8274
12 августа 2020
Текст Данияра Молдабекова, фото Дулата Есназара

Борьба за компенсации

Как медикам приходится добиваться компенсаций за заражение коронавирусом

Борьба за компенсации

Медицинским работникам, заразившимся коронавирусом или пневмонией на работе, положены компенсации. Однако первые выплаты медики начали получать только в конце июля и получили их далеко не все. Vласть рассказывает, как проходит этот процесс.

В начале апреля Vласть писала об инфекционисте центральной районной больницы Толкынай Ордабаевой, которая заразилась коронавирусом во время работы с инфекционными больными, а потом сообщила о дефиците средств защиты в учреждении и попытках скрыть факты заражения медицинских работников. Позже проверка, которую провели по поручению бывшего главы Минздрава Елжана Биртанова, доказала правоту Ордабаевой. Затем врач столкнулась с тем, что не могла получить компенсацию, которая положена ей как медработнику, заразившемуся коронавирусом на работе.

«Компенсацию обещали сколько месяцев назад... Я и документы сдала, и две комиссии прошла, но так ничего и не выплатили», - говорила Ордабаева Vласти 17 июля.

9 августа она сообщила, что информацию о компенсации ей «подтвердили на Egov». «Скоро поступят [средства], сказали», - сообщила врач.

Кто имеет право на компенсации?

Согласно приказу №129 право на компенсации есть у следующих категорий:

1) врачи, средние и младшие медицинские работники инфекционных стационаров, включая отделения реанимации и других стационаров, определенных для оказания медицинской помощи пациентам с коронавирусной инфекцией COVID-19;

2) врачи, средние и младшие медицинские работники провизорных стационаров, врачи и фельдшера скорой медицинской помощи, в том числе при амбулаторно-поликлинических организациях, а также врачи и средние медицинские работники санитарной авиации;

3) врачи, средние и младшие медицинские работники карантинных стационаров, водители бригад скорой медицинской помощи, а также специалисты лабораторий, работники санитарно-эпидемиологической службы, работники приемных отделений экстренных стационаров и организаций первичной медико-санитарной помощи, определенных к приему пациентов с острыми респираторными вирусными инфекциями, пневмонией и забору биологического материала, связанных с противоэпидемическими мероприятиями, работники органов судебных экспертиз.

«Выплат никаких не было»

В апреле, в самый разгар режима ЧП, в Центральной городской клинической больнице (ЦГКБ) произошло массовое заражение медработников, в результате чего Минздрав провел расследование, а саму больницу закрывали на карантин.

«К сожалению, эту обещанную компенсацию, которая 2 миллиона, никто не получил. Наша больница была первой, кто столкнулся с этой инфекцией, потому что это было впервые, никто не был готов к этому. Обвинять нас в том, что мы сами виноваты, я считаю неправильным», - говорит врач больницы, переболевший коронавирусом; собеседник попросил не называть имя и должность.

Этот разговор состоялся у нас в конце июля. 9 августа, когда мы поговорили вновь, собеседник так и не получил компенсацию. Кроме того, он рассказал о попытках уволить несколько опытных врачей, которые также переболели коронавирусом. Эти попытки, по словам врача, мотивируют тем, что коллеги достигли пенсионного возраста; при этом, как подчеркнул сотрудник ЦГКБ, они являются очень хорошими специалистами.

«Они переболели и хотели вернуться», - сказал врач, подчеркнув, что 2 миллиона тенге его коллеги пока тоже не получили.

Офтальмолог Раушан Турысбекова, судя по всему, заразилась коронавирусом в общежитии Академии гражданской авиации, куда поселили медработников и полицейских, которые работают в Алматы, но живут за городом. Это сделали для того, чтобы они смогли работать во время режима ЧП, когда область блокпостами отрезали от города.

«Выплат никаких не было. Мы месяц находились на больничном листе, и нам всего 37 тысяч выплатили», - говорит Турысбекова.

По ее словам, она писала о своей ситуации на номер в WhatsApp городского управления здравоохранения, а также пыталась оформить обращение через Egov.

9 августа, спустя более чем неделю после нашей первой беседы, Турысбекова говорит об отсутствии не только компенсации, но даже какой-либо информации по этому поводу.

«Нет-нет, не получили (компенсацию — V). И, главное, спрашиваем: что нам делать, куда документы собирать? Они удивленные лица делают, мол, сами не знают. Хотя говорили всем переболевшим медикам [положены компенсации]», - сообщила медработница.

иллюстративное фото Данияра Мусирова

Другой собеседник Vласти, который работает врачом в одной из алматинских больниц, вспоминает как перенес болезнь: «У меня появились симптом коронавируса. Подумал, что надо идти в поликлинику. Просидел там в фильтре три часа. Больничный мне не дали, сказали, что у меня бронхит. А у меня температура 38, пропало обоняние и вкус, все симптомы ковида. Но меня отослали. После этого вся моя семья заболела, все дети переболели. пришлось лечиться дома... Через неделю состояние не улучшалось, а ухудшалось, пришлось обратиться в стационар, где при обследовании выявили коронавирус и двустороннюю пневмонию».

В данный момент, по словам собеседника, они с коллегами ждут компенсаций. «Наша больница недавно подала списки медработников, которые переболели коронавирусом. Получим или не получим компенсацию — это будет решать специальная комиссия», - говорит врач.

Еще один врач, также пожелавший остаться неназванным, работает в частной клинике. Он не лечил больных коронавирусом или пневмонией, но он и его коллеги продолжали работать, принимали пациентов, среди которых могли быть и бессимптомные носители коронавируса.

«Бывший министр здравоохранения Биртанов же не в больнице заболел, а на работе, в министерстве. Или [Жандарбек] Бекшин (главный санитарный врач Алмаы - V). Он же тоже заразился, не посещая стационары. Но мы принимали больных, лечили. Соблюдали при этом меры предосторожности — маски, перчатки», - говорит врач. «Про компенсации никто ничего не говорил», - добавил он.

Председатель казахстанского отраслевого профсоюза работников здравоохранения Бакытжан Тажибай сказал Vласти, что «если брать официальные данные, то еще в начале июля было 2300 медицинских работников, которые заразились».

«Но в реальности мы понимаем, что их гораздо больше, - говорит Тажибай. - 113 человек - это которым выплатили (28 июля сообщалось, что выплаты получили 113 медработников - V). Хотя документы ушли по 123 [медработникам]. То есть вот эти 10 человек, которые сейчас еще не получили, я думаю, что все равно этот государственный фонд социального страхования... они не могли самостоятельно их исключить. То есть речь идет о том, что где-то неправильно оформлены документы. Это очень важный момент. Мы сейчас услышали, что на 28 число (июля - V), вечером, было известно, что 113 человек получили выплаты 2 млн тенге. Это, кстати, как нам известно, не все 16 регионов, это 6 регионов только. Астана там отсутствует, Астана не успели подать. То есть из этих 113 из Астаны никого нет, как мне известно».

фото пресс-службы акимата Алматы

«Те облздравы, которые успели, они отправили [списки], там Шымкент был, Северный Казахстан, Алматинская область, Алматы, они успели это все подать. Потом это проходило долгие этапы проверки документов, сбора документов и только сейчас осуществлены выплаты. Теперь... Люди о чем переживали? В самом приказе первичном звучало, что выплаты будут осуществляться в период инфицирования именно чрезвычайного положения. Потом там четко написано про коронавирус. Сейчас изменения в приказ внесли. Изменения буквально 22 числа, там уже убрали пункт, что только в ЧП и только при коронавирусе [осуществят выплаты], там уже и пневмонии включены. То есть списки гораздо шире и, соответственно, все облздравы и горздравы тоже списки собирают», - говорит председатель профсоюза.

Комментируя упреки в адрес врачей, которые якобы заразились по собственной вине, Тажибай говорит: «Когда начали обвинять, что врачи (ЦГКБ) якобы сами заразились ... На самом деле по инструкции, когда уже [есть] первый случай инфицирования КВИ, второй, третий случай — это уже санврач должен был получить извещение в течение трех часов, а когда уже два-три случая, в течение суток они должны были все противоэпидемические мероприятия провести. Они должны были это организовать, территориальный санврач. Но они этого не сделали, а потом начали обвинять врачей, что якобы они маски неправильно носили, друг с другом общались. Но для того и существуют санврачи, они должны были эти мероприятия в течение суток организовать».

Тажибай также ответил на вопрос о том, что сейчас делает профсоюз, который и должен биться за права медработников. «Задают вопросы, чем занимается профсоюз, где профсоюзы. Вопрос о том, что необходимо проводить эпидемиологические расследования, что должны создаваться две комиссии, что работодатели должны давать извещения — все это как раз таки наш профсоюз. Мы это начали делать еще в апреле. В начале апреля, в первой половине, когда еще действовало ЧП, мы всем нашим председателям профкомов на местах дали информацию о том, что они обязательно должны добиваться от работодателей эпидемиологической проверки. Потом мы получаем обратную связь, что работодатели и эпидемиологи где-то сопротивлялись и говорили, что якобы та инструкция, ссылка на приказ, которую мы дали, что они якобы нерабочие, уже утратившие силу», - говорит председатель профсоюза.

Он отметил, что представители профсоюза есть в составах комиссий при акиматах, которые занимаются вопросом компенсаций.

«Когда первый приказ вышел, - говорит Тажибай, - там было написано, что [должны участвовать] неправительственные организации, а потом внесли конкретные изменения и написали, чтобы именно профсоюзы были включены. В около половине регионов включены [в комиссии] наши представители, они есть. Этих комиссий две. Первая по надбавкам, вторая по соцвыплатам. Я, например, в Астане и в той и другой комиссии».

Кто еще входит в эти комиссии?

Компенсации врачам должны выдавать согласно алгоритму, включающему в себя несколько экспертиз: сначала проводится экспертиза в больнице, в которой работал врач, затем в территориальном департаменте комитета контроля качества и безопасности товаров и услуг, а когда территориальный департамент выдаст свое заключение или эпидкарту, все материалы поступают в комиссию при акимате, где проводится экспертиза всех случаев.

В 20-х числах июля Vласть отправила запросы в акиматы крупнейших городов и почти во все области страны, но ответ получила только от двух исполнительных органов — от акимата Северо-Казахстанской области (СКО) и акимата Западно-Казахстанской области (ЗКО).

Примечательно, что в обоих списках нет действующих врачей, но есть представители партии «Нур Отан».

В состав комиссии при акимате ЗКО входят: руководитель департамента Западно-Казахстанской области, комитет контроля качества и безопасности товаров и услуг Минздрава Мукамгали Арыспаев, первый заместитель председателя Западно-Казахстанского филиала партии «Нур Отан» Мурат Мукаев, директор филиала НАО «Фонд социального медицинского страхования» Нуржамал Жумагулова, председатель Западно-Казахстанского областного филиала Республиканского общественного объединения «Отраслевой профессиональный союз работников системы здравоохранения «SENIM» Махамбет Кусайынов, председатель Западно-Казахстанского областного комитета профсоюза работников здравоохранения Салават Агдаутов и уководитель проектного офиса "Акжайык – адалдык аланы", член специальной областной мониторинговой группы Алия Салиева.

В состав аналогичной комиссии в СКО входят: заместитель акима Костанайской области, председатель комиссии Марат Жундубаев, заместитель руководителя управления здравоохранения области Анжела Бексултанова, другой заместитель руководителя управления здравоохранения области Ерболат Доспанов, заместитель руководителя Департамента контроля качества и безопасности товаров и услуг Костанайской области КККБТУ МЗ РК, главный государственный санитарный врач Костанайской области Владимир Нечитайло,заместитель руководителя Управления координации занятости и социальных программ Алия Мекебаева, председатель КОФ РОО «Отраслевой профессиональный союз работников системы здравоохранения «SENIM» Татьяна Булгацевич, юрисконсульт Костанайского областного филиала партии «Nur Otan» Нурлан Джаменков, председатель Костанайского областного филиала общественного объединения «Казахстанский отраслевой Профсоюз работников здравоохранения» Владимир Елисеев и руководитель отдела экономики и финансов Управления здравоохранения, секретарь комиссии Алмас Абилгазин.

В акимате Алматы, где случаев заражения медработников было много, запрос Vласти, отправленный 20 июля, проигнорировали.

Позже, 7 августа, руководитель управления общественного здоровья Алматы Камалжан Надыров во время брифинга объяснил задержки выплат медработникам информационной системой, которая «дорабатывается».

Камалжан Надыров, фото PRIMEMINISTER.KZ

«Здесь есть определенные технические вопросы, связанные с информационной системой, которую разрабатывает республиканский центр электронного здравоохранения. Суть в том, что есть информационная система, к которой мы должны прикреплять эпидемиологические карты. Эпидемиологическая карта – это карта, в которой отражена вся история заражения того или иного врача. Поэтому как только будет доработана данная информационная система и которая будет позволять прикреплять эти эпидемиологические карты, мы абсолютно всех внесем, сейчас просто нет такой технической возможности, и этот процесс пойдет быстрее», - утверждал Надыров.

Примечательно, что республиканский центр электронного здравоохранения, на сайте которого есть отчет о целом ряде информационных систем, 10 июня осуществил государственную закупку компьютера. Общая итоговая сумма договора составила 2,9 млн тенге.

Рекомендовано для вас