191872
3 ноября 2022
Светлана Ромашкина, Власть, фотографии Жанары Каримовой

«Мы хотим, чтобы Токаев узнал правду»

Как живет золотой поселок Бестобе после суда над экоактивистами и закрытия фабрики

«Мы хотим, чтобы Токаев узнал правду»

Больше двух лет продолжается противостояние между АО «АК Алтыналмас» и активными жителями поселка Бестобе в Акмолинской области, которые требовали решить экологические проблемы, вызванные работой новой фабрики «Казахалтын Technology», входящей в «Алтыналмас». Компания даже подавала заявление в правоохранительные органы на двух активистов и настаивает на карьерном способе добычи золота, который потребует переселения части жителей поселка. Сейчас активисты готовятся идти пешком до Астаны, чтобы попросить помощи у президента Касым-Жомарта Токаева.

Река Силети — или как говорят местные — Селета в районе Бестобе течет сквозь живописный каньон. «Разве можно уехать отсюда, от этой красоты, в другое место?», — спрашивает экоактивист и житель Бестобе Николай Катчиев.

Он приезжает сюда, чтобы побыть одному, подумать и перезагрузиться. В этом году он бывал здесь особенно часто — правоохранительные органы обвинили его и активистку Александру Назаренко в разжигании социальной розни, прокурор просил для обоих по пять лет тюрьмы.

От невероятных красот Селеты мы возвращаемся в Бестобе, и на этом контрасте особенно обидно за депрессивный поселок, в котором почти век добывают золото.

«В этом году нашему руднику исполнилось 90 лет. Как мы их отпраздновали? Никак!», — возмущается активист и геолог на пенсии Балтабай Мухтахидинов.

Рейд с акимом

Этим октябрьским утром Балтабай Мухтахидинов, Николай Катчиев, Ахмет Жумабеков зашли к акиму поселка Сырыму Кабаю и встреча перетекла в поездку по проблемным местам Бестобе: главе поселка показали прудик, который давно обещали рекультивировать, увидели на дороге Камаз, полностью груженный песком. Аким остановил водителя, машину повезли на весы. Но их мощностей не хватило: вес груза и Камаза был выше 30 тонн. При этом на той дороге, где остановили машину, нельзя перемещаться с грузом выше 22 тонны, иначе разрушается дорожное полотно.

Асфальт здесь положили три года назад и он уже весь залатан битумом. Это единственная дорога, по которой бестобинцы выезжают в Степногорск — административный центр своего района, находящийся в 83 км от поселка. Для большегрузов неподалеку есть техническая дорога. Водителя этого Камаза уже останавливали на днях и предупредили, чтобы он больше не заезжал на эту дорогу. Теперь же решили вызвать полицию, водителя должны оштрафовать.

«Конечно, жалко его, но ведь он нарушил правила. Эта наша дорога – дорога жизни, на ней много родилось детей, потому что не доехали до города. И многие здесь умерли, потому что из-за качества дороги не доехали или же из-за ям происходили аварии, в которых гибли люди», — объясняет Николай.

После все едут на местную ферму, еще на прошлой неделе жители поселка узнали, что женщина прямо там родила ребенка, пошли слухи о возможном рабстве. Сотрудник фермы разрешает войти внутрь только акиму, через несколько минут чиновник выходит и рассказывает, что все нормально. Здесь работает муж женщины и здесь же они живут, в семье двое детей: одному год и семь месяцев, второй родился на днях. Тревогу забили сотрудники больницы в Бестобе, увидевшие условия жизни семьи. Позже они приехали туда с полицией и пожарными. Местные жители быстро собрали для семьи еду, одежду, посуду, постельные принадлежности.

Активистка Гульмира Касимова приезжала на ферму с медиками, она вспоминает, что у семьи ничего не было: ни еды, ни игрушек, ни памперсов, ни коляски: «Жалко было, охота было забрать детей, отмыть их. Я ночью спать не могла, муж говорит: «Зачем ты поехала туда?»

Гульмира Касимова

Гульмира создала в Бестобе онлайн-группу, в которой раздают детские вещи. Но в сам чат людям писать неудобно, поэтому сообщения приходят напрямую Гульмире. «Люди сначала думали, что я себе детские вещи беру, потому что у меня пять детей, — смеется женщина. — Мне недавно три коляски привезли, одну отвезли на ферму, две тут девушкам отдали. А насчет женщины, родившей на ферме, я еще напишу акиму».

Катчиев настаивает на том, чтобы уполномоченные органы проверили условия, в которых растут дети и объясняет акиму, что если с малышами что-то случится, то в первую очередь возникнут вопросы к главе поселка.

После активисты и аким проверяют как ремонтируется Дом культуры — образчик сталинской архитектуры.

Бестобе два года спустя

В последний раз в Бестобе мы были два года назад, с тех пор здесь появилась спортивная площадка.

По словам Николая Катчиева, ее сделали в декабре 2021 года, когда начался «кипиш» насчет стадиона «Енбек», на месте которого решили построить школу. Тогда поселок разделился: одни выступали за то, чтобы найти для здания другое место, а другие считали, что стадион и так заброшен.

«Надо было показать, что у нас что-то есть и вот была сделана такая площадка. На ней можно играть? Вот так наши деньги осваиваются», — показывает Николай. Мимо площадки понуро бредет рыжая корова.

Заасфальтировали 3 км дороги. В Парке Победы постелили плитку. По ней радостно гуляют гуси, людей нет, скамеек — тоже.

На новой детской площадке, с которой открывается вид на заброшенные двухэтажные дома, тоже постелили брусчатку. «Это же небезопасно, должно быть специальное резиновое покрытие», — возмущается Мухтахидинов.

На первый взгляд кажется, что в поселке появилось больше бизнеса: киоски с едой, новые продуктовые магазины и т.д. Новые спортивные площадки, дороги, но все еще много мусора и какой-то общей неустроенности. Неопределённое будущее поселка не стимулирует жителей высаживать рядом с домами цветы или как-то ухаживать за территорией. Выученная беспомощность в действии, точнее, в бездействии.

В прошлом году впервые в истории поселка выбирали акима. Победил житель Бестобе, бывший сотрудник группы компаний «Алтыналмас» Сырым Кабай. «Да какие у нас выборы, когда мы в первый раз собирались, было четыре кандидата, потом стало три, мы до сих пор их не знаем, они даже не удосужились развесить по руднику свои листовки, не было ничего. Мы постоянно обращаемся к акиму и он говорит: мы передадим в город, решим, что они скажут. Они даже не могут сказать, какой административный статус имеет наш поселок. И у меня создается впечатление, что наш поселок является, скорее всего, 21 микрорайоном города Степногорска», — отвечает Мухтахидинов на просьбу рассказать о выборах.

Канат Баисов

Активисты объясняют, что не получилось с выдвижением своего кандидата. Школьный учитель Канат Баисов хотел участвовать в выборах, но говорит, что его не пропустили: «Я — ненужный элемент. Если бы я был акимом, все было бы по-другому. Что-то мне по документам не хватило. Помню, зашел в акимат города на первый этаж, прошёл через охрану. И какой-то молодой парень охраннику говорит: «Если Баисов подойдет, не пропускать». А я рядом с ним стою, уже прошел. Говорю: «Баисов — это я. Почему такое отношение ко мне?» И он давай тикать в сторону лифта».

Балтабай Мухтахидинов

В прошлом году в пять утра в окно дома активиста Балтабая Мухтахидинова прилетел камень, повезло, что домашние не пострадали. Напротив дома школа, обвешенная камерами, но никого не нашли. Он связывает случившееся с деятельностью рабочей группы: «Мы копнули много всего».

Мухтахидинов всю жизнь прожил в поселке, работал проходчиком и одновременно учился на геолога. Он постоянно вспоминает каким поселок был «до»: газовое отопление в домах, своя больница, где было 23 врача, профилакторий, озеленение и т.д. Сейчас котельная разрушена, дома топят ТБО.

«Как на пенсию вышел, фабрику запустили, начал болеть, два раза делали на сердце операцию. Нас начали душить: ничего не растет, мы с бабушкой занимаемся садоводством, всю жизнь что-то выращивали в огороде, а сейчас ничего не растет». При этом его двор — один из самых ухоженных в поселке. Балтабай мечтает вырастить во дворе дома алматинский апорт.

Мухтахидинов входит в местное самоуправление, но говорит, что оно уже не актуально — кто-то давно умер, кто-то болеет и пора избирать новых членов. «Аким сказал, что с 2023 года будет новый состав, думаю, что нас, крикливых, ни Колю, ни Ахмета, ни меня не пустят».

Когда он выходит в поселок, то телефон оставляет дома, считает, что мобильные всех активистов прослушиваются и что таким образом в полиции знают, где он находится.

«Баязытыч, если со мной что-то случится, не обращайте внимание на решение мелочей, концентрируйтесь на больших проблемах в поселке, им, властям, выгоднее цепляться за мелкие, а за ними не видно больших, из-за которых эти мелкие и возникают», — говорит Николай Катчиев Балтабаю Мухтахидинову.

Николай признается, что прямых угроз ему не было, но через разных людей передавали, что нужно быть осторожнее и подумать о детях. Борьба за экологию уже привела Катчиева на скамью подсудимых.

Как судили активистов

В поселке Бестобе Акмолинской области с 30-х годов прошлого века добывают золото. После развала Союза поселок пришел в упадок, а рудник — единственное место заработка, — переходил из рук в руки, в какой-то момент он даже принадлежал российскому олигарху Михаилу Прохорову. В 2017 году здесь была построена фабрика «Казахалтын Technology», после этого в поселке началось сильное пыление. Снег стал серым, а белье перестали вывешивать на улице.

Местные активисты настаивают, что слушания по строительству фабрики проходили с нарушениями и никто жителей не предупредил о том, что в ее работе будут использовать цианид. В итоге фабрика оказалась на розе ветров. Потом жители узнали, что предприятие собирается строить карьер для добычи золота открытым способом. Прежде фабрика работала шахтовым методом. Кроме того, компания без согласования начала строить хвостохранилище.

На фоне этого жители стали объединяться и по инициативе тогдашнего акима Степногорска возникла рабочая группа из числа жителей Бестобе, которая должна была коммуницировать и с «Казахалтыном» и с чиновниками. Бестобинский таксист Николай Катчиев вошел в состав группы и стал записывать и выкладывать в YouTube видео о работе группы и экологии в поселке. Для него это вылилось в уголовное дело и суд. Руководство фабрики «Казахалтын Technology» написало заявление в полицию о том, что члены рабочей группы Николай Катчиев и Александра Назаренко распространяют заведомо ложную информацию. Утром 2 сентября 2021 года полицейские устроили маски-шоу, вломившись к Катчиеву домой через окно в спальне его сына, хотя могли постучать в дверь. За месяц до этого Николай отправил обращение президенту Касым-Жомарту Токаеву с просьбой обратить внимание на экологические проблемы Бестобе.

Во время следствия статью обвинения переквалифицировали на разжигание розни, плюс появилось обвинение в самоуправстве — на территории старого и единственного в поселке стадиона «Енбек» начали строить школу и Николаю вменяли то, что он замотал скотчем ворота и из-за этого рабочие не смогли попасть на стройку. Неожиданно всплыл в деле даже беглый Аблязов — Катчиева подозревали в том, что он распространял ролики запрещенного в Казахстане движения ДВК. Прокуратура просила посадить активистов на пять лет.

После полугода разбирательств в суде, статью о разжигании розни убрали и обоих активистов признали виновными в распространении заведомо ложной информации и приговорили к одному году ограничения свободы. В связи с амнистией к 30-летию Республики Казахстан их сразу же освободили от уголовной ответственности. Что касается истории со скотчем, то в суде выяснилось, что заматывал ворота другой человек.

Александра Назаренко

После приговора Николай вернулся к общественной деятельности и продолжает записывать ролики о проблемах поселка, а Александра занялась своим здоровьем: во время суда у нее обнаружили силикоз — профессиональное заболевание шахтеров. «Меня суд не остановил в желании заниматься общественной деятельностью, просто здоровья нет», — говорит Назаренко. Из-за этого адвокаты не подали апелляцию. Не было сил снова проходить через всё это.

Спрашиваю активистов, испугало ли их судебное дело. Геолог Любовь Вегнер отвечает, что нет, это злило, а не пугало. Ахмет Жумабеков вспоминает, что во время суда молился за Николая и Александру.

Балтабай Мухтахидинов, Ахмет Жумабеков, Александра Назаренко

Назаренко отмечает, что люди сначала не поняли вынесенный вердикт: «Все обрадовались, а потом, когда мы сказали, что нас все-таки осудили, то стали говорить: а что, мы от вас узнавали, что у нас в поселке пылило? Я говорю: ну да, получается, что так. Но в целом я думаю, что после суда больше людей стали вовлекаться в происходящее, интересоваться».

Александра считает, что руководство предприятия хотело сломать их: «То, что происходило со мной, это — ерунда. А то, что происходило с моими детьми, как моя младшая дочь в обморок упала, когда приговор читали, вот этого я никогда не прощу».

«Возможно, рассчитывалось на то, что суд должен был повлиять на население, оно должно было стать более согласным, податливым и запуганным, но в процессе нашей борьбы, население как-то окрепло в своем понимании того, что не надо сдаваться, не надо сидеть, ждать, а надо всем вместе что-то делать. Поэтому к нам никто не хочет приезжать сейчас, давать очередные пустые обещания. Раньше это можно было регулярно делать и население надеялось и ждало, а теперь поняли, что надо действовать и не бояться. Люди не сдавались, когда мы были в суде. Они продолжал борьбу за нас, тем самым понимая, что, борясь за нас, они борются и за себя, за возможность развития поселка. Много что изменилось после суда и в целом эта ситуация дала движение, Бестобе это уже не поселок, а бренд, как сказал Артем Сочнев (активист из Степногорска – прим. В). Отношение сейчас другое, нам больше обещают. Но в принципе ничего большого в этом году не сделано. Посмотрим, что будет, останавливаться не собираемся. Нам главное, чтобы шахты заработали, и чтобы фабрики «Казахалтын технолоджи» не было. Мы им предложили места для строительства накопителя, но подальше от Бестобе», — говорит Катчиев.

С июня 2021 года не работает старая Бестобинская обогатительная фабрика, ее признали аварийной, а шахты затопили. Тогда часть обеспокоенных жителей дежурила возле шахты, чтобы из нее не вывезли оборудование. После этого людям пришли повестки в полицию. На допрос вызвали только одного сельчанина, на этом история пока завершилась. На этой фабрике трудилось около полутора тысяч бестобинцев. Тем, у кого не закончились сроки договоров, предприятие выплачивает среднюю зарплату. Новая фабрика «Казахалтын технолоджи» не работала ровно полгода: с 3 мая по 2 ноября прошлого года. Это связывали с деятельностью рабочей группы, но Николай считает иначе: «По суду нам известно, что они что-то там устраняли, решали какие-то проблемы, были какие-то внутренние неполадки. Их уже и так собирались останавливать в связи с этими всеми проблемами».

Активисты требуют провести комплексную проверку в отношении «Алтыналмаса» — с привлечением к этому МВД, КНБ, Мининдустрии, Генеральной прокуратуры, Минэкологии и т.д. Кроме того, они просят проверить деятельность компании «Казахалтын Технолоджи» на нарушение технологических процессов, самозахват земельного участка, на создание социального напряжения среди населения.

Много вопросов у них вызывает и закрытие старой фабрики. Активисты хотят, чтобы была назначена проверка по поводу того, почему фабрика была доведена до нынешнего состояния, было ли законным затопление шахт, почему сейчас не строится прудок-накопитель, чтобы производить откачку воды. Жители хотят знать реальные запасы золота, которые есть под их землей.

«Наше месторождение входит в тройку богатейших месторождений мира, они собираются сделать его убогим и никому не нужным и им почему-то дано это право. Вот на кого нужно открывать уголовные дела. К ним нет доверия», — говорит геолог Любовь Вегнер.

Любовь Вегнер

В конце апреля этого года в Бестобе впервые приехал аким Акмолинской области Ермек Маржикпаев. На встрече с жителями руководитель «Алтыналмаса» (в прошлом году «Казахалтын» стал частью компании АО «АК Алтыналмас») Дияр Канашев рассказал, что компания намерена проводить карьерную разработку. «Нам нужно договориться как будет действовать и развиваться Бестобинская производственная площадка. Или она останавливается или двигается дальше. Те, кто привыкли жить в Советском Союзе, и все время ностальгируют по 30-40-50-м годам, это время ушло, это жизнь. Поэтому будущее Бестобе мы видим таким: механизированная крупнотоннажная подземная добыча. Для этого мы создали центр по обучению и переобучению. Слово за вами, жители Бестобе».

Почти два часа жители выступали против карьерного способа добычи золота, по их мнению, это ухудшит и без того тяжелую экологическую ситуацию в поселке. Под конец встречи аким области Ермек Маржикпаев воскликнул: «Всё, карьера не будет!»

Приезд главы области обнадежил активистов — чиновник свое слово пока держит.

Школьный учитель Канат Баисов служил в армии вместе с Ермеком Маржикпаевым: «Я с 1993 года его не видел. Я зашел к нему в кабинет здесь в акимате, спросил, узнал ли он меня. И он тогда сказал, что ему все по-другому преподнесли. Видимо, сказали, что здесь все богачи, у всех по две-три квартиры в Астане, что народ не против карьера, а что только несколько человек против. Когда мы в зале сидели, то не нашелся ни один бестобинец, готовый выступить за строительство карьера».

Чтобы обратить внимание на ситуацию в поселке, активисты хотят отправиться в пеший ход до Астаны — к президенту. Они известили об этом акимат Бестобе, а в ответ получили повестки о том, что они проходят как свидетели по статье 389 — Самоуправство.

В пеший ход они собираются идти до выборов президента. Расстояние от Бестобе до Астаны — около 270 км. «Мы хотим, чтобы Токаев узнал правду», — говорит Любовь Вегнер. «Мы хотим, чтобы шахты заработали», — продолжает Ахмет Жумабеков.

«Жителей ситуация с повестками подтолкнула к тому, что пеший ход нужно все же делать. Разве так — повестками — решаются вопросы?», — удивляется Катчиев.

В августе жители оправили письмо в министерство индустрии и инфраструктурного развития, в ответе ведомства говорится, что промышленные запасы руды месторождения Бестобе закончатся в 2024 году и требуется провести геологическую разведку, чтобы понять, сколько руды там все же есть. Министерство настаивает на том, что «в целях поддержания экономической рентабельности переработки золотосодержащей руды на фабрике ТОО (текущая производительность по ТМО – 950 тыс.т/год) необходимо добывать руду как подземным, так и открытым – карьерным – способом, построив три небольших карьера (максимальный диаметр 260 м, глубина 65 м)».

Строительство карьеров означает переселение жителей поселка, проживающих в 1000-метровой санитарно-защитной зоне.

«Местное население, несмотря на неоднократное получение информации о перспективах развития и дальнейших планах по месторождению Бестобе, предложений по занятости на других проектах, включая в компании ТОО «Казахмыс», отказывается от конструктивного общения и категорически выступает против открытых горных работ», — констатирует с видимым сожалением министерство.

Этот ответ вызывал недоумение у активистов и 7 октября они встретились с вице-министром Ираном Шарханом, где объяснили ему, что «эти ответы еще больше вызывают возмущение у населения и создают еще большее социальное напряжение в поселке, потому что мы реально видим,что здесь происходит, мы здесь живем. А компетентные органы дают ответы, не выходя из своих кабинетов, не посещая место проблем» и попросили приехать в Бестобе. Возможно, встреча состоится в начале ноября.

Активисты просят обратить внимание на то, что долгие годы отсутствовало полноценное развитие поселка. «Если скорая помощь кого-то увозит в город, то фельдшерам приходится ездить на такси или надеяться на то, что их кто-то подвезет. Мы тут трем километрам отремонтированных дорог радуемся, перерезаем ленточки, запускаем шары, а у нас 100 км внутрипоселковых дорог! Центральной канализации нет, все везде вытекает, течет по дворам, централизованного отопления нет», – перечисляет проблемы Бестобе Николай.

Мухтахидинов говорит о том, что налоги, которые платит компания, должны оседать здесь, а не у какого-то дяди, который, может быть, когда-нибудь удосужится дать деньги на развитие поселка: «Этот дядя из республиканского бюджета, который получает отсюда деньги, он же не дышит этой пылью, страдает-то население. Значит, львиная доля денег должна быть в акимате, а аким пусть распределяет их, инфраструктурой занимается».

История в Бестобе началась с пыления, а теперь, спустя два года, она превращается в нечто большее: маленький поселок смог обратить на себя внимание — приезд акима области стал настоящим событием для Бестобе, поднимается местное сообщество, но пока что оно не может действовать в полную силу.

«Сейчас нет работающих механизмов, потому что собрание местного сообщества не работает, — считает Катчиев. — Надо его организовать, чтобы оно работало, доукомплектовать. Больше бы обязательств, которые должен исполнять аким по отношению именно к работе местного самоуправления. У него сейчас все возможности к этому поверхностно относиться. Вот если бы как-то законодательно его обязать, это было бы здорово».

«Они на анализы берут и у них все чисто, шелково»

В прошлом году «Алтыналмас» привозил в Бестобе медиков, которые проверяли здоровье местного населения, но многие сельчане отказались проходить осмотр. Все упирается в недоверие ко всем. К компаниям, которые делают экологические замеры, к чиновникам, к медикам, к бизнесменам. «Они на анализы берут и у них все чисто, шелково», — объясняет Ахмет Жумабеков.

«Власть» отправила запрос в управление здравоохранения Акмолинской области насчет здоровья жителей Бестобе. В ответе говорится, что управление не знает как экологическая ситуация виляет на здоровье и продолжительность жизни в поселке, потому что проведение таких исследований не входит в его компетенцию. Что касается средней продолжительности жизни бестобинцев, то тут приводятся данные в целом по Акмолинской области — 68 лет.

За последние три года основной причиной смертности жителей Бестобе является транзиторная церебральная ишемическая атака неуточненная (2020 год - 18 случаев, 2021 год – 19; 9 месяцев 2022 года — 15). С помощью скринингов за два года выявлено 14 случаев онкологических заболеваний. В 2020 году в Бестобе обнаружены заболевания легких у 279 человек, в 2021-м – у 243, за 9 месяцев этого года — у 186.

То есть, за неполных три года в поселке, в котором проживают чуть меньше 7 тысяч человек, заболело более 700.

Редакция отправила запрос в департамент экологии Акмолинской области, в ответе говорится о том, что в поселке Бестобе лабораторные исследования проб воды и почвы в 2020 и 2021 годах не проводились, потому что у лаборатории департамента нет соответствующей аккредитации. Но в 2020 и 2022 годах лабораторные исследования окружающей среды в зоне воздействия производственных объектов ТОО «Казахалтын Technology» проводило ТОО «ЭкоЛюкс-Ас», которое находится в Степногорске. Заказывало эти исследования само предприятие. По данным ТОО «ЭкоЛюкс-Ас», в последние два года содержание загрязняющих веществ в пробах почвы, как на границе СЗЗ, так и на промышленных площадках не превышало санитарных норм.

21 апреля 2022 года сотрудники Департамента экологии взяли пробы почвы с пяти придомовых территорий поселка Бестобе. Их интересовало содержание тяжелых металлов. Анализ проводила лаборатория РГП «Казгидромет», в четырех пробах нашли превышение нормативов ПДК по кадмию.

Исследования атмосферного воздуха поселка на содержание микрочастиц РМ2,5 и РМ10 не проводились, потому что это тоже не входит в область аккредитации департамента экологии. Сейчас «Казгидромет» решает вопрос по установке ПНЗ в поселке Бестобе. При этом в 2021 году департамент фиксировал нарушения в «Казахалтын Тechnology», например, превышение нормативов ПДК по дымности от автотранспорта предприятия, невыполнение плана природоохранных мероприятий в части проведения пылеподавления — в период проверки не работали поливомоечные машины, смешивание опасных отходов с неопасными отходами в процессе производства и т.д. Через полгода повторная проверка показала, что нарушения устранены.

Тем временем в Астану ушло очередное 12-страничное письмо президенту, в котором подписавшиеся просят лишить ГМК «Алтыналмас» права на недропользование этим месторождением, взять рудник под государственное управление или передать его добропорядочному инвестору, назначить комплексную проверку в отношении ТОО «Казахалтын» и АО «АК Алтыналмас», допустить к участию в проверке местное сообщество.

Когда готовился материал, «Казахалтын» прислал пресс-релиз, в котором сообщил, что в честь 90-летия предприятия в городе Степногорске презентовали книгу и фотовыставку, посвященную рудникам Аксу, Бестобе и Жолымбет. В пресс-релизе говорится о том, что компания нацелена на устойчивое развитие и социально-экономическую поддержку регионов присутствия. «Алтыналмас» привел и свой вклад в социально-экономическое развитие Казахстана за 2017-2021 годы: более 38 000 кг золота реализовано Национальному банку Казахстана; более $860 млн. инвестировано в развитие и расширение производственных мощностей; более $257 млн. налогов выплачено в бюджет республики.

Уточнение. Из статьи было удалено предложение: «Позиция «Алтыналмаса»: или карьер или ничего».