4817
27 августа 2018
Давид Камински, Адильжан Псяев, фотографии Алпамыса Уалбекова

Зачем вы это делаете?

Еще раз о том, почему нельзя красить здания, облицованные ракушником и другими натуральными материалами

Зачем вы это делаете?

В Алматы полным ходом идёт реконструкция улиц. Вместе с переделкой тротуаров обновляются и фасады зданий. В материале о ракушечнике мы говорили о том, что здания, облицованные этим натуральным камнем, не стоит красить обычной краской. Сегодня список таких объектов расширился, но кроме того, активно окрашиваются здания, облицованные другими натуральными материалами.

В июле покрылся грунтовкой, а затем был окрашен в розовый цвет жилой дом на улице Гоголя между проспектом Назарбаева и улицей Тулебаева. Выбор розового цвета, возможно, был обоснован тем, что ракушечник имеет розовый оттенок, но в отличие от цвета, использованного при покраске, он не такой кричащий, а очень мягкий. Исполнители работ пошли так далеко в своём стремлении покрыть всё розовой краской, что даже закрасили окна на лестничных клетках этого дома.

Но как было сказано, не только ракушечник подвергается покраске. Вместо должного ухода, залиты розовым, жёлтым, зелёным и прочими цветами, такие материалы, как бетонные плиты, керамзитобетон, бетонные панели с отделочным слоем из щебня или керамической плитки. Но даже они заслуживают подобающего бережного отношения.

Рядовая застройка, в которой чаще всего использовались подобные материалы, оказывает столь же большое влияние на архитектурный облик, городскую среду города, как и памятники архитектуры.

Завхозы, чаще всего принимающие решения о покраске зданий, но не обладавшие познаниями в архитектуре и дизайне, оперировали самыми простыми и доступными им средствами. С 90-ых годов и до сегодняшнего дня от такого непрофессионального подхода пострадало бесчисленное множество общественных и жилых зданий.

Сейчас традиция обновлять фасады с помощью цветного колера продолжается еще активнее. А началось все год назад, когда шла реконструкция улицы Панфилова.

Например, здание Союза художников, построенное в 1973 году Владимиром Ищенко, автором Национальной библиотеки. Фасад сложен из панелей, где в верхний слой бетона декорирован мелкий щебень. Если на административном блоке текстура материала сохранилась, то демонстрационный зал был полностью оштукатурен и потерял свою фактуру. В 2017 году его покрасили в зелёно-жёлтый цвет.

Фасад жилого дома на Арбате составляют бетонные плиты, закреплённые в качестве ограждений балконов. Они окрашивались с добавлением в массу бетона красителя. Но исполнители реконструкции подошли к вопросу окраски материала иначе и покрыли его краской снаружи.

Дом, расположенный вдоль улицы Гоголя между Назарбаева и Панфилова, оказался попросту залит этой жёлто-серой краской. Как бетонные плиты в верхней части фасада, так и застеклённые балконы. Металлические балконные ограждения покрылись серой краской, имитирующей его цвет, но лишённой его фактуры. Ограждения балконов этого дома, выходящие на проспект Назарбаева, были окрашены в голубой цвет.

Другой вариант использования бетона в облицовке зданий — керамзитобетонные плитки. От обычного бетона они отличаются более пористой и шершавой текстурой, полученной за счёт добавления в бетонную массу керамзита, который представляет собой дроблённую обожженную глину. Также керамзитобетон легче обычного бетона. Он дешевле натурального камня, но за счёт своей текстуры всё ещё добавляет выразительности фасадам.

Этот материал использовался на доме, расположенном по северной стороне проспекта Абая между проспектом Назарбаева и улицей Тулебаева. Это довольно обычный дом, выделяется только пристройкой из диких нулевых, полностью поглотившей тротуар севернее головного арыка. Из-за своей структуры керамзитобетон легко впитывает грязь и сажу из воздуха, и темнеет. Исполнители реконструкции подошли к выведению загрязнения самым простым путём и просто закрасили его сверху серой краской, проигнорировав возможность очистки фасада.

Другим часто используемым слоем отделки во время производства панелей были керамические плитки. Они устанавливались в верхнем слое бетона во время заливки плит, намертво закрепляясь в нём. Именно такие панели использовались для строительства домов на проспекте Назарбаева между Жибек Жолы и Макатаева. Для типовых домов, которыми и являются эти девятиэтажки, это довольно редкое решение, а главное, даже такой недорогой декор обладает куда большей выразительностью, чем краска, закрывшая его в этом году.

Лоджии дома были облицованы бетонными плитами, образующими ритм шестигранников. Во время покраски маляры пытались сохранить служащие дополнительным акцентом ромбы на фасаде и даже передать их цвет — зелёный, но в несколько раз ярче.

Все эти переделки негативно сказываются на облике зданий попросту тем, что стремятся изменить материал фасада, замаскировав его под нечто искусственное. Все они, даже не относясь к естественному камню, всё ещё остаются натуральными и потому имеют свою фактуру, цветовые особенности, а главное, они изначально были включены в архитектурный проект. Поэтому подобный подход едва отличается от реконструкций с использованием дешёвых синтетических материалов или керамогранита. Избавиться от краски на фасаде также сложно. Она может въесться в него, что потребует применения очень затратной техники, а главное, огромного труда и финансовых затрат.

Использование окрашивания для обновления фасада допустимо только там, где оно применялось с самого начала. К числу таких зданий относятся постройки первой половины века, — как конструктивизма, так и неоклассики, где фасады покрывались сначала белой, а позднее цветной штукатуркой. Так было сделано, например на одном из первых типовых домов в городе, появившихся ещё до повсеместного внедрения панельного домостроения. Архитектор с самого начала предполагал, что фасад будет оштукатурен и покрашен и сейчас это выглядит вполне органично.

Но и здесь существуют проблемы. Неизвестно как происходит выбор колеров для покраски фасадов, но выбранные цвета зачастую не просто не сочетаются с архитектурой здания, но объективно лишены эстетики. Оттенки оказываются слишком яркими или наоборот, невыразительными, иногда откровенно грязными, в конечном счёте отталкивающими. Грамотный подбор цвета требует хотя бы минимального знания колористики или хотя бы желания подобрать адекватный краситель.

Источником всех этих проблем является низкая культура обращения с историческим наследием. Даже памятники могут быть повреждены в ходе реконструкций, а рядовая застройка воспринимается и вовсе как расходный материал, лишенный малейшей ценности. И тут возникает много вопросов к управлению архитектуры города, которое судя по всему, полагается на вкус завхозов, а не специалистов.

Так выглядит фасад из очищенного ракушечника. Здание на Назарбаева-Курмангазы.

Фотография Жанары Каримовой

Кроме того «завхозы» могут и не знать о таком методе ухода за фасадами как мойка и чистка. К сожалению, чистка фасадов – это целое событие для города, тогда как архитектура требует систематического постоянного ухода. Этого же могут не знать подрядчики и авторы реконструкции. Прямо сейчас происходит чудовищное уничтожение фасада из ракушечника на здании Казахского национального педагогического университета им. Абая. Там не просто решили закрасить натуральный камень, а сперва штукатурят его. Но к этой теме мы еще вернемся.

Рекомендовано для вас