7259
17 апреля 2024
Ольга Логинова, Паоло Сорбелло. Фото Данияра Мусирова.

Что не так с идеей депутатов запретить «пропаганду ЛГБТ»?

И к чему может привести принятие таких поправок

Что не так с идеей депутатов запретить «пропаганду ЛГБТ»?

В начале апреля Асхат Аймагамбетов и Жанарбек Ашимжанов, депутаты мажилиса от партии власти Amanat, предложили внести в закон о СМИ поправку, запрещающую «пропаганду ЛГБТ». За публикацию такой «пропаганды» медиа может грозить приостановление работы или полное ее прекращение. Законопроект будет вынесен на обсуждение во втором чтении уже в среду, 17 апреля.

Активисты и правозащитники разбирают, что не так с предложениями депутатов, как они ограничивают СМИ и противоречат как казахстанскому, так и международному законодательству.

В рабочем документе говорится, что цель предлагаемой поправки – «недопущение пропаганды или агитации нетрадиционной сексуальной ориентации». Этот запрет приравнивает «нетрадиционную сексуальную ориентацию» к порнографии, религиозному экстремизму и национальному превосходству.

Вскоре депутаты неожиданно предложили для обсуждений в рабочей группе уже криминализировать «ЛГБТ-пропаганду», добавив ее в экстремистскую статью Уголовного кодекса о разжигании социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни.

Кроме того, предлагалось признать пропаганду «нетрадиционной сексуальной ориентации» угрозой национальной безопасности – и это была единственная конкретная угроза, указанная в предложенном изложении закона.

Вскоре после того как предложения о поправках в Уголовный кодекс были внесены депутатами, они исчезли из обсуждаемого законопроекта. Тем не менее запрет для СМИ еще находится на обсуждении у депутатов.

Какая именно редакция будет вынесена на обсуждение депутатов 17 апреля до конца неясно. Но эксперты отмечают, что поправки идут вразрез с казахстанскими законами и международными правовыми обязательствами Казахстана, а также могут привести к увеличению насилия против представителей ЛГБТ+ сообщества.

Что такое пропаганда?

Татьяна Чернобиль, консультант по международному праву в области прав человека, поясняет, что в международном праве нет понятия «ЛГБТ-пропаганда».

Она также подчеркивает, что в действующем законе о СМИ Казахстана, как и в предлагаемом законопроекте, гарантируется свобода слова и творчества, а цензура запрещается. Те же нормы закреплены и в Конституции страны. При этом в Казахстане уже пытались законодательно запретить «пропаганду ЛГБТ» среди детей, однако в 2015 году конституционный совет признал законопроекты не соответствующими Конституции.

«В Конституции поясняется, какая пропаганда недопустима – это пропаганда насильственного изменения конституционного строя, нарушения целостности республики, подрыва безопасности государства, войны, социального, расового, национального, религиозного, сословного и родового превосходства, а также культа жестокости и насилия», – говорит Чернобиль.

Правозащитница считает, что предложение депутатов – это попытка легализовать цензуру и еще сильнее увести закон о СМИ от Конституции и международных обязательств Казахстана в области прав человека.

«Как в 2015 году говорила Дуня Миятович, тогда представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ, “однажды начавшись, цензура никогда не прекращается”. Боюсь, что именно это нас и ждет, если предложения этих депутатов будут приняты», – опасается она.

Фото Юны Коростелевой.

«Если бы депутаты были госслужащими, я бы предложила в их случае ставить вопрос об их соответствии занимаемой должности, – также говорит правозащитница. – В любом случае, считаю, это повод для их избирателей и выдвинувшей их партии задуматься».

Асхат Аймагамбетов – бывший министр образования и науки во время первого срока Касым-Жомарта Токаева. Он стал депутатом впервые в марте 2023 года. Жанарбек Ашимжанов – бывший журналист и главный редактор лояльной властям газеты.

Почему поправки незаконны

После изменения закона о СМИ в 2017 году был введен запрет на пропаганду уже любой «запрещенной законодательством информации».

Сейчас в законе запрещенной к распространению считается пропаганда порнографии, наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, взрывчатых веществ и самодельных устройств, а также суицида.

«То есть, до этого примечания, запрещалась пропаганда закрытого перечня действий, предусмотренных Конституцией. С введением же определения пропаганды, кроме указанных в Конституции, запрещенным для пропаганды стало еще и вообще все, что запрещается законодательством. Это расширяет перечень запрещенных к пропаганде вещей до практически бесконечности, если учесть, что законом запретить можно что угодно», – поясняет Чернобиль.

При этом порнография, наркотики и прекурсоры запрещены законодательством, однако «нетрадиционная сексуальная ориентация» – не под запретом.

Правозащитница напоминает, что по Международному пакту о гражданских и политических правах, участником которого является Казахстан, запрету подлежит только пропаганда войны и «всякие выступления, представляющие собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию» на почве «национальной, расовой или религиозной ненависти».

Все остальное может быть ограничено строго ситуативно, обосновано и пропорционально предотвращаемой угрозе.

«Как мы видим, пропаганду отличают по-настоящему разрушительные последствия, такие как война или преступления на почве ненависти, – также отмечает правозащитница. – Пока, как мы видим, вражду как раз-таки разжигают такие депутаты, своими высказываниями порождая неприязнь к абсолютно защищаемым Конституцией идентичностям человека. Напомню, Конституция запрещает дискриминацию по любым обстоятельствам, включая сексуальную ориентацию и гендерную идентичность».

Азият Агишев, ЛГБТ-активист и магистрант программы Академии ОБСЕ «Права человека и устойчивое развитие» из Астаны, также полагает, что приостановление или прекращение деятельности СМИ – это несоразмерная и неоправданная мера, которая нанесет ущерб свободе слова.

«Угроза для общества»

Хабер, исполнительный директор ИЛГА-Европа, международной организации, занимающейся вопросами соблюдения прав человека для представителей ЛГБТ, в комментарии сказали «Власти», что эти инициативы в парламенте вызывают беспокойство, так как «они неправомерно предполагают, что ЛГБТ-люди представляют угрозу национальной безопасности или социальной целостности».

«Это будет иметь лишь негативные последствия для ЛГБТ-сообщества и нанесет вред целостности всего общества. Такие действия со стороны властей приведут к увеличению насилия против ЛГБТ-людей», – предупреждают Хабер.

Азият Агишев также подчеркивает, что информация об ЛГБТ не приводит к никаким негативным последствиям для общества.

«До сегодняшнего дня нет ни единого научного, объективного доказательства, что информация о ЛГБТ-людях покушается на права окружающих или, тем более, подрывает государственную безопасность, общественный порядок, здоровье или нравственность населения, – отмечает Агишев.

Соответственно, говорит он, у предлагаемого депутатами запрета нет легитимной цели.

Фото Алмаса Қайсара.

Некрасивый пример

Понятие «ЛГБТ-пропаганды» может трактоваться и использоваться произвольно – это видно из российского примера, где где в 2013 был введен похожий законодательный запрет.

Как поясняют Ноэль Шайда, глава отдела коммуникаций фонда «Сфера», защищающего права ЛГБТ+ в России, там запрет на пропаганду вводился постепенно – с 2011 года его «тестировали» в регионах, затем расширили на всю страну.

«По опыту работы мы можем сказать, что статья по “пропаганде” не использовалась повсеместно, а была скорее дополнительным фактором запугивания, – говорят они. – Редко было так, чтобы условная “пропаганда” была единственным, что вызывало вопросы у полиции. Это привело не только к условной “показательной порке” активисто_к, но еще и к разворачиванию огромной цензурной машины, когда условно любой контент может быть заблокирован».

Егор Сковорода, редактор российской «Медиазоны», также говорит, что сначала все, что касается ЛГБТ+, в России приравняли к вредной для детей информации, но затем запрещенным оказалось любое упоминание сообщества.

«Ну а дальше они нашли способ криминализировать ЛГБТ+, выдумав “международное экстремистское движение ЛГБТ”, и теперь все можно притягивать к деятельности этого абстрактного экстремистского движения», – констатирует он.

Год назад, российские власти официально зафиксировали критерии ЛГБТ-пропаганды и признали движение ЛГБТ «экстремистским».

Так, в России, проверять на «пропаганду» могут и сельские сатирические выступления, где женских персонажей исполняют мужчины, и музыкальные клипы певцов, в том числе – лояльных политическому режиму. При этом штрафам также подвергаются развлекательные медиа: музыкальный канал оштрафовали на миллион рублей за танцоров в макияже и украшениях, а онлайн-кинотеатр – за фильм «Афера столетия».

«По точно таким же мотивам Россия пытается заблокировать сервис изучения языков Duolingo на всей территории страны», – также отмечает Агишев.

Duolingo, популярный ресурс для изучения языков, использует инклюзивный язык в упражнениях.

Традиция без ответственности

Депутат Жанарбек Ашимжанов пояснил, что запрет для СМИ будет касаться «однобокой информации, когда эти отношения показываются как лучшие, чем «традиционные отношения».

Кто именно и каким образом будет проводить экспертизу, насколько однобокой была информация – неясно.

Агишев поясняет, что введение таких широких терминов, как «традиционное» и «нетрадиционное» в законодательство создает большие трудности в применении законов на практике: для кого-то, например, бить женщин – в рамках традиций, а для кого-то это является неприемлемым насилием.

«Такие формулировки обременяют правоприменительную практику законов, которые должны опираться на четко определенные объективные термины, а не определения, разнящиеся от человека к человеку», – считает Агишев.

При этом понятие «традиционные семейные ценности» уже появилось в законодательстве.

Так, недавно подписанный Токаевым закон о «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам обеспечения прав женщин и безопасности детей» вносит поправки в кодекс о браке.

Согласно им, брачно-семейное законодательство теперь основывается, в том числе, на принципах «защиты, сохранения, укрепления и продвижения традиционных семейных ценностей», а дети должны быть воспитаны в духе «уважения к традиционным, культурным и семейным ценностям».

Нововведения обосновываются тем, что «пропаганда однополых браков (...) направлена в первую очередь на подрыв традиционных ценностей, разрушение семьи». «Но семьи не начнут разводиться, если в интернете кто-то расскажет что-то об ЛГБТ-людях», – уверен Азият Агишев.

В комментарии изданию The-Village юристка и правозащитница Халида Ажигулова, участвовавшая в рабочей группе по разработке законопроекта, рассказала, что вместе с другими экспертами предлагала исключить нормы о «традиционных ценностях» из-за размытости. Она отмечала, что такого законодательно закрепленного понятия нет ни в одной стране мира, кроме России, где «традиционные ценности» используются для противопоставления «западным».