Ольга Логинова, фото автора

«Мы становимся тем, чем мы дышим»

Как активисты пытаются донести до акимата, что необходимо решать проблему загрязнения воздуха в Алматы

«Мы становимся тем, чем мы дышим»

В 11 часов утра в первый день лета в Алматы уже жарко. К городскому акимату подходит девушка. Это экологическая активистка Асия Тулесова, основательница AUA Group, также известная по движению «Защитим Кок-Жайляу» и акции «От правды не убежишь». В ее руках внушительная стопка бумаг – 31 тысяча живых подписей под петицией о признании загрязненного воздуха главной проблемой города. Как расскажет она чуть позже, подписывая ее, люди оставляли не только свои имена и фамилии, но и все контакты, многие писали комментарии о том, почему обеспокоены грязным воздухом в городе. Вместе с письмом для акима Алматы следующие два часа Асия будет пытаться донести эти подписи адресату.

Вход в канцелярию акимата с правой стороны закрыт. Но прежде чем мы об этом узнаем, в тени здания Асия зачитывает некоторые комментарии людей, подписавших петицию:

«Мы становимся тем, чем мы дышим»

«Дышать нечем, всякие болезни, начиная от аллергии и заканчивая бесплодием. Все из-за экологии. Город покрыт смогом. На улице постоянный запах гари»

«Переехав сюда из Астаны, заметила резкое понижение иммунитета, частые респираторные заболевания. Прогулка по улице не доставляет удовольствия, потому что дышать порой становится невозможно».

«Головные боли начались сразу после переезда из Актобе в Алматы. Заболевания дыхательных путей и носоглотки появились сразу же в Алмате в первые пару месяцев. Астма у ребенка».

После этого Асия пытается войти, однако дверь не поддается, а на следующей висит табличка, отправляющая ее к главному входу.

Здесь, пройдя через металлоискатели, мы оказываемся в небольшой толпе возмущенных граждан, тоже пришедших с письмами для акима. «Канцелярия не работает. Карантин», – устало поясняет охранник. Кто-то начинает причитать, у кого-то же возникает иная реакция – в возмущении одна из женщин подходит прямо к турникету. «Сагинтаева никогда нет!», — гневно выпаливает она подбежавшим к ней девушкам. Я начинаю звонить всем пресс-секретарям акимата, чтобы выяснить, как сейчас осуществляется прием обращений, но их нет на месте, кто-то на больничном, кто же может принять письмо – неизвестно. «Я ехала с первой Алматы», – чуть не плачет бабушка, приехавшая с дочерью.

Петиция Aua Group

В итоге к нам все же спускается один из пресс-секретарей и забирает петицию. Мы выходим из акимата вместе с Тулесовой, однако тут же нам звонит сотрудница пресс-службы, принявшая петицию, и просит нас вернуться обратно.

Девушка объясняет, что приняла петицию по ошибке.

«Я ошиблась. Я это признаю. Но это нужно отдать в канцелярию. Вот такой документ, где подписи, я не имею права (принять – V). Мы это сделаем, но канцелярия у нас сейчас не работает из-за карантина. Они должны выйти на следующей неделе. Когда вы отправили через e-Gov обращение?», – спрашивает она.

«Как только мы запустили петицию, сразу отправили письмо, на него я так и не получила ответа. В феврале. Я проверяла потом через месяц – ответ так и не поступил», – ответила Асия.

«Это, наверное, из-за карантина. Они просто онлайн не работают», – пояснила работница пресс-службы.

Тут вмешался мой коллега Тимур Нусимбеков, редактор издания Adamdar.ca: «Карантина не было еще, он же в марте был введен».

«Получается, сегодня уже июнь, четыре месяца прошло», – понимает сотрудница пресс-службы.

Асия интересуется, почему на письмо никто так и не ответил.

«Этого я тоже не знаю. Сейчас канцелярия закрыта, а их руководитель я не знаю где, я надеюсь, что сегодня я ее найду. Компетентная женщина. Просто скорее всего много писем, либо закрыто. Может быть, она на больничном. Поэтому этот документ я отдаю вам. Это нужно все-таки отдать в канцелярию. Это немножко по политическим понятиям неправильно. Вы меня поймите, это не потому, что я убегаю от чего-то», – говорит сотрудница пресс-службы.

«Даже если канцелярия закрыта, можно же какую-то приемную организовать? Чтобы люди имели возможность оставлять письма», – говорит Асия, вспоминая о столпотворении в прихожей акимата.

Тут сотрудница пресс-службы удаляется, чтобы снова попытаться найти хоть кого-то, кто примет петицию. Вернувшись к дверям акимата спустя несколько минут, она порекомендовала Тулесовой отправить письмо через «Казпочту».

Было ли исследование?

Петицию о признании загрязненного воздуха главной проблемой мегаполиса активисты запустили в феврале этого года, когда алматинский воздух вдруг стал буквально видимым, а концентрация частиц PM-2,5 на датчиках независимого мониторинга AirKaz периодически в несколько десятков раз превышала норму. За два дня петиция собрала более 20 тыс. подписей. В своем письме активисты также ссылались на исследование форсайт-агентства EXIMAR, проведенное в 2018 году для подготовки стратегии развития Алматы 2050.

Как утверждает в интервью AUA Group директор форсайт-агентства EXIMAR Айман Турсынкан, исследование показало, что выбросы от ТЭЦ играют основную роль в загрязнении воздуха города, однако при разработке стратегии развития города до 2050 года эти данные не учли. Один из главных пунктов петиции – признать, что доля ТЭЦ в загрязнении гораздо больше, нежели сейчас указывается в стратегическом документе.

«В стратегии утверждается, что 65% выбросов в Алматы приходится на транспорт, а 27% – на ТЭЦ. Это неправда. Исследование EXIMAR доказывает: ТЭЦ отравляют воздух намного сильнее, чем транспорт», - пишут активисты, добавляя, что необходимо провести независимый экологический аудит всех предприятий АО «АлЭС», а также в «2020 году разработать и внедрить программу по снижению общей нагрузки на все три ТЭЦ и переводу ТЭЦ на СПБТ и природный газ».

Как рассказала Vласти Айман Турсынкан, в 2017 году ее компания работала над проектом в рамках большой программы стратегии Казахстана до 2025 года по заказу министерства экономики. «Когда мы представили акимату города Алматы результаты наших работ именно по Алматинской агломерации, их это настолько заинтересовало, что Байбек лично при всех поручил сделать углубленное, более детализованное исследование до 2030 года. В декабре 17-го года мы завершили работу для министерства национальной экономики, в 18-м уже начиная с января у нас уже пошли интенсивные переговоры. В марте 18 года был разыгран первый тендер на разработку уже мастер-плана развития города Алматы и алматинского ареала до 2030 года. Эта работа должна была стать основой – потом же президент бывший поручил для Астаны и Алматы выполнить стратегию развития 2050», - говорит она. По ее словам, для выполнения других исследований агентство уже имело доступ к данным о выбросах и экологическим штрафам АО «АлЭС» до 2015 года, и на основе анализа этих данных были сделаны выводы о фактическом загрязнении воздуха этими предприятиями.

На официальный запрос Vласти в ЦРА, тем не менее, ответили, что «„АО Центр развития города Алматы“ не заказывало у агентства EXIMAR исследования, как указано в статье на сайте проекта AUA Grоup». На повторный запрос от Vласти, однако, в ЦРА подтвердили, заключение договоров на оказание консультационных услуг с некоторыми физическими лицами - работниками форсайт-агентства EXIMAR, а также добавили, что некоторые положения выполненного мастер-плана были использованы при разработке Стратегии «Алматы-2050».

«Есть же канцелярия»

В отделении «Казпочты» Тулесова долго ждет своей очереди для того, чтобы отправить заказной бандеролью большую стопку подписей. Пока она ждет своего номера, мы говорим о том, что произошло в борьбе за чистый воздух с момента запуска петиции.

«Я параллельно с тем, как запустила петицию, через e-Gov отправила письмо в акимат. Ответа официального так и не было. Что мы получили – это инстаграм-сообщение, в дайрект АУА групп. Там был их официальный ответ, он был очень общий, по пунктам петиции никто никакого ответа нам никто не дал. Начался карантин, все это откладывалось. В конце концов мы решили, что хватит ждать. Мы объявили last call, собрали 31 тысячу, и вот решили отнести в акимат сегодня и не понятно, почему акимат у нас документ не принял, - говорит она. – У нас были встречи с Кожагапановым (первым заместителем акима города – V). Это был круглый стол, там были другие активисты, была собрана рабочая группа в конце февраля. Нам обещали, что в апреле они должны были сделать ТЭО (по переводу ТЭЦ-2 на газ – V), но мне странно, что у меня на руках до сих пор нет официального ответа, который бы прокомментировал все эти пункты петиции, под которыми подписывались тысячи и тысячи человек».

Вдруг у Тулесовой звонит телефон. Это Ерлан Кожагапанов, первый заместитель акима города – ему активистка пыталась дозвониться еще в фойе акимата, когда никто не принял у нее петицию.

Закончив разговор, Тулесова рассказывает, о чем говорил замакима. По ее словам, он звонил узнать, какой из четырех вариантов модернизации ТЭЦ-2 был выбран, на что ему ответили, что трансляция обсуждения в Facebook собрала более 18 000 просмотров и 945 комментариев, однако определить вариант пока не представляется возможным. Также, как сообщила Тулесова, замакима говорил, что для решения этого вопроса необходимо созвать совещание с представителями Ассоциации экологических организаций Казахстана, председателем которой является Алия Назарбаева, а также с представителями Минэнерго. О том, какие промежуточные меры будут приниматься для снижения выбросов ТЭЦ, по словам Тулесовой, замакима обещал рассказать в пятницу в формате онлайн-совещания в Zoom.

Наконец, подходит очередь отправлять посылку.

– Сагинтаеву Б., – по буквам читает фамилию адресата на конверте работница почты.

– Написать «лично» ?, - уточняет Тулесова.

– Не пишите. Все равно ему лично не передадут… Есть же канцелярия.

Рекомендовано для вас