10463
4 октября 2023
Галия Байжанова, кинокритик, журналист, специально для Власти

Почему Казахстан не отправил никого на «Оскар»?

Участие в оскаровской кампании — это не столько претензия на приз, сколько заявка о себе

Почему Казахстан не отправил никого на «Оскар»?

Казахстанскую кинообщественность сотрясает очередной скандал — в стране полно отличных картин, а на премию Американской киноакадемии никого от нас не выдвинули. Кинокритик и журналист Галия Байжанова разбирается в том, что произошло: кто выбирает картины и какие ленты потенциально могли представлять Казахстан на самой известной кинопремии.

Несколько дней назад, когда одна часть казахстанских кинематографистов уехала на Ташкентский кинофестиваль, а другая в международный кинолагерь «Ашу» в Кыргызстане (туда были приглашены отборщики топовых международных кинофестивалей и лучшие молодые режиссеры со всей Центральной Азии), один из представителей Оскаровского комитета в Казахстане Канат Торебай буднично написал на своей странице в Facebook несколько строк: «Оскаровский Комитет при Союзе кинематографистов Республики Казахстан постановил: От Республики Казахстан на соискание премии Американской академии кинематографических искусств и наук («Оскар») в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» в 2023-м году кинокартину не выдвигать».

Кинематографистов эта новость ошарашила: неужели не нашлось ни одного достойного фильма? В прошлом году в нашей стране было выпущено 58 лент и когда мы с коллегами готовились к вручению премии Ассоциации кинокритиков Казахстана, которая прошла весной этого года, у нас возникали самые горячие баталии по поводу победителей, ведь хороших работ было слишком много, а призов ограниченное количество. Кино было на любой вкус: фестивальное и массовое; от мэтров и уже известных всем авторов до дебютантов; награжденное на важнейших фестивалях и зрительское, не участвовавшее в больших кинофорумах, но зато очень хорошо проявившее себя в прокате. Почему никому не дали шанс?

Кадр из фильма «Қаш»

И даже если у отечественных кинематографистов не было реальной возможности попасть в шорт-лист и, тем более, в число номинантов, почему Казахстан все равно не выдвинул ни одного претендента? Всем известно, что участие в оскаровской кампании в категории «лучший международный фильм» — это не столько претензия на приз, сколько заявка о себе — так мы говорим всему миру, что в нашей стране есть достойные кинематографисты, у нас молодая, но активно работающая индустрия, в которой трудится множество талантливых людей. И откуда вдруг взялись высокие стандарты? До этого момента на участие в американской кинопремии от Казахстана частенько посылались проекты, мягко говоря, далекие от стандартов «Оскара». Давайте разбираться, почему так вышло и что делать, чтобы это исправить.

Кто претендовал на участие в оскаровской кампании от Казахстана?

В этом году на рассмотрение нашего Оскаровского комитета было подано всего 4 (!) заявки. Первая картина — «Мимикрия» — что это за проект и о чем он, не удалось узнать даже в Google. Вторая — это дебютная работа Эльдара Шибанова «Горный лук», которую по каким-то причинам «даже не рассматривали», хотя формально она подходит по всем признакам. Премьера этой ленты состоялась на одном из самых важнейших киноивентов мира — 79-м Венецианском кинофестивале. На днях «Горный лук» получил награду как лучший фильм на кинофестивале в Ливии — Tripoli International Film Festival. Да, это фестиваль не из топ-списка, но все же, это неплохой плацдарм для молодого кинематографиста и победить там в одной из самых престижных категорий в любом случае почетно.

Кадр из картины «Горный лук»

Третья работа — «Обучение Адемоки», светлое, гуманистическое и редкое кино от самого продуктивного режиссера авторского кино Адильхана Ержанова. Премьера этой картины состоялась на 38-м Варшавском кинофестивале. Четвертый претендент — дебютный фильм Асхата Кучинчерекова «Бауырына салу», который только что участвовал в кинофестивале в Сан-Себастьяне и, судя отзывам отборщиков и кинокритиков, оказался очень хорош. Как сообщили наши коллеги с orda.kz местные «академики» голосовали только за две ленты из четырех и голоса распределились так: за «Обучение Адемоки» — два голоса, за «Бауырына салу» — один, остальные четыре человека воздержались от голосования.

В итоге, чуть ли не детективным методом, мы выяснили, что в состав нашего Оскаровского комитета сейчас входят 7 человек, среди которых: режиссер Абай Карпыков, известный тем, что снимал в Казахстане в конце 90-х - он прославился фильмом «Фара» и сериалом «Перекресток», а также известный и уважаемый всеми кинокритик Олег Борецкий, он единственный, кто дал комментарии СМИ на эту тему. Плюс еще 5 человек. Может быть, это достойнейшие и компетентные люди, но их имена точно неизвестны, не существует ни одного сайта или хотя бы страницы казахстанского Оскаровского комитета, которая бы оповещала всё киносообщество о том, кто именно входит в состав этого комитета, на каком основании и почему именно такое количество участников — не больше и не меньше. Как мы поняли, состав комитета год от года меняется. О правилах подачи, сроках и критериях отбора фильмов большинство кинематографистов тоже ничего не знает, об этом нет информации ни на официальном сайте (его просто не существует), ни в СМИ, ни в любом другом месте в открытом доступе. Информация, касающаяся работы «Оскаровского комитета в Казахстане» непрозрачная.

Почему сами не пригласили?

Даже если отечественным режиссерам «не хватило информированности» и в этом году поступило только четыре заявки на рассмотрение, то почему члены Оскаровского комитета не забили тревогу? И не связались с теми, чьи картины довольно бурно обсуждались в казахстанском обществе и на фестивальных просторах всего мира? К примеру, нашумевшая драма «Бақыт» Аскара Узабаева завоевала главный приз секции «Панорама» на 72-м Берлинском кинофестивале и стала самой кассовой в Казахстане социальной лентой, сумевшей привлечь наибольшее количество кинозрителей (не секрет, что наши люди не любят смотреть такое мрачное кино). Тема там поднимается важная и укладывающаяся в конъюнктуру всех больших кинопремий – домашнее насилие, более того, героиня там женщина, а женские истории сейчас в самых «горячих» западных трендах.

Кадр из ленты «Бақыт»

Или другой претендент — на 25-м Шанхайском кинофестивале Айсултан Сеитов получил за «Қаш» приз как лучший режиссер в секции для молодых авторов. Его фильм, посвященный голодомору, вызвал в стране серьезные общественные дискуссии и был отмечен Ассоциацией кинокритиков Казахстана в качестве лучшего дебюта. Но ему тоже не предложили поучаствовать в оскаровской гонке, а ведь Айсултана Сеитова лучше остальных знают в США, он в своих предыдущих работах сотрудничал с топовыми американскими артистами. Почему не отправили его? Технически фильм великолепен, а тема деколонизации и голодомора тоже в числе самых трендовых.

Неплохим претендентом на «Оскар» от Казахстана был бы и «Боран» Сабита Курманбека, который хоть и не участвовал в больших фестивалях, но рассказывает интересную историю о взаимоотношениях двух казахов, живущих по разные стороны границы — один из них в Китае, а другой в СССР. Однажды, одного из них во время бурана заносит на территорию соседнего государства. Режиссер исследует интересные вопросы геополитики и мироощущения граждан разных стран, говорящих на одном языке. Вполне себе актуальная тема, которая могла бы заинтересовать «Оскар».

Кадр из ленты «Братья»

А вот дебют Дархана Тулегенова «Братья», получивший множество наград, в том числе специальный приз жюри на Ольденбургском кинофестивале — награду Spirit of Cinema («Дух кино») и премию Ассоциации кинокритиков Казахстана как «лучший фильм» формально нельзя было выдвинуть — картина не выходила в прокат. Но если бы у нее был шанс представлять Казахстан на «Оскаре», то команда бы нашла время в прокате, ведь по условиям американской кинопремии, работа, претендующая на участие в этой категории должна была появиться в кинотеатрах, «как минимум на 7 дней, не ранее 1 декабря 2022 года и не позднее 31 октября 2023 года». К слову, рассмотренные Оскаровским комитетом «Обучение Адемоки» и «Бауырына салу» тоже не выходили в большой прокат. Первая картина должна была выйти 28 сентября, но 3 октября её уже нет в кинотеатральной сетке, а вторая еще неизвестно когда окажется на большом экране.

В прошлом году тоже отправили не лучшую картину

В 2022 году на выдвижение на «Оскар» могли претендовать: очень актуальная «Схема» Фархата Шарипова (призер Берлинале — у него Гран-при в секции молодежного кино Generation), философский «Голиаф» и пророческий «Штурм» Адильхана Ержанова, первый фильм — участник Венецианского кинофестиваля, получивший актерские призы от кинокритиков, а второй — конкурсант Роттердама. Дарежан Омирбаев, вышедший в том же году с «Акыном», получил приз Токийского кинофестиваля за лучшую режиссуру, никогда не стремился в Голливуд, а вот лидеры проката того года были бы не прочь там оказаться: это и взорвавший местный рынок «Дос-Мукасан» Айдына Сахамана, и очень теплая, мотивирующая драма «Паралимпиец» Алдияра Байракимова. Также в прошлом году отказали завсегдатаю — Акану Сатаеву с его историческим байопиком «Ұлы дала таңы/Рассвет великой степи» и Болату Калымбетову с байопиком «Мукагали».

Вместо всех них Казахстан внезапно поехала представлять напыщенная, псевдофилософская и откровенно плохо скроенная драма Эмира Байгазина «Жизнь», на которую большинство казахстанских кинокритиков написали негативные рецензии, а позитивных читать не довелось. Почему лучшую картину Эмира Байгазина «Уроки гармонии» наши «академики» в свое время не пустили на «Оскар», хотя у нее были очень высокие шансы попасть в шорт-лист, а его худшую работу «Жизнь» зачем-то выдвинули? Одна из причин в том, что в Казахстане нет единого разработанного регламента: что, как и почему выдвигать на «Оскар».

Какие отечественные картины нужно подавать на премию Американской киноакадемии? История претендентов на «Оскар» от нашей страны

Впервые Казахстан выдвинул свой фильм на «Оскар» в 1992 году, это была историческая драма Ардака Амиркулова «Гибель Отрара». С тех пор прошло больше 30 лет, но казахстанский Оскаровский комитет никак не может определиться с тем, какое отечественное кино нужно отправлять в Голливуд в наградной сезон. Какие только работы за эти годы не выдвигались: от исторических драм, сделанных телевизионными методами и не сумевших стать популярными даже дома (эпопея с «Казахским ханством») до локальных байопиков.

Кадр из картины «Айка»

Просто перечислим: в 2009 году от Казахстана на «Оскар» выдвинули «Келiн» Ермека Турсунова, в 2010-м мистический триллер «Заблудившийся» Акана Сатаева, в 2011-м «Возвращение в А» россиянина Егора Кончаловского, в 2012 году — взволновавший местную публику исторический эпик «Жаужүрек мың бала» Акана Сатаева, через год — «Шал» Ермека Турсунова, а еще через два — в 2015-м его же фильм «Жат», в 2016 году —«Аманат» Сатыбалды Нарымбетова, в 2017 году — историческую драму «Дорога к матери» Акана Сатаева, в 2018-м — «Айку» Сергея Дворцевого, в 2019 году — вторую часть исторической трилогии «Казахское ханство. Золотой трон» Рустема Абдрашова, в 2020 году — драму про голодомор «Ұлы Дала Зары»/ «Плач Великой степи» Марины Кунаровой, в 2021 году — наконец-то «Желтую Кошку» Адильхана Ержанова, в 2022 году— «Жизнь» Эмира Байгазина.

Интересно, что в 2014 году тоже никого отправлять не стали, хотя тогда можно было выдвинуть прекрасный фильм Адильхана Ержанова «Хозяева», показанный в программе Каннского кинофестиваля.

Наибольших успехов в оскаровской кампании добились три претендента от Казахстана: выпущенный в 2008 году «Монгол» Сергея Бодрова-старшего — он единственный, кому удалось стать номинантом. Второй - это «Келiн» Ермека Турсунова — проект попал в почетный список из 9 лент, претендующих на «Оскар» в категории «лучший иностранный фильм, но номинирован не был. Третий фильм — «Айка» Сергея Дворцевого — ее также можно было найти в шорт-листе из 9 проектов, но дальше она не прошла.

Так какое кино нужно подавать на «Оскар» от Казахстана? Ленты, рассказывающие о важных страницах в нашей истории? Или дорогостоящие эпики с огромным количеством массовки? А может, работы, которые расскажут о Казахстане что-то новое и важное с политической точки зрения? Тут на самом деле все просто — подавать стоит только те картины, у которых больше всего шансов на победу. А это, как правило, проекты, которые оценены на фестивалях, как «Айка» Дворцового, за роль в которой казахстанская актриса Самал Еслямова получила «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля.

Можно ли подавать фестивальные работы? Не можно, а нужно!

В материалах наших коллег отказ казахстанского Оскаровского комитета выдвигать своего кандидата аргументировался тем, что «у картин скорее фестивальный формат, не оскаровский». Это глубочайшее заблуждение, ведь среди номинантов прошлых лет полно типичных фестивальных хитов: «Квадрат» Рубена Эстлунда, «Нелюбовь» Андрея Звягинцева, «О теле и душе» Ильдико Эньеди, «Тони Эрдманн» Марен Аде, «Магазинные воришки» Хирокадзу Корээды, «Капернаум» Надин Лабаки, «Боль и слава» Педро Альмодовара, и т.д.

Более того, в победителях «Оскара» в категории «Лучший иностранный фильм» за последние 10 лет сплошь авторские ленты: «Любовь» Михаэля Ханеке (2013 г, «Золотая пальмовая ветвь» 65-го Каннского кинофестиваля); «Великая красота» Паоло Соррентино (2014 г, премьера состоялась на 66-м Каннском кинофестивале), «Ида» Павла Павликовского (2015 г, Гран-при 29-го Варшавского кинофестиваля); «Сын Саула» Ласло Немеш (2016 г, Гран-при 68-го Каннского кинофестиваля); «Коммивояжер» Асгара Фархади (2017 г, приз за лучший сценарий и лучшую мужскую роль 69-го Каннского кинофестиваля); «Фантастическая женщина» Себастьяна Лелио (2018 г, «Серебряный медведь» 67-го Берлинского кинофестиваля); «Рома» Альфонсо Куарона (2019 г, «Золотой Лев» 75-го Венецианского кинофестиваля); «Паразиты» Пон Чжун Хо (2020 г, «Золотая пальмовая ветвь» Каннского кинофестиваля), «Еще по одной» Томаса Винтерберга (2021 г, «Серебряная раковина» кинофестиваля в Сан-Себастьяне за лучшую актерскую работу); «Сядь за руль моей машины» Рюсукэ Хамагути (2022 г, три приза 74-го Каннского кинофестиваля, в том числе за лучший сценарий), «На Западном фронте без перемен» Эдварда Бергера (премьера состоялась на кинофестивале в Торонто). То есть, среди победителей ни одной случайной картины, все они участники крупных фестивалей.

Кадр из картины «Черный, черный человек»

Можно ли податься на «Оскар» самому?

Нет. По условиям премии, «отбор фильма должен осуществляться одной утвержденной страной организацией, жюри или комитетом, в состав которого должны входить не менее 50% кинематографистов». К примеру, у россиян Оскаровский комитет сформирован из режиссеров и продюсеров — лауреатов и номинантов «Оскара» и обладателей призов фестивалей класса «А». У британцев он состоит из членов Британской академии кино и телевизионных искусств, во Франции этот список, как и у нас, нещадно критикуется, но в отличие от нас обновляется и обсуждается каждый год — в этом году его самолично составил их министр культуры, на этот раз он состоит из 7 человек, там все от режиссеров и продюсеров, до дистрибьюторов и композиторов, которые работали на американском рынке и имеют весомые награды. В отдельных странах функционируют специальные комитеты при Министерствах культуры.

Все представители отечественной индустрии в один голос твердят, что список, людей, входящих в состав Оскаровского комитета, должен быть открытым, прозрачным и обсуждаемым.

В него должны войти люди, не только являющиеся профессионалами индустрии, но и знающие современную киноконъюнктуру, американский рынок, следящие за всеми важными кинофестивалями, четко знающие условия «Оскара» и разделяющие ценности этой премии. Желательно, чтобы процесс обсуждений и дискуссий относительно выбора кандидатов проходил в открытом виде.

Нужно ли выдвигать кандидата на «Оскар» от страны, если нет достойных?

При современном развитии казахстанской индустрии определить, как минимум, двух-трех кандидатов не составляет труда — неслучайно отечественные режиссеры представлены сегодня всех кинофестивалях мира: Канны, Венеция, Торонто, Сан-Себастьян, Локарно, Роттердам, Варшава, Пусан, Токио, Шанхай и т.д, выбирать есть из кого и из чего. Даже если нет кандидата, полностью соответствующего всем требованиям, то отправлять все равно нужно, ведь попытка участия в «Оскаре» — это, прежде всего, один из самых простых и доступных способов странового пиара (в данном случае пиара нашей кинематографии). Между тем, демонстративный отказ выдвигать своего претендента при наличии таковых, как и отметили ранее коллеги, со стороны выглядит как знак солидарности российским кинематографистам, которые не участвуют в главной премии американского киноискусства по политическим причинам.

Судя по возмущению в кинематографических кругах, следующий год Оскаровский комитет Казахстана ждут значительные изменения.