпов реального роста экономики в 2024 году до 4,2%, а также повышение расходов бюджета на 1,6 трлн тенге до 23,1 трлн при росте доходов лишь на 650 млрд тенге до 17,8 трлн.

Дефицит государственного бюджета при этом может вырасти на 1,6% до 5,7% к ВВП (6,56 трлн тенге).

Однако в следующем году правительство запланировало снижение общего объема трансфертов из Нацфонда на 10% до 3,6 трлн тенге. Куантыров подчеркнул, что правительство настроено последовательно снижать трансферты путем повышения деловой активности и налогооблагаемой базы.

К этому кабмин подталкивает цель по увеличению активов Нацфонда до $100 млрд к 2030 году.

«По нашим расчетам, мы достигнем цели в $100 млрд к 2029 году. Возврат незаконно выведенных активов здесь не будет играть никакой роли, эти средства не поступают в Нацфонд», — пояснил министр.

Акижанов при этом считает, что экономике помогут только структурные изменения после разработки адекватных способов перераспределения экономических благ:

«В нынешней ситуации рост ВВП может быть какими угодно, но богатеть от этого будет только прослойка самых богатых. Остальная часть казахстанцев продолжит тратить на еду 70-80% своих доходов».

Аналитики AERC прогнозируют реальный рост доходов населения на уровне 7,5% за счет более существенного замедления инфляции.

При этом потребительские расходы увеличатся на 6,8% из-за снижения объемов кредитования физлиц после объявленных законодательных ограничений.

Хасенов сомневается, что принятые в 2023 году социальные меры улучшат ситуацию с доходами и неравенством в следующем году. Напротив, она может ухудшиться на фоне звучащего со стороны бизнеса требования дерегулировать цены в условиях и без того высокой инфляции.

«Население, наемные работники беднеют. Доля зарплат в ВВП будет снижаться, а доходы бизнеса продолжат расти», — подытожил он.