843
25 марта 2020
Елена Вовнова, актриса, педагог и куратор инклюзивного театра «Действие буквально», фотографии Марии Гордеевой

«Когда поедем в театр? Маску надо?»

Продолжаем марафон #театрбудетиграть

«Когда поедем в театр? Маску надо?»

На 19 марта был назначен спектакль «Вавилонская башня» инклюзивного театра «Действие буквально». Это был бы восьмой по счёту показ.

«Действие буквально» – это лаборатория инклюзивного театра, которая начала свою работу в феврале 2017 года в Алматы под руководством российского режиссёра и педагога Бориса Павловича и при поддержке Фонда «Сорос Казахстан». Это уникальный по форме и по содержанию театральный проект, где на одной площадке работают профессиональные актеры и перформеры и непрофессиональные артисты с ментальными особенностями — синдромом Дауна и РАС (аутизмом). Премьера первого спектакля лаборатории «Вавилонская башня» прошла в ноябре 2019 года. Партнёр лаборатории Культурное пространство «Трансформа».

Во избежание путаницы в определениях: работаем мы в формате лаборатории (тренинги, мастер-классы, интенсивные занятия с казахстанскими и российскими специалистами, художественные поиски и эксперименты), но после премьеры первого спектакля можем называть себя театром. Театром «Действие буквально».

К сожалению, восьмой показ «Вавилонской башни», как и спектакли всех театров, был отменен, а театры закрылись для зрителей до окончания карантина. Реакции на это решение были разными – кто-то продолжил репетировать online, кто-то выложил в сеть видео своих спектаклей, кто-то инициировал флешмобы. Так же поступила и профессиональная часть труппы театра «Действие буквально», все в поиске возможностей не останавливать творческий процесс и не прерывать контакта со зрителями.

Другая ситуация с особенными артистами. Так как именно я курирую взаимодействие с ними, то поток реакций от них вылился сначала на меня:

- Лена, где театр? Я в театр хочу!

- Когда поедем в театр? Маску надо?

- Я плАчу, ты что, меня не любишь?

- Скажи Кате, что я всё равно хочу, можно?

- Я понял, что нельзя, когда потом можно?

Два с половиной года, 1-2 раза в неделю, а в периоды интенсивов чаще, мы встречались на занятиях, репетициях и перфомансах (да, периодически мы их устраиваем, и это вау! перфомансы). Конечно, ребята привыкли к такому режиму и полюбили его.

Это же ряд настоящих театральных ритуалов: за сутки начать собираться на репетицию – приехать за час до начала – со всеми пообниматься - переодеться – размяться – порадоваться знакомому процессу – удивиться новому процессу – выразить любовь, негодование, восторг, непонимание – проявить характер - расстроиться от предстоящего расставания – опять пообниматься.

*Пообниматься – это по большей части про артистов с синдромом Дауна, для артистов с РАС важна аккуратность в соблюдении дистанции, для нормотипичных артистов – никогда ничего не предугадаешь…

Сейчас привычный алгоритм нарушен. Особенно чувствительно это сказывается на ребятах с РАС, которым важна ясность и точность в распорядке дня, которые болезненно реагируют на изменения и неопределённость.

Общественные Фонды «Мархабат», «Кун Бала», «Young Life», «ДОМ», в которых наши ребята проводили время и имели возможность учиться, общаться и развлекаться, тоже закрыты на карантин. Все они ищут возможность поддерживать семьи людей с ограниченными возможностям и выходить с активностями в online формате.

Роза Ибраевна Сазанбаевна, руководитель проекта «Аутизм победим» Фонда «ДОМ» (мама нашего артиста Ауэза): «У нас ушло время, чтобы перевести занятия и встречи в online. Сейчас основная часть занятий идут по расписанию. Но Ауэз очень скучает по театру. Ему не хватает живого общения. В театре он чувствовал всеобщее внимание, преодолевал свою замкнутость, научился радоваться признанию коллег и зрителей. Это очень важно. Никакой другой вид деятельности, кроме театра, этого не может дать».

Мы начали думать над тем, как продолжить общение, как не прерывать контакт не только с нашими зрителями и партнёрами, но и с особенными коллегами, как их подбодрить и убедить в том, что скоро театр начнёт работу. Онлайн-репетиции, которые стали проводить другие театры, нам совсем не подходят. Во-первых, большинство ребят не умеют пользоваться интернетом и социальными сетями. Во-вторых, не все могут свободно общаться вербально. В-третьих, сама суть нашего метода работы в непосредственном контакте всех участников процесса, в импровизации, основанной на сиюминутных ощущениях. Я не представляю, как мы все вместе сможем дышать с экранов ноутбуков, или моментально реагировать на изменения в настроении партнёра. Оптимистичное «карантин – это возможность найти театру место в онлайн» пока не для нас.

Поэтому мы пошли другим путём. Мы присоединились к флешмобу #театрбудетиграть, который инициировала Ольга Малышева (она же один из кураторов лаборатории) и предложили всем актёрам театра записать короткие видео, рассказать о том, как проходят их будни в карантине, поделиться своими увлечениями, занятиями вне театра.

Как вы думаете, кто с лёгкостью и радостью тут же принял предложение? Да, наши особенные!

И ещё Артур Асланян, который записал противокороновирусную мантру: коронавирус нет нет нет-коронавирус кет кет кет…

И это какое-то новое знакомство с ребятами случилось! Возможно, из этого родится и новый перфоманс. «Лена, где театр? Маску надо?», например.

Все «репортажи из карантина» похожи – наши ребята на этих видео лёгкие, весёлые, абсолютно уверенные, что это короткая пауза и совсем скоро театр продолжит работу. И рука не поднимается написать, что это от их наивности и непонимания серьёзности ситуации. Хочется, как в одном из наших упражнений, закрыть глаза и ощутить окружающий мир в унисон с партнёром. Пусть они окажутся правы!

Все эти видео есть в наших соцсетях. Приходите знакомиться!

Казбек. Живёт в очень большой и дружной семье. На видео отжигает в танце. Видимо, подлечил своё колено.

Ауэз. Исполняет Бетховена на клавишах. Я не знала, что он так играет!

Анара. Моет посуду и что-то лепечет, из понятного «театр… люблю… пошли в театр… Бота где… помогать маме». К слову сказать, когда Анара пришла в театр, мы долго от неё ни одного слова не слышали.

Халев. Он настоящий бариста, даёт мастер-класс. А ещё Халев опытный блогер. В отличие от других ребят, он активен в соцсетях.

Бота. Она говорит в камеру: «Театр – моя любовь». И демонстрирует элементы художественной гимнастики.

Абзал кормит своего попугая Кешу, Денис рассуждает о ситуации и передаёт привет коллегам, Маша замешивает тесто, смеётся и говорит: «Театр живёт! Живёт! Ещё как живёт!»

И ещё Маша просит передать всем, кто боится вируса (воспроизвожу дословно): «Всё дело в балансе. Если он нарушается, то начинается хаос, беспорядки. Поэтому люди всегда должны находить общий язык друг с другом и уметь договариваться. Или может быть война».

Мы продолжаем, уже в новых условиях, искать способы коммуникации, искать язык, доступный и понятный для всех. Возможно, следующим предложением для актёров будет нарисовать Вавилонскую башню. Какой она видится из карантина?

И мы ждём встречи – друг с другом и с вами, наши будущие зрители.

У нашего спектакля есть слоган: Мы всё сделаем заново!

Хороший слоган, правда?

Страницы лаборатории «Действие буквально» в социальных сетях:

Facebook

Instagram

Как театру играть, когда правила игры меняются каждый день. Материал о запуске марафона #театрбудетиграть

Генеральное событие. О том, как театр ARTиШОК перенес показ спектакля «ЕР-ТӨСТIK» в онлайн.

Рекомендовано для вас