2307
8 сентября 2023
Алмас Қайсар, Назерке Құрманғазинова, Власть

Көшербай Кәменұлы, қандас: «После переезда я высадил 5 тысяч деревьев»

Кандас из Китая о своем переезде, земле и положении кандасов

Көшербай Кәменұлы, қандас: «После переезда я высадил 5 тысяч деревьев»

Көшербай Кәменұлы родился в Китае в 1952 году. В Казахстан он переехал в 2012. Мы с ним познакомились год назад в Шелеке, где он нам рассказал о своей жизни в Китае, культуре тамошних казахов и последующих гонениях. Помимо прочего, он занимался общественной деятельностью - поддерживал переселяющихся кандасов.

Тогда мы вместе с ним отправились в село Тескенсу Алматинской области, где 280 семей кандасов борются за получение земли для ведения сельского хозяйства. Спустя год мы вновь приехали к Кәменұлы, чтобы узнать о его жизни и о том, как изменилось положение местных кандасов.

Разворачиваясь от Шелека, мы проезжаем несколько сёл, где в полдень кипит жизнь. После чего упираемся в село Асысаға, почти в самую высокую точку этого сельского округа. Здесь протекает река Асы, а издалека глядит гора Бакай. Чем ближе мы к аулу, тем больше деревьев и зеленых островков мелькает в окнах машины.

Мы заходим под сень высоких деревьев. На улице стоит жара, а позади с лопатой в руках устало шагает мужчина. Напротив на лошадях едут двое всадников, за ними - дети на велосипедах и собака.

— Где живет Көшербай?, — спрашиваем.

Мужчины разворачивают своих коней и переспрашивают:

— Көшербай, оралман Көшербай?

— Да.

Они указывают нам дорогу. За несколько минут до этого мы созванились с Көшербаем. Тогда он сказал: «Спроси, где живет оралман Көшербай, меня все знают, подскажут».

Дом Көшербая Кәменұлы окружен длинной, местами пересыхающей вербой и белыми тополями. Издалека это напоминает оазис посреди степи.

Сам Кәменұлы появляется через пару минут с пакетом фруктов:

— Проходите, давайте, — говорит Көшербай и мы заходим в его дом, окруженный небольшим огородом. Вокруг бегают внуки, а дома ждет жена.

Внутри дома можно заметить много предметов с китайскими иероглифами: печь, коробка от обуви и т.д. Мы садимся за стол, полный еды - ірімшік, құрт, баурсаки, мёд и другое.

«Я рад, что приехал в Казахстан. Столько у меня здесь детей, потомков. В Китае нас же штрафовали, если мы имели более двух детей. Вот моя жена, ей 66 лет, мать пятерых детей. Настроение хорошее, каждый месяц зовем ее друзей на чай…», — говорит он, а жена слегка ударяет его по колену. В ответ Көшербай смеется.

«У меня еще четверо братьев и сестер, двое переехали сюда. Сейчас в Китае остались лишь двое девочек. Хочу их тоже на историческую родину позвать, сейчас столько всего в мире происходит, нам надо извлекать из этого уроки. Нельзя, чтобы каждый был сам за себя, нужно быть вместе. Я говорю всем “приезжайте, если есть возможность, приезжайте”. Вы можете принести пользу нашему государству. В сельском хозяйстве людей мало, земли много. В прошлом году в Петропавловскую (Северо-Казахстанскую - В.) область люди поехали, там не хватает людей. Сколько покинутых аулов, ни детей, ничего. Но в основном селятся здесь, друг на друга, как муравейник», — говорит он.

«Я высадил 5 тысяч деревьев»

Семья Көшербая занимается скотоводством - у них 30 коров, около 50 овец. Однако из-за того, что они не смогли отправиться на зимовье в горы, часть пришлось продать.

Его сын вскладчину с четырьмя людьми приобрел 15 гектаров земли. На ней они сеют пшеницу и косят сено. Но в последнее время заниматься этим становится тяжелее - не хватает поливной воды.

Көшербай 25 лет работал преподавателем в Китае, потом его перевели на работу в управление лесным хозяйством. К 60 годам он вышел на пенсию.

«Поскольку я работал в лесном хозяйстве, то отлично знаю пользу от леса. Потому после переезда я посадил здесь 5 тысяч деревьев. Вокруг школы я высадил 500 саженцев вербы, каждая стоит по 500 тенге. Я сделал это, чтобы экология Асысаға была здоровой, чтобы всё тут процветало, а школьники ходили в тени этих деревьев, чтобы они приучались к любви, защите своей среды», — рассказывает он.

Көшербай ведет нас на задний двор, и мы оказываемся на зеленом поле где с одной стороны высажена верба, а с другой - белые тополя.

«Я рос у подножия гор Хан-Тенгри. Работая в лесном хозяйстве, странствовал по горам, защищал разных животных и птиц, защищая лес. Потому меня привлекла гора Бақай, привлек местный жайлау, названный Асы», — говорит он.

«Надо всегда трудиться. Природу надо щадить. У нас говорят, что от отца в наследство должно остаться дерево. Вот этим саженцам уже больше шести лет. Я думаю, их надо проредить, чтобы они росли быстрее, — говорит Көшербай, глядя на вербу. — Если проблемы с водой решатся, я посажу здесь яблони и другие плодовые».

Көшербай рассказывает, что он просил у акимата землю для того, чтобы высадить еще деревья, так как на его землю не приходит достаточно воды. Эти деревья он поливал с помощью арыков.

«Но этого не хватает и проблема не решается, некоторые деревья из-за этого сохнут. Идет сильная засуха, воды все меньше. На это, по-моему мнению, влияет то, что незаконно вырубают деревья и леса, браконьерство. Конечно же, еще и то, что сокращается вода с ледников, увеличиваются поливные земли, не технологичные системы арыков для водоотведения. Много воды теряется до того, как она доходит до нас», — рассказывает он.

Он считает, что каждый человек должен высадить по пять деревьев, чтобы улучшить экологическую ситуацию в стране.

«Каждый казахстанец должен думать о защите окружающей среды. Чтобы предупредить экологические проблемы. Я приехал в Казахстан не для того, чтобы тут лежать и отдыхать, а чтобы внести лепту в развитие страны. Будь это деревья на гектар земли, или одно дерево, оно помогает переработать загрязненный воздух Казахстана», — считает Көшербай.

У входа в дом Көшербай показывает нам засохшую вербу: «Это все нехватка воды. Весь мой труд… Они высыхают, я их снова сажаю, снова высыхают…», — говорит он.

Земля и работа

В прошлом году Көшербай поддерживал 280 семей из Тескенсу, боровшихся за выделение им земли для ведения сельского хозяйства и выпаса скота. По его словам, спустя год ничего не изменилось. Жители Тескенсу несколько раз писали обращения и жалобы в акимат Енбекшиказахского района и в прокуратуру.

«До сих пор в Тескенсу 3 тысячи гектар земли принадлежат двум людям. Сверху говорили, что будут проверки, но ничего не произошло. Правительство ведь обещало, что будет проводить справедливую политику в интересах народа. Да, может наверху что-то и делается, но земли, которыми завладела небольшая группа людей, всё ещё не возвращены государству. В общем, обещания о решении проблем с работой, обеспечением людей землей так остались просто словами», — говорит он.

Во время разговора в прошлом году Көшербай был заметно воодушевлен происходящими изменениями, заявлениями о «новом, справедливом Казахстане». Он обвинял местных чиновников в том, что те саботируют новые веяния времени. Теперь его взгляды стали более умеренными.

«Если власти обещают что-то, необходимо это делать. Мы обращались и к НПК, и к партии “Ак Жол”, никаких результатов», — добавляет он.

Помимо этого он рассказал, что 87-летний Даулетжан Боранбай, который в прошлом году не мог вернуться к своим детям из-за того, что границы были закрыты, а для авиаперелета он слишком стар, смог поехать в Китай.

Көшербай говорит, что в Асысаға проживают 64 семьи кандасов. Они несколько раз обращались в акимат района, прося выделить кандасам от 1 до 3 гектаров земли для ведения хозяйства.

«Потому что все переселенцы - мастера по выпасу скота, по земледелию. Если будет земля, они смогут помочь государству. Но сейчас у них нет работы, специалисты пасут чужой скот, берутся за временные работы. Ездят по всему Казахстану, кто в Шымкент, кто в Павлодар, кто в Атырау - работают в китайских компаниях. Не видят свои семьи месяцами», — резюмирует он.

Он рассказывает, что в Асысаға защищаются интересы лишь небольшой группы людей при распределении поливной воды.

«Мой сын на 15 гектарах земли посеял пшеницу, он хотел показать людям, что надо сеять разные культуры, а не только косить сено. Но небольшая группа лиц не дает им воду. Лишь через 70 дней дали воду, в этом году это лишь во второй раз. На 15 гектаров земли дали воду всего на 5 часов! Я считаю, что небольшая группа людей хочет лишить нас любых возможностей защищать свои - кандасов - интересы. Это сильно влияет на целостность и единство государства. Такого не должно быть. Надо раздать земли, которые есть, на выпас скота и сельское хозяйство», — уверен аксакал.