• 7041
Для читателей Vласти Жомарт Ертаев оценил казахстанскую финансовую систему, сообщил, что не хотел уехать из страны никогда, рассказал о том, кто может добиться успехов в банковской сфере и ответил, кем видит себя в будущем.

Для читателей Vласти Жомарт Ертаев оценил казахстанскую финансовую систему, сообщил, что не хотел уехать из страны никогда, рассказал о том, кто может добиться успехов в банковской сфере и ответил, кем видит себя в будущем.

 

 

Жанна Абсеит: Жомарт Жадыгерович, здравствуйте! В Вашей жизни есть немало достижений и побед. Поделитесь, пожалуйста, историей самой первой победы. И еще меня всегда восхищает, что Вы возглавили банк в 23 года. Дайте, пожалуйста, свой собственный рецепт по созданию молодого, успешного топ-менеджера. Благодарю Вас! Очень хотелось бы прочитать книгу под Вашим авторством, они бы стали бестселлерами!

Садиться за написание книги я пока точно не планирую. Считаю, что время писать мемуары еще не пришло. Хочется верить, что у меня еще многое впереди.

Универсальных рецептов для достижения успехов не существует, однако в основе любого успеха непременно находится тяжелый и упорный труд, умение принимать решения и готовность нести за них ответственность.

Самые главные победы и поражения в жизни любого человека – это победы над самим собой, а поражения – это уступки своим собственным слабостям. Если рассуждать с этой точки зрения, то одна из самых ранних и значимых побед над самим собой была одержана в подростковом возрасте. Потерпев неудачу в уличной драке, я активно занялся спортом и несколько лет практически не вылезал из спортзала. Это, наверное, и была первая, трудная победа над собой - над слабостью своего тела, ленью. Она дала мне очень много: научила самодисциплине, умению концентрироваться и пониманию того, что если хочешь чего-то добиться, то над этим надо неустанно и очень много работать.

 

Мурат: Что нужно для того, чтобы добиться успеха в финансовой сфере в нашей стране? Простой человек может добиться успеха, вы знаете такие примеры?

Абсолютно точно – может. Если воспринимать меня, как успешного человека, то, отвечая на ваш вопрос, я могу привести в пример себя. Я вырос в среднестатистической советской семье, мои родители работали преподавателями, в работе я никогда не полагался на какой-либо административный ресурс и не имел доступа к дешевым деньгам. Но это все с лихвой компенсировалось огромным желанием добиться успеха, везде быть первым, здоровым перфекционизмом. Дай бог, чтобы этот голод до успеха сохранялся и дальше.

Боюсь показаться банальным, но для того, чтобы добиться успеха в финансовой сфере, как, впрочем, и в любой другой, нужно очень много работать, заниматься самообразованием, необходимо уметь учиться и самое главное – нужно хотеть быть успешным. Если этого стремления нет, то у кого-то при первой неудаче могут «опуститься руки», а у кого-то на полпути к успеху может наступить самоуспокоение, удовлетворенность малым.

 

Алексей Ломакин: Было очень много разговоров о том, что многие действия привели к тому, что случилось с БТА и Альянсом. Вы можете сказать, что не допустили серьезных ошибок, когда работали в этих банках?

В последнее время мне неоднократно приходилось отвечать на этот вопрос, поэтому прошу простить за то, что я повторюсь. К БТА я практически не имею отношения, так как я лишь в течение года возглавлял дочерний банк БТА в Украине. В связи с этим я не считаю для себя возможным обсуждать ситуацию в этом банке, а также считаю неэтичным давать оценки действиям как прежних акционеров и менеджеров банка, так и тех людей, которые работают в БТА в настоящее время.

Что касается Альянс Банка, то, рискуя подвергнуться обструкции и жесткому троллингу, я вновь скажу, что горжусь своей работой в этом банке. И еще больше я горжусь работой тысяч людей, которые в свое время трудились в Альянс Банке. Если кому-то интересно, то в Фейсбуке есть открытая группа «Альянс Банк 2002-2007», где можно убедиться, что эту гордость за проделанную работу со мной разделяют многие сотни других людей.

Вопрос сформулирован очень правильно. Я могу с уверенностью сказать, что не допустил в работе в Альянс Банке фатальных ошибок. А для того, чтобы ответить на вопрос, что мы сделали с банком, надо понять: а что, собственно, с ним случилось? И после этого можно рассуждать дальше: что стоит за сегодняшним положением Альянс Банка – ошибки или все-таки успех? Насколько я могу судить, Альянс Банк – это работающий финансовый институт, не огорчивший ни одного из своих вкладчиков или клиентов. Взаимоотношения с иностранными инвесторами – отдельная тема для разговора. Насколько известно, процесс реструктуризации успешно завершен и это не было уникальным случаем. Случаи вхождения государства в капитал банков в период финансового кризиса есть и в других финансовых институтах, и в других странах, например, The Royal Bank of Scotland.

Давать более подробные оценки и комментарии Альянс Банку я тоже считаю неэтичным.

Моим же действиям оценку дали следствие и суд. Свою меру ответственности я понес - отсидел 9 месяцев непонятно за что. И как я уже заявлял, я отказался от амнистии и сохранил за собой право рано или поздно доказать в суде высшей инстанции свою полную невиновность. Для меня это очень важно, потому что я считаю, что точка в вопросе, а было ли преступление, до сих пор не поставлена. Кроме того, я до сих пор несу определенные репутационные издержки, в частности, мне приходится до сих пор отвечать на подобного рода вопросы (смеется). Но меня это не смущает и не пугает. И я от этого не устаю, это часть моей жизни.

 

Аскар: Чем вы занимаетесь сейчас? Вы как-то связаны с новым банком РБК, который сейчас активно продвигается?

В настоящее время я являюсь президентом Евразийского центра финансового консалтинга. И да, я связан с Bank RBK, я консультирую этот банк по ряду стратегических и тактических вопросов. В данном случае оказался востребованным мой опыт работы на банковском рынке как в так называемые «тучные» годы, так и в период кризиса. Я один из тех управленцев, которым пришлось поработать и на восходящих, и на нисходящих трендах. Ну и, надеюсь, пригодится опыт выведения банка из третьего десятка в лидеры банковской системы республики.

Когда я говорю об опыте, имею в виду не только достижения и победы, но и ошибки. Как я отмечал выше, фатальных ошибок я не допускал, но тактические у меня были, как и у любого человека. Я о своих ошибках не жалею, а учусь на них и стараюсь не повторять. Именно так строится опыт. Я еще не видел людей, которые на практике подтвердили бы теорию о том, что «на чужих ошибках учатся». Это не так. Учатся только на своих.

 

Алмас: Вы никогда не хотели заниматься политикой? Если бы Вам предложили сейчас вступить в какую-либо казахстанскую партию, чтобы Вы сказали? Взгляды какой партии Вам ближе?

Я никогда не хотел заниматься политикой. Другой вопрос, что практикующий экономист в любом случае вовлечен если не в политику, то в социальную жизнь страны уж точно, поскольку мы создаем рабочие места, платим налоги, кредитуем экономику.

На предложение вступить в какую-либо казахстанскую партию сегодня я бы ответил отказом. Я не вижу себя ни в одной из казахстанских партий. А кроме того, каждый должен заниматься своим делом. Я сейчас, например, слишком увлечен своей работой, сконцентрирован на новых бизнес-проектах и не хотел бы «распыляться».

Возможно, я когда-нибудь приду к тому, чтобы поддержать какую-либо партию, но думаю, что это вопрос будущего, в котором партийная палитра будет более совершенной, чем сегодня. Тот факт, что в парламенте сегодня представлены три партии – это, конечно, позитивный тренд, но до реального межпартийного диалога в парламенте, считаю, еще далеко.

 

Саягуль Бостанова: Жомарт, у вас достаточный опыт, чтобы оценивать казахстанскую финансовую систему. Чтобы Вы в ней изменили?

Я, наверное, один из немногих людей сегодня, которые продолжают оставаться верными приверженцами казахстанской финансовой системы. В последние годы у нас стало модно ругать все и вся, и, в том числе, финансовую и банковскую системы, называя их чуть ли не источниками всех бед. Но мы не должны забывать, что казахстанской банковской системе всего 20 лет. Надо помнить, что кризис пришел не из Казахстана, а из США. И даже тот факт, что через несколько часов казахстанская банковская система почувствовала на себе влияние кризиса, который зародился в Америке – это говорит о развитости нашего финансового сектора, глубоко интегрированного в мировую экономику. В 21 веке без интеграции и взаимопроникновения любые отрасли экономики, в том числе финансовые, не могут существовать. Кончено, можно построить закрытую модель как в Северной Корее, она будет самостоятельной, будет иметь иммунитет от мировых кризисов, но она будет бедной. Думаю, что это, все же не наш путь.

За 20 лет мы проделали огромную работу. И если были какие-то ошибки, то это очень естественно для молодого, растущего организма. А сильнейший финансовый кризис сделал нас только сильнее. Из него и регулятор, и профессиональные участники сделали свои выводы.

Это не значит, что ничего нельзя менять. Идет здоровый эволюционный процесс. Система постоянно совершенствуется в зависимости от существующих на текущий момент внешних и внутренних вызовов и угроз.

Что бы я точно не менял в финансовой системе, так это основные принципы, на которых строится наша финансовая система. Например, я считаю очень контрпродуктивными рекомендации Всемирного банка в отношении казахстанских пенсионных активов. Они предлагают консолидировать их в одних руках, затем передать во внешнее управление и инвестировать в ближайшие 5 лет только за границей. Это, я считаю, в корне неправильно. Почему деньги казахстанцев должны инвестироваться в будущее Греции или Италии? Они должны работать во благо наших граждан и нашей страны.

Как бы то ни было, пенсионная реформа дала свои позитивные результаты. А те проблемы, которые есть у пенсионных фондов, это не их личные проблемы, а проблемы фондового рынка и экономики в целом.

 

Aibek: У Вас нет желания уехать из Казахстана после того, что с Вами произошло? И было ли такое желание когда-нибудь?

Уехать желания не было. Как я уже рассказывал, несколько лет назад я знал, что скоро буду арестован и, возможно, осужден, и в связи с этим, как и любой человек в такой ситуации, испытывал страх. Людей, которым чужд страх, не бывает. Как писал Эрих Фромм, человек, который не боится умереть, боится жить. А я жизнь люблю. Конечно, я боялся. Но при этом я никогда не позволял страху управлять собой, дать парализовать мою волю и мысли. И самое главное: почему я, человек, убежденный в том, что не совершал никаких преступлений, должен бежать, скрываться? Я сам себе дал слово, что ни при каких обстоятельствах не покину свою Родину. Тем более что при всем моем космополитизме вне Казахстана я себя очень слабо представляю. Периодически у меня возникает полемика с людьми по различным вопросам, в том числе касающимся будущего развития страны. Продолжая эту дискуссию в своей колонке в майском номере журнала «Форбс» я упоминаю известный тезис о том, что если у нас не будет своего проекта будущего, мы неизбежно станем частью чужого.

Если кто-то располагает финансовыми возможностями, он может отправлять детей учиться за границу, возможно, они останутся там жить и работать. Но это будут цветы в чужом букете. Цветы должны расти на своей земле.

 

Александр: Вы богатый человек? Сколько нужно денег Жомарту Ертаеву для достойной жизни?

Этот вопрос по своей сути философский. Известно, что богатый человек не тот, кто имеет много денег, а богат тот, кому достаточно того, что он имеет. С этой точки зрения я человек богатый. Но для меня гораздо важнее, что я богат своими друзьями, отношениями, воспоминаниями, планами, эмоциями. Я испытал и испытываю огромную палитру чувств эмоций, которую мне дает жизнь. Я счастлив, что все эти сорок лет живу полноценной жизнью. А счастье уж точно невозможно оцифровать в денежном эквиваленте.

Если мерить благосостояние в деньгах, то богатым  Ертаева не назовешь. Круг богатых людей достаточно узок, а ранжировать людей, например, по их автомобилю, слишком наивно и ошибочно, и отдает сельской простотой.

Говоря о Жомарте Ертаеве в плоскости его амбиций, то учитывая его мечту построить бизнес, выдающийся во всех отношениях, ему нужно много денег. Но не для себя лично, а для бизнеса. Который, в идеале, внес бы существенный вклад в повышение уровня жизни в Казахстане. Ведь гораздо лучше жить среди  успешных и состоятельных людей, а не строить замок своей мечты по соседству с людьми, живущими не намного выше черты бедности.

 

Владимир Джабаров: Каким вы видите себя через 5 лет?

Пятилетний срок – не очень большой, чтобы рисовать картину, существенно отличающуюся от меня сегодняшнего. Определенно я себя вижу старше на 5 лет, счастливым, успешным и активно работающим.

 

Panda: Жомарт Жадыгерович, поделитесь, пожалуйста, Вашим выбором первой книги, которую прочитали после освобождения?!

Признаюсь честно: при всей моей любви к чтению первая книга после освобождения не оставила в памяти неизгладимого впечатления. Книг было много, но в то же время было столько много гораздо более острых эмоций, чувств и переживаний, что я не смогу достоверно ответить на этот вопрос. Из последних прочитанных мною книг отмечу сборник эссе о капитализме Айн Рэнд и книгу Махатмы Ганди, посвященную вере.

 

Лучшим Vласть и Жомарт Ертаев признали вопрос пользователя Мурата, который получает книгу Эриха Мария Ремарка "Триумфальная арка". 

Свежее из этой рубрики
Просматриваемые