2761
31 августа 2020
Женя Снежкина, Медиасеть, фото Данияра Мусирова

Школа. Держим дистанцию

Как в разных странах в условиях пандемии готовятся снова открыть школы

Школа. Держим дистанцию

Эпидемия коронавируса не закончилась, а учебный год начинается. Это значит, что дистанционное образование снова может стать едва ли не единственной возможностью детей вернуться к учебе. Последняя четверть прошлого года показала, с какими проблемами столкнулись ученики, родители, учителя и государство с переходом на эту форму обучения. Большинство этих проблем придется решать и в нынешнем учебном году. Журналисты независимых медиа Украины, Казахстана, Молдовы, Кыргызстана, Грузии и России посмотрели, каким был прошлый - дистанционный - учебный год и каким может быть новый.

Дети

Для начала о хорошем. От дистанционного образования выиграли те, кому школа больше мешала, чем помогала. Выиграли школьники, которые привыкли заниматься самостоятельно и безо всякого карантина опережали школьную программу. Дети, которые в школах подвергались буллингу, тоже получили передышку.

За время вынужденной изоляции дети освоили важные в современной жизни навыки общения с техникой и новые способы получения информации. То что учителя называют “читинг” - подсмотреть правильный ответ в Википедии или быстро организовать альтернативный чат для обмена подсказками, у специалистов в области программирования называется “навык обращения с поисковыми машинами” и “оперативное выстраивание альтернативных каналов коммуникации”. И эти навыки возможно пригодятся детям гораздо чаще, чем многие параграфы учебников. А уж то, что дети научились ставить во время стримов аватарки для того, чтобы преподаватели не могли проконтролировать их наличие на рабочем месте - таковы новые условия онлайн образования, с которыми скорее должны считаться учителя, а не ученика. "В скайпе можно отключать видеокамеру или звук. Недавно я отключил камеру, будто бы интернет пропал. А на самом деле я комиксы рисовал", - рассказал JAMNews восьмилетний Саба из Тбилиси.

Как показал опыт многих стран, вера старшего поколения в волшебную силу телевизора окончательно разбилась о компьютерную реальность. Как говорят и сами дети и учителя, уроки, которые показывали в разных странах по телевизору совсем не привлекали детей и в таком режиме работать никто не смог.

Но были и проигравшие. Не каждому ребенку легко дался переход на дистанционную форму образования: некоторые "расслабились" в привычной домашней обстановке и им (их родителям) с трудом давалась учебная дисциплина. Другим было тяжело осваивать учебный материал в непривычных цифровых форматах. Кроме того, многие дети скучали без одноклассников и ежедневного общения в школе.

Кроме того, в категории пострадавших от перехода школы на дистанционное образование оказались дети, чьи родители не могут себе позволить купить необходимые гаджеты и интернет. (Подробнее об этом читайте в публикации ZDG “Дистанционное обучение без компьютера”) Эти дети, по сути, стали жертвами дискриминации по признаку материального положения и во многих странах их положение вызвало серьезную дискуссию. Потому что при переходе школ на онлайн обучение эти ученики фактически оказались за бортом образовательного процесса.

Вторая категория - дети, которые стали жертвами домашнего насилия и оказались запертыми на время эпидемии со своими преследователями. "Проблема еще и в том, что оставаясь дома, многие молодые люди сталкиваются с домашним насилием, - рассказала Vласти преподавательница искусств средней школы в Лондоне Андрия Зафираку. - Впрочем, трудности у детей могут вызывать не только последствия насилия или ухудшение финансового положения семьи". До сих пор специалистам не очень понятно что делать в таких случаях, поскольку возможности социальных служб в такой ситуации тоже очень ограничены.

Родители

В время эпидемии часто можно было наблюдать такие картинки: у компьютеров или телефонов сидят мама, папа и ребенок и у каждого своя zoom- конференция - производственное совещание, переговоры с партнерами или урок. Дети наконец увидели, чем занимаются родители. Или мать во время совещания варит еду, потому что война войной, на школьную столовую рассчитывать нельзя, а обед по расписанию. Так работодатели обнаружили, что в рамках карантина на рабочее время сотрудника есть и другие претенденты. Нагрузка на родителей во время карантина выросла в разы - тайм менеджмент не только собственный, но и ребенка (детей), работы по обслуживанию семьи, академическая нагрузка (потому что многие школы ограничились раздачей заданий на неделю и контролем тестовых заданий), работы по фотографированию и отправке выполненных заданий всем контролирующим инстанциям (внимание, не перепутать! Не послать годовой отчет завучу, а контрольную по рисованию младшего деловому партнеру!). Не все родители выдерживали такую нагрузку, и уж точно не удалось соблюсти принцип, о котором говорят многие психологи: “хочешь сохранить с ребенком хорошие отношения - не делай с ним уроки”. “У нас так и выходило, что я, будучи педагогом и читавшая много книг по воспитанию, старалась себя сдерживать и несильно принимать всерьез учебу, даже если он что-то плохо напишет или ошибется. Но все равно бывало так, что я нервничала, срывалась, теряла терпение, и ребенок думал, что он плохой, раз мама на него кричит, ведь я для него это не учитель, а мама”, рассказывает Vласти Мадина - преподаватель и мать двух школьников .

Родителям сложно давались и отношения со школой. Во-первых, у них зачастую нет компетенций преподавателей по специальным предметам (далеко не каждый родитель способен объяснить правило буравчика, даже если он прочитает перед этим учебник) и не было достаточного времени на подготовку. А во-вторых, как показала практика, между родителями и школой не был создан и отработан механизм обсуждения рабочих процессов и разрешения конфликтов. Потому что несмотря на все декларации, школа никогда не рассматривала родителей как партнеров в учебном процессе, а теперь под влиянием обстоятельств ей пришлось это сделать. Согласно исследованию, которое было проведено в Кыргызстане, родители заняли центральную роль в процессе обучения. Подробнее читайте в материале Kloop.kg “Образование не для всех: Как в Кыргызстане из-за пандемии впервые массово ввели онлайн-обучение для школьников и что пошло не так?”.

Отсюда вопрос. Если родители взяли на себя львиную долю академической нагрузки, которую должна нести школа, то почему они должны делать это бесплатно? Ведь они содержат учителей на свои налоги. Это привело к инициативе, например, в Молдове, когда родители потребовали выплатить им деньги за те учебные часы, во время которых они исполняли обязанности преподавателей.

Фото Жанары Каримовой

Учителя

Учителям тоже пришлось несладко. Люди, которые всю предыдущую карьеру делали ставку на непосредственную связь с учениками, оказались изолированы от них и им пришлось на ходу придумывать как удержать внимание учеников. “У онлайн-курсов своя специфика. А у нас обычные школьные уроки пытаются перенести в онлайн-формат, тогда как для онлайн-учебы нужны иные навыки, знания. У нас никто не был готов к переходу”, - рассказал JAMNews эксперт в сфере образования Симон Джанашия. Авторитет преподавателей также часто страдал из-за того, что они зачастую не могли освоить новые инструменты связи с такой же скоростью, что и ученики и не в одном классе наблюдалась картина, когда “двоечник” объяснял преподавателю как расшерить экран с классом или сделать снимок экрана. Многие учителя признают, что им не хватало технических навыков для работы онлайн.

Кроме того, под ударом оказалась основа основ образовательного процесса - лекционно-урочная система. “Каждый раз, проводя занятие онлайн, я чувствую, как внимание студентов ускользает от меня, как наше общение теряет живость и как мне недостает инструментов, чтоб это внимание и интерес подстегнуть, — ну, хотя бы перейдя из одного угла аудитории в другой и заставив тем самым всех повернуть головы”, - рассказывает преподаватель и автор Новой газеты Анна Наринская. Многие преподаватели поняли, что формат лекций в стриме просто не работает, внимание ребенка падает и нужно использовать другой ритм занятий - где-то больше, где-то меньше стандартных сорока пяти минут. Менять также нужно и сами форматы преподавания - вводить в лекционные занятия графические, видео и игровые форматы. К этому в школах еще не очень готовы.

Как следствие, нагрузка на учителей тоже выросла. “Уроки заканчивались в половине второго, был небольшой перерыв на обед, а затем начинались консультации. После начиналась подготовка к урокам на следующий день – я старалась делать сразу на неделю. Для этого необходимо посмотреть видео, написать инструкцию к уроку, цель, дату сдачи домашнего задания. После этого садишься проверять домашние задание. В первые две недели думала, что ослепну, потому что глаза были перманентно красные, пришлось покупать глазные капли, и ужасно болела спина из-за сидячего положения”, - рассказала Vласти учительница Елена.

Сейчас, разбирая эту ситуацию с некоторого расстояния, стало понятно, что преподавательская нагрузка выросла по трем направлениям. Во-первых, подготовка к уроку. Многие учителя были вынуждены “перелопатить” весь свой лекционный материал, отсканировать рабочие задания, подобрать работающие дополнительные материалы - видео, игры, картинки. Во-вторых, огромной частью работы стало индивидуальное консультирование, которым преподаватели занимались практически в любое время суток по всем доступным им средствам связи. Третья часть - бюрократическая нагрузка, которую вынуждены на себе нести учителя, вся отчетность, которая с введением онлайн образования стала нисколько не легче. И это все за те же деньги.

Школьник поднимает руку во время онлайн-урока, учась дома на карантине. Фото УНИАН

Государство

Сейчас государственные чиновники строят благостные планы о том, как первого сентября дети придут в школы, будут ходить строем, на переменах не будут приближаться друг к другу, не бегать, не орать и не стоять на ушах. По крайней мере такие ожидания следуют из планов министерста образования, например, Украины (Подробнее читайте в материале Громадского На уроки только в маске? А если кто-то заболеет? Как дети пойдут в школу с 1 сентября) . Интересно, когда чиновники последний раз видели живых детей?

Пока главный урок, который извлекли для себя чиновники - у учителей есть проблемы с технической подготовкой к переходу в онлайн. Поэтому министерства просвещения в некоторых странах вложились в повышение квалификации преподавательского состава.

Однако многие проблемы к новому учебному году так и остаются не решенными. Учителя во всех странах жаловались на то, что интернет, особенно в далеких провинциях или нестабилен или его нет совсем, что лишает как детей так и преподавателей возможности учить и учиться. Нет связи - нет дистанционного обучения и при переходе на эту форму образования именно государство должно было озаботиться доступностью этой формы.

Вторая глобальная проблема - отсутствие законодательной базы для дистанционного образования. Оно если и присутствует в законах, то касается очень небольшого количества детей, которые находятся в исключительных обстоятельствах (по состоянию здоровья или жизненной ситуации) и не предполагает масштабирования на всю систему образования. Нагрузка по оформлению всей этой истории в стандартное законодательное русло легла на учителей.

Третья проблема - деньги. Ни учителя, ни родители так и не получили дополнительных выплат за участие в масштабном эксперименте по переводу школы на дистанционные формы образования и намерений это сделать в ближайшем будущем также не просматривается. А первое сентября и вторая волна эпидемии уже близко.

Рекомендовано для вас