5055
17 сентября 2020
Тамара Вааль, фото со страницы Нуржана Альтаева в Facebook

Нуржан Альтаев: В обществе есть очень большой запрос на реформы

В союзе «Ел Тірегі» не исключают преобразования в партию, но пока такой цели перед собой не ставят

Нуржан Альтаев: В обществе есть очень большой запрос на реформы

В конце прошлой недели в столице союз промышленников и предпринимателей «Ел Тірегі» выступил с программой широких политических реформ, отличающихся от повестки, предлагаемой партией власти, в которой состоит руководство союза. Vласть поговорила с главой организации – депутатом мажилиса от «Нур Отана» Нуржаном Альтаевым о готовности власти к реформам, о том, станет ли союз партией и его персональных планах.

- Тот набор реформ, который вы озвучили, существенно шире, чем реформы, обозначенные Токаевым и партией «Нур Отан». Сохраняете ли персонально вы и другие участники союза «Ел Тірегі» членство в партии Нур Отан или вы выйдете из нее?

- Кроме того, что я являюсь членом партии «Нур Отан», кроме того, что я являюсь депутатом мажилиса (по списку правящей партии - V), я еще и человек, я еще и гражданин Казахстана. Я видел эти все проблемы, которые произошли летом у нас и это не было так, что одна какая-то проблема. Эти проблемы на самом деле у нас копились годами. Но ярко высветились летом этого года, когда люди стали умирать из-за коронавируса. И мы увидели, что многие чиновники, многие наши госорганы не в состоянии ответить на такие ЧС, на такие вещи и встать на защиту наших граждан. Я имею в виду защиту их жизни, здоровья и так далее.

Мы все лето это обсуждали, были общенациональные мозговые штурмы, которые мы проводили в онлайн-режиме, их было несколько. И в них приняло участие более 80 тысяч человек. Мы получили тысячи писем от наших граждан, от наших избирателей, скажем так, в которых они писали свое мнение, писали свои предложения. Мы получили огромное количество комментариев в соцсетях, там, где вывешивали наши эфиры. Там участвовало много общественников, много политических деятелей, просто граждан. И вот они практически все высказывали, можно сказать, одну и ту же мысль – это практически красной линией проходило через все наши мозговые штурмы. Там говорилось о том, что вот эти проблемы, связанные с коррупцией, проблемы, связанные с неспособностью наших госорганов противодействовать таким вещам – это все проблема того, что мы очень серьезно нуждаемся в реформах. И в реформах не только экономических, но и в первую очередь, политических.

Основная проблема в том, что наши чиновники, наши руководители госорганов, и не только руководители, но и сотрудники, к сожалению, не ориентированы на народ

Они не ориентированы на мнение населения, они ориентированы в первую очередь, на свое вышестоящее руководство. Как я говорил, любой аким области или города, ему важно какую ему даст оценку вышестоящее руководство. Но ему абсолютно неважно, какую оценку ему даст население. И это абсолютно неправильно, это какое-то кривое зеркало.

На самом деле, любой чиновник должен ориентироваться, в первую очередь, на народ, на людей, на население в той «поляне», за которую он отвечает. Если это министр соответствующий, то в рамках действующего министерства, если это аким, то в рамках деятельности на той территории, которую ему доверии. У нас этого нет. Любой аким области, условно говоря, ждет раз в полгода, когда к нему приезжает президент, он ремонтирует дороги, по которым будет ехать президент, красит здания, какие-то некрасивые вещи закрывает какими-то панелями. Ему самое главное, как его оценивает президент. Но ему вообще «по барабану», что о нем думает местное население. Так не должно быть.

Мы сейчас должны провести такие политические реформы, чтобы этот чиновник – любой на любых должностях, в любых местах, он должен, в первую очередь, ориентироваться на людей, на граждан, на наше население. И он должен ориентироваться на избирателей.

- Но вы же понимаете, что система складывалась 30 лет под руководством Назарбаева. И это было нормально при нем.

- Когда-то в 90-х, когда страна только становилась на ноги, все это обустраивалось, возможно, там нужны были какие-то оперативные меры, чтобы один человек быстро принимал решения. Это было нужно на тот момент. И привыкли потом, многие уже шли по накатанной дорожке. Оно когда-то дало эффект. В 90-е годы оно дало хороший эффект. Большое спасибо нашему главе государства, елбасы, который это все выстроил, который это все сделал, построил такое государство.

Вы знаете, мы долгое время считались лидерами в Центральной Азии, считалось, что Казахстан - самая продвинутая во всех отношениях страна. И это конечно же, благодаря елбасы. Но сейчас нам не нужно жить старыми победами, что мы когда-то были лидерами. Нам сейчас нужно уже перестраиваться. Сейчас мы понимаем, что уже на сегодняшний день вот этот принцип не совсем работает. Нам нужны новые принципы, нам нужны новые форматы работы.

Поэтому мы говорим: население хочет другого, оно хочет, чтобы действительно на него ориентировались. И нам нужно провести соответствующие политические реформы. Я как раз [на пресс-конференции] сказал о том, что эти реформы нужны и там я, мои коллеги - члены «Ел Тірегі», которые находятся в «Нур Отане», являются членами этой партии, готовы поддерживать эту партию, если партия готова идти на такие реформы и готова меняться. Мы видим уже первые шаги партии к тому, что идут изменения. Те же самые праймериз, которые сейчас происходят. Это, конечно, определенные изменения, это радует. Но я считаю, что мы должны идти еще дальше.

- А если партия не будет готова к радикальным изменениям?

- Если партия не готова, тогда мы будем с другой партией, которая будет готова.

- Вы планируете участвовать в предстоящих выборах?

- Вы имеете ввиду, как член «Нур Отана»?

- Да, как член «Нур Отана».

- Пока еще решение до конца не принято по этому вопросу. Поэтому я сейчас не могу заявить о том, что я принимаю участие в выборах.

- А если партия не готова к таким реформам, будет ли союз «Ел Тірегі» в ближайшем будущем преобразован в партию?

- Мы пока об этом не думали. Пока вот так вопрос перед «Ел Тірегі» не стоял, потому что он создавался как союз промышленников предпринимателей. Мы вообще работали в первую очередь для интересов промышленников предпринимателей. Но вот эта ситуация, связанная с коронавирусом, которая была летом, внесла серьезные коррективы в работу нашего союза. То есть, мы уже пошли шире, пошли дальше. Мы начали понимать, что тут вопрос не стоит только в вопросах предпринимателей, чисто экономических вопросах. Тут в целом стоит вопрос о серьезных реформах и о безопасности нашей страны, о ее устойчивости и безопасности наших граждан. Поэтому мы стали не просто союзом предпринимателей, мы стали некой такой общественной большой организацией, которая думает не только об интересах предпринимателей, а целом – и о социальных вопросах и так далее.

Мы видим, что есть очень большой запрос со стороны общества, нам везде пишут, звонят, особенно после последней пресс-конференции. Все говорят: давайте создадим партию и давайте эти идеи продвигать

Я считаю, что сейчас, поскольку многие члены «Ел Тірегі» являются членами партии «Нур Отан», есть у нас члены и других партий, например, представители «Ак Жола» и Коммунистической [народной] партии и так далее, мы сейчас будем смотреть.

Мы считаем, что если партия «Нур Отан» готова идти на такие изменения, на определенные реформы, мы ее поддержим, будем идти в авангарде и так далее, но если нет, то мы конечно же, будем думать. У нас в союзе решения не принимаются одним или двумя людьми, тут должно быть какое-то общее решение.

- То есть вы не исключаете создания своей партии?

- Я не исключаю. Потому что как говорится, никогда не говори «никогда». Что-то сейчас исключать и говорить, чего-то там невозможно - так не бывает.

- Откуда союз «Ел Тірегі» получает финансирование? Судя по вашей летней активности и антуражу пресс-конференции, у вашей организации нет проблем с финансированием?

- (Смеется). Ну это вы знаете, вы такой большой комплимент мне сделали. На самом деле, проблемы с финансированием есть. Вы наверно видели, что мы вообще любые мероприятия проводим очень скромно и подручными средствами. Даже на пресс-конференции у нас там буквы, которые мы поставили, они падали периодически. И мы максимально стараемся скромно, в онлайн режиме, не проводить с какими-то большими расходами, как это обычно делают те или иные организации. Надо сказать, что мы финансируемся только, условно говоря, за свой счет, за счет всех членов союза. Члены союза помогают, чем могут. Кто-то помогает… я не знаю….получается с миру по нитке. Но каких-то больших финансовых средств у нас нет.

- Просто в этот раз пресс-конференция была в Риксосе (пятизвездочный отель на левом берегу столицы - V), он не дешевый…

- Их самих заинтересовало это мероприятие. Они как бы с готовностью отозвались на это и… там не получились какие-то большие деньги. Тем более, сам отель он является партнером нашего союза Ел Тірегі.

Вы, наверное, заметили, что мы делали [мероприятие] во дворе, на лужайке. Но там на лужайке - это намного дешевле. Если бы мы проводили прям в здании Риксоса, это было бы дорого, и мы бы не потянули. А мы это сделали на лужайке. С одной стороны, во время коронавируса, лучше проводить на открытом воздухе, а мы позаботились о тех людях, которые пришли. Второй момент, была просто прекрасная солнечная погода. И мы так подумали - это последние солнечные дни в этом году, дальше будет холодно. И оно нам дешевле оказалось.

- Свою активность вы обсуждали с кем-то из администрации президента? И как они это оценивают?

- Нет, это чисто наша инициатива. С администрацией президента не было никаких контактов ни до, ни после этой пресс-конференции. Но мы - открытая организация абсолютно. Если кто-то захочет побеседовать, поговорить на эту тему, мы всегда готовы. Хоть с журналистами, хоть с кем.

- А из партии не звонили, не говорили: «Нуржан, это что такое?».

- Нет. Я думаю, это нормально. Мы живем в гражданском демократическом обществе. И каждый человек, я думаю, имеет право высказываться, а тем более мы же не придумали чего-то, не нафантазировали. Мы предварительно проводили большие обсуждения, вот этот общенациональный мозговой штурм. Там более 80 тысяч человек приняло участие в этом. Все высказывались. Мы были абсолютно открыты и говорили: все, кто хочет принимать участие – принимайте, все, кто хочет давать предложения – давайте. Вот наши адреса, вот наша почта, вот наши сети, комментарии и так далее, каждый голос будет услышан, каждое мнение будет услышано. Мы это все проанализировали, все поступившие к нам письма. Мы на пресс-конференции не могли все отразить, что было на нашем штурме. У нас не было времени, чтобы все там высказывать.

Просто я подумал, что мы не имели права молчать, мы провели общенациональный мозговой штурм. И все то, что нам сказали наши граждане, мы должны были это в таком резюмированном формате выразить и дать такую пресс-конференцию. И конечно же по-разному кто-то воспринимает. Кто-то думает, что это какая-то оппозиция, или чиновник призывает к Беларуси (протестам как в Беларуси после президентских выборов - V) и так далее, но мы говорим о том, что изменения нужно проводить эволюционным путем, путем изменений. Не надо никаких всплесков больших, выходить на улицы или еще что-то делать. Я думаю, что это все можно сделать путем таких реформ.

Я думаю, что всегда можно садиться со всеми за стол переговоров, я об этом говорил, что у нас вообще у Казахстана, у казахов в истории всегда было так, что мы любые проблемы всегда решали на курултае. Мы собирались, да, полемизировали друг с другом, но потом всегда приходили к общему решению, так наша государственность веками состоялась и мы вообще как нация выжили. Мы за открытое демократическое общество, которое путем реформ идет к прогрессу.

И еще один момент, о котором я часто говорил, все-таки эту пальму лидерства в Центральной Азии мы как страна должны удержать. Сделать все необходимое для этого, мы должны дальше развиваться, но без политических реформ, без демократического усиления, мы просто не сможем удержать эту пальму первенства. Уже многие наши соседи заявляют, что они будут лидерами.

- Просто опять же, возвращаюсь к началу разговора, у нас в принципе те люди, которые критикуют позицию партии, позицию «Нур Отана», это, значит, они критикуют президента, власть, и они автоматически становятся врагами. Вы не боитесь попасть в эту немилость?

- Абсолютно нет. Я абсолютно не боюсь, кроме Всевышнего, никого. И я считаю, что… Я думаю, что в нашем государстве не должно быть такого, чтобы кто-то преследовался за то, что он по-другому мыслит или по-другому предлагает.

- Но это же есть, вы же знаете?

- Я по крайней мере, не ощутил, и об этом не знаю. Я на себе это не ощущаю. То есть никто не оказывал на меня давление. Но вы знаете, фактически почти неделя прошла с пресс-конференции, до этого я тоже вызывал премьер-министра в стены парламента, я сказал, что они должны прийти и отчитаться по той ситуации, которая была летом (2 сентября на пленарном заседании Альтаев делал запрос премьр-министру - V). Но никто на меня не выходил, не давил. Хотя с моей стороны тоже были какие-то резкие заявления. Поэтому я не могу сказать.

Я думаю, что сейчас время слышащего государства, когда нас где-то слышат. Мы даже, я могу сказать, может, я немножко домысливаю или что, но, допустим, мы летом проводили этот общенациональный мозговой штурм, и после этого в послании президента мне показалось, что абсолютно наши мысли все были услышаны. Потому что мы об этом говорили, обсуждали. Не все конечно, но многие мысли, многие предложения из этого общенационального мозгового штурма попали в послание президента. Это социальная часть о том, что необходимо для людей, у которых низкие доходы, а их большая часть в нашей стране, они должны быть поддержаны. Что нужно социальную часть усиливать. Люди должны получать и чувствовать поддержку государства. И эти мысли они все были высказаны. И это, честно говоря, вселяет большую надежду, что все-таки эти мысли, обсуждения, предложения по реформам, они будут услышаны и все госорганы, президент, правительство, партия пойдут на это.

Рекомендовано для вас