7610
8 января 2019
Текст: Меруерт Сарсенова, фотографии Данияра Мусирова

Данило Малюта: «Многие мне говорили, что попасть в NASA невозможно»

Ему 24 года, но он уже делает разработки для NASA и пишет докторскую диссертацию об оптимизации аэрокосмических систем

Данило Малюта: «Многие мне говорили, что попасть в NASA невозможно»

Данило Малюта родился в Одессе в семье врача. В 10-летнем возрасте вместе с родителями покинул Украину — из-за отца, который работает во Всемирной организации здравоохранения и был переведен в другую страну. На протяжении 14 лет семья еще несколько раз меняла место жительство. Данило Малюта имеет двойное гражданство: Украины и Швейцарии – в ней он прожил 10 лет. Сейчас молодой человек живет в США, где трудится над докторской диссертацией и параллельно участвует в проекте NASA по посадке ракет на Луну. На новогодние праздники он прилетел в Алматы, к отцу, который работает в Казахстане по линии ЮНИСЕФ. Мы встретились с ним и поговорили о том, как он попал в проект NASA.

О мечтах и достижениях

Я хотел строить самолеты еще с 6 или 7 лет. Страсть к авиации во мне проснулась благодаря моим дедушкам, один из которых был авиамехаником, а второй работал над запуском ракет в советской армии.

Честно признаюсь — до 12 лет я учился не очень хорошо, но когда по-настоящему осознал, что моя будущая профессия будет связана с авиацией, то стал усиленно изучать математику, физику, химию и вскоре это помогло мне добиться хороших результатов в учебе.

Уже во время моего бакалавриата в EPFL (École polytechnique fédérale de Lausanne) с 2012-2015 годы, я все больше и больше начал увлекаться космосом. В тот же период американская компания SpaceX стала проблеском в небе для молодых инженеров, как и девиз её основателя, Илона Маска, о том, что «мы изменим всю аэрокосмическую индустрию и полетим на Марс».

Так как в EPFL я изучал теорию автоматического управления, то в качестве своей финальной работы готовил уменьшенную копию ракеты, которая должна была взлететь и стабилизироваться в воздухе. Я стал искать людей, которые смог ли бы мне помочь в этом. Тогда мой университетский профессор порекомендовал другого профессора из США Бехчета Ачикмеше, который, как оказалось, на протяжении 10 лет ранее работал в JPL (Jet Propulsion Laboratory) NASA и участвовал в миссии Curiosity при посадке роверов на Марс. После переписки с ним, меня пригласили в Университет Техаса в Остине, где я и провел всё лето 2015 года, работая над своим проектом.

Той же осенью я поступил в магистратуру в ETH (Eidgenössische Technische Hochschule Zürich), выбрав специальность по робототехнике (роботы, система и контроль) и загорелся идеей сделать интернатуру в JPL NASA. Позже, благодаря моему американскому наставнику, я познакомился с несколькими инженерами с JPL, успешно прошел у них интервью и был допущен к разработке автономных дронов для агрокультуры. Эти дроны предназначались для сборки данных по урожаю.

Так 9 месяцев, с января по сентябрь 2017 года, я находился в одном из 10 центров NASA, специализирующемся на производстве автономных систем для изучения космоса, в том самом центре, где собирались все роверы, приземлившиеся на Марс.

В Контрольном центре JPL есть команда ученых и инженеров, которая живет не по земному, а по марсианскому времени, то есть делает замеры не в часах, а солах, и уже после этого принимает решение о дальнейшей эксплуатации каждого объекта, его маршруте или навигации.

По окончании интернатуры я вернулся в Швейцарию, чтобы написать тезис по исследованиям и защитить презентацию. А в январе 2018 года решил продолжить общение с профессором Ачикмеше, переехавшим на тот момент из Остина в Сиэтл (штат Вашингтон), и пройти докторантуру под его началом.

Тему докторской диссертации я выбрал не случайно, так как она связана с оптимальным контролем авиакосмических систем. Поясню, что использование оптимизации позволяет, например, минимизировать расход топлива при максимальной протяженности полета. Для авиационных и космических систем это очень важно, потому что каждый килограмм топлива в этой отрасли стоит дорого. То, что компания SpaceX сегодня может сажать носители обратно на Землю – тоже частичный результат оптимального контроля.

Фотография предоставлена Данило Малютой

Сейчас одним из своих достижений я считаю участие в проекте JSC NASA (космический центр им. Л. Джонсона в Хьюстоне) по посадке ракет на Луну, над которым работаю вместе с командой профессора, и лето текущего года я тоже, скорее всего, проведу там.

О возможностях и планах

Во многих американских компаниях, в том числе NASA и SpaceX, действует закон ITAR, запрещающий любому иностранному специалисту работать над технологиями, которые, по мнению государства, могут быть использованы в военных целях, это касается сферы авиации и космоса. Поэтому экспатам, прежде чем начать работать над каким-то проектом, необходимо заполнить специальные формы, а иногда и этого недостаточно. Тем не менее, в JPL NASA все-таки нанимают иностранцев, разумеется, только на те объекты, которые не попадают под ITAR; NASA даже спонсируют визу или грин-карту для них, как правило, все они инженеры.

Еще существует такое понятие, как «нэшнл интерест вейвер», когда через юриста и миграционную службу ты можешь доказать государству США, что проделал значимую работу для страны и являешься большим профессионалом в своей деятельности.

Это также дает шанс получить грин-карту и я намерен через год им воспользоваться.

После докторантуры в моих планах устроиться на работу скорее в SpaceX, чем в NASA. Там я хочу участвовать в проектах по разработке ракет для полетов на Марс и в будущем стать одним из главных инженеров, воплотивших мечту о красной планете.

В прошлом году SpaceX уже начала работать над носителем, который сядет на Марс. В этом году они будут его тестировать, но пока на Земле. Думаю, лет через 30-40, люди смогут свободно покупать билеты до Марса туда и обратно, а кто-то, возможно, захочет и остаться там. Когда начнут колонизировать эту планету, человеческое присутствие будет на ней постоянным. Это огромный шаг к эволюции: равно тому, что жизнь вышла из воды и перешла на сушу. Я уверен, соберется много желающих участвовать в данной миссии, и наше поколение станет первым, кто все это увидит.

Вообще по задумке Илона Маска билет на Марс должен стоить $1 миллион. На первый взгляд, кажется, что сумма неподъемная для простого гражданина, но с другой стороны, совокупная стоимость имущества среднего американца приблизительно столько и составляет.

Что нужно, чтобы попасть в NASA или SpaceX?

В первую очередь, нужно стремиться быть профессионалом в том, что ты делаешь; даже будучи студентом стараться выделиться среди своих сокурсников; не просто знать на «отлично» предмет, но и «болеть» им. Кроме этого, участвовать в дополнительных проектах, возможно, строить авиамодели, создавать программы, веб-сайты или собирать роботов.

Что касается меня, то свою первую модель авиауправляемого самолета я соорудил еще до университета — в 16 лет, после этого сконструировал аэродинамический тоннель для тестирования крыла.

Когда учился на бакалавра в EPFL, организовал группу, построившую модель ракеты. Позже во время магистратуры в ETH я участвовал в студенческой команде АМZ по сборке гоночных автомобилей.

Многие мне говорили, что попасть в NASA невозможно, но я твердо верю, что все, к чему мы стремимся, обязательно сбудется, если вкладывать в это колоссальный труд.

Однажды мне посчастливилось встретиться на авиационном шоу в Швейцарии с известным астронавтом Кристофером Хэдфилдом. В свое время он стал первым канадцем, который вышел в открытый космос. Когда я озвучил ему, что хочу строить ракеты и попросил напутственного совета, Хэдфилд ответил: «Если вы хотите чего-то добиться, просто любите то, что делаете; старайтесь изо дня в день совершенствоваться и быть лучшим в своей профессии; но знайте, существует много факторов, не зависящих от вас. И даже если не получится достичь желаемой цели, то в любом случае вы окажетесь в выгодном положении и обретете счастье».

С тех пор я неуклонно следовал его совету.

Например, приехав в Техас, я не пошел смотреть достопримечательности, хотя у меня была такая возможность; вместо этого с первого дня я пытался доказать, что способен много работать и могу справиться с любыми трудностями. Эти качества увидел во мне профессор, и именно благодаря им он рекомендовал меня инженерам JPL NASA. Прибыв в Калифорнию, чтобы разрабатывать дроны в JPL, я также больше 99% своего времени проводил на рабочем месте; я знал, такой шанс выпадает только один раз в жизни и второго уже не представится.

Помню, как я впервые посетил главную фабрику SpaceX: несмотря на позднее время — 9 часов вечера, здание было переполнено людьми. Но главное, что меня там поразило, так это средний возраст сотрудников – 20-25 лет. Все эти молодые парни и девушки, на самом деле, фанаты одной идеи: они убеждены, что смогут построить ракету быстрее, чем предрекают официальные источники и живут по принципу «зачем ждать завтра, если можно сделать сегодня».

Примечательно, что в таких организациях, как SpaceX, редко принимают на работу инженеров старшего поколения, полагая, что у тех уже устоявшееся мнение на некоторые процессы или разработки. Ведь у новых компаний радикально свежий взгляд на то, как строить космические системы.

Кто стал примером?

Главным примером для меня есть и будет мой отец Руслан Малюта. По специальности он доктор, он сотворил себя сам, без каких-либо связей или знакомств. Благодаря ему я получил хорошее образование и имел возможность продвигать свои юношеские идеи.

Еще в университете отец был один из немногих студентов, кто владел в совершенстве английским языком. Он всегда интересовался иностранной литературой, особенно много изучал по теме СПИДа.

Первый решающий шаг в его карьере случился, когда он попал в организацию «Врачи без границ» в Одессе. Затем благодаря своим знаниям и опыту, был принят во Всемирную организацию здравоохранения, которая направила его в Данию. По долгу службы отца, нам приходилось несколько раз менять страну проживания; самой долгосрочной остановкой сроком в 10 лет стала Швейцария. Сегодня папа работает по линии ЮНИСЕФ в Алматы.

Вторым вдохновляющим примером является, безусловно, Илон Маск. Это, прежде всего, великий инженер, и уже потом успешный бизнесмен, перевернувший с ног на голову автомобильную индустрию, а теперь еще и аэрокосмическую промышленность. Вспомните, что когда-то созданные им компании считались нереалистичными.

Как-то в JPL NASA мне удалось побеседовать с инженерами Эндрю Джонсоном и Мигелем Сан Мартином, в свое время они принимали непосредственное участие в разработке посадочных систем на Марс. Общение с такими знаковыми людьми, для меня куда важнее, чем встреча с любой голливудской звездой.

О мотивации и хобби

Я встаю каждое утро в 5 часов и занимаюсь спортом. Но недавно в Сиэтле я увлекся парными танцами, стал изучать бразильский зук и популярный в США Вест кост свинг. До этого я вообще не умел танцевать, а сейчас стал чувствовать ритм и музыку, и мне это очень нравится.

Такой активный отдых дает мотивацию и энергию больше работать. Ведь когда ты занят своим делом 24 часа в сутки, и как бы сильно ты его не любил, без отдыха, ты постепенно начинаешь терять интерес и «сгорать». Поэтому полезно переключаться.

Также я люблю читать биографии великих людей, например, недавно прочитал вдохновляющую историю жизни Вернера фон Брауна. Из прочитанных ранее – биографии Сергея Королева, Говарда Хьюза, Кристофера Хэдфилда, еще Леонардо да Винчи, Бенжамина Франклина и др.

Еще я очень люблю фантастические книги.

Рекомендовано для вас