5169
25 декабря 2018
Илья Малков, архитектор, Светлана Ромашкина, Vласть, фотографии Данияра Мусирова

Остановку «Институт Казмеханобр» восстановили

Почти рождественская история, к которой возникает много вопросов

Остановку «Институт Казмеханобр» восстановили

21 ноября Давид Камински написал о том, что на улице Жандосова, между Саина и Берегового, рабочие начали демонтаж остановки «Институт Казмеханобр», которая простояла здесь 40 лет и является прекрасным образчиком советского модернизма. После публикации и возмущения со стороны местных жителей, городской акимат пообещал восстановить остановочный павильон и слово свое сдержал. Рассказываем о том, что всё же произошло, и какие вопросы появились к властям.

Деконструкция разрушения

За несколько дней до демонтажа в Институт Казмеханобр, находящийся прямо за остановкой, и установивший ее здесь в 1978 году, пришли сотрудники акимата, попросившие или отремонтировать или снести павильон. «Казмеханобр» предпочел только забрать свою вывеску с остановки. 20 ноября сначала пришла одна бригада и принялась аккуратно разбирать конструкцию, чтобы ее потом можно было собрать в другом месте, затем, к ночи откуда-то появились другие рабочие, между ними начался спор, после которого первая бригада ушла. Оставшиеся принялись грубо ломать конструкцию, одну из колонн тут же оперативно сдали на металл, и больше её никто не видел.

На ночь работы приостановили, а днем начались возмущения местных жителей, Давид Камински сделал публикацию во Vласти, где рассказал историю возникновения и Казмеханобра, и остановочного павильона. Он, Адильжан Псяев и Илья Малков начали искать пути спасения сооружения. 22 ноября акимат города заявил, что остановку восстановят, начались серии встреч между районным акиматом и архитекторами. Сначала акимат Ауэзовского района не был готов к полноценному восстановлению комплекса, а настаивал на реконструкции — чтобы не означало это слово в его понимании. Но после вмешательства Елены Ерзакович, когда-то возглавлявшей ПРООН ГЭФ «Устойчивый транспорт города Алматы», решили все же вернуть остановке первоначальный вид. Илье Малкову на добровольных началах предложили курировать проект восстановления.

Илья Малков и руководитель проекта Archcode Almaty Адиль Ажиев изучили конструкцию остановки, сняли слои красок, и обнаружили, что изначально она была бело-голубого цвета, а не желто-красного, как последние лет 20. Бело-голубой – это корпоративный цвет самого Казмеханобра – в эти цвета до сих пор выкрашена входная группа в институт. В желто-красный в 80-е годы красили все металлические остановки в городе.

Фотография Ильи Малкова

Илье Малкову удалось найти человека, который в 70-е годы был свидетелем возникновения остановки. Оказывается, в 1977 году был сделан проект к юбилею института, но возник какой-то конфликт, и остановку решили вообще не делать. Но рабочие одного из цехов – 2-3 человека, сами собрали ее по своей инициативе. Делали они это быстро, металла было мало, швы получились очень грубые, а перемычки на разных высотах. Когда уже в наше время рабочие разбирали крышу, то увидели непровары, трещины, коррозию.

По первоначальному проекту 1977 года остановка была гораздо длиннее, но ее урезали, поскольку решили не трогать рядом растущее дерево. Поэтому остановка получилась укороченная. Когда Илья Малков и Адиль Ажиев стали работать над проектом восстановления, то перед ними встал вопрос: сделать как было до демонтажа или ориентироваться на замысел конструкторов, и они выбрали второе.

Поле нескольких дней обсуждения проект восстановления приняли в Ауэзовском акимате. Правда, акимат настоял на том, что сделает более современные скамейки. Возможно, они получились современными и красивыми, но уже сейчас заметно, что они менее удобны, чем старые. После обсуждения с местными жителями, решили покрасить остановку в красно-желтый цвет — он привычнее, чем изначальный бело-голубой.

После восстановления протяженность навеса остановки составляет 22 метра, до слома она была 18 метров. Архитекторам и рабочим удалось сохранить около 60% оригинальной конструкции.

Восстанавливать остановку пришлось рабочим той самой бригады, которая начинала её разбирать. Проект реконструкции и надзор за работами со стороны архитекторов был бесплатным. То есть, ошибку акимата Ауэзовского района устраняли не сами чиновники, принявшие решение о её сносе, а люди, которые переживают за свой город. Другой важный вопрос: откуда взяты деньги на восстановление: на металл и труд рабочих. Сначала предполагалось, что это будет сделано за счет акимата, но стало известно, что заплатил за всё это местный бизнесмен Балтабек Галиевич Рожаев. То есть, районный акимат, наломав дров, умудрился всех убедить бесплатно поработать над исправлением своих же ошибок.

Город в городе

За созданием остановки «Казмеханобр» кроется интересная история не только самого предприятия, но и этого района. О ней рассказывает Илья Малков:

Институт «Казмеханобр» был открыт в Алма-Ате в 1958 году в качестве республиканского филиала Ленинградского НИИ «Механобр», который в свою очередь был образован в 1920-1930-е годы, во времена, когда имена и названия составлялись из частей разных слов: «механобр» - «механическая обработка руды». Но когда в Алма-Ате открывался филиал НИИ, он уже занимался несколько иной научно-производственной деятельностью, чем головное предприятие в Ленинграде. Здесь проводились экспериментальные изыскания и проекты в области экологических проблем добывающей промышленности и природопользования. Институт стоял у истоков научного поиска в области экологии, зарождения и развития самого этого понятия на мировом уровне, занимался разработкой экотехнологий и их внедрением по всему миру. Но простое историческое название из 20-х годов осталось с ним навсегда. Уже к 1960-1970-м годам Алма-Атинский институт достиг больших высот в научно-производственной деятельности, сильно разросся, стал одним из знаковых и ведущих в СССР и во всем мире, из небольшого филиала стал превращаться в головной научный центр в своей специфике, сам уже стремительно обрастающий многочисленными филиалами по всему Союзу.

Со второй половины 1950-х Алма-Ата начала активно достраиваться на своих юго-западных окраинах новыми микрорайонами. Но даже в то время местность, где находится остановка по ул. Жандосова, была еще практически пустошью с редко стоящими домами посреди огромных пустырей и грязными, не мощеными асфальтом тропами и дорожками – будущими переулками и проездами. Это место выбрали для строительства здесь научного городка Казмеханобр. Первые его корпуса были закончены и сданы к середине 60-х – научно-исследовательский, лабораторный, конструкторское бюро, опытно-производственный и др. Тут же, на весьма обширной территории городка, построили первые многоэтажки жилого сектора института, в которых жили ученые, исследователи, инженеры, технологи и т.д.

В комплексе застройки территории была запроектирована собственная аллея, протяженно идущая вдоль корпусов городка, параллельно улице Джандосова, в сторону разворотного автомобильного кольца на объездной дороге, за которым почти сразу располагался колхоз «Таугуль» — экспериментально-цветоводческое хозяйство. Эта аллея являлась частью длинной эспланады между ул. Саина и ул. Правды (Алтынсарина) и служила зоной отдыха и местом для прогулок, она отделяла и отдаляла городскую улицу от корпусов института. Первоначально аллея не была закрыта забором территории Казмеханобр, как теперь, – забор и КПП располагались глубже по территории. Поэтому по аллее неторопливо гуляли и отдыхали не только работники института, но и тогда еще малочисленные жители окрестных домов, например, молодые мамы с детьми и колясками, ожидающие своих мужей со смены. Но с конца 50-х по конец 70-х сильно возросло как количество жителей всего района, так и количество работников и жителей городка Казмеханобр, продолжалось развитие учебного комплекса вдоль пешеходной зоны ул. Джандосова, район в целом превращался в крупный научно-учебный центр — как некий ответ Казгуграду. В этот момент решили обособить территорию городка и перенесли его внутренний забор ближе к дороге, за аллею.

В 1978 году институт отметил свое двадцатилетие и во время благоустройства в городке появились новые павильоны, в том числе — проходная и большая транспортная остановка для работников Казмеханобра.

Массивная, но легкая и ажурная металлическая конструкция остановки создает яркий образ пяти огромных зонтов, сросшихся в один. Будто это несколько человек, ждущих автобус на остановке в дождливую погоду, открыли свои огромные зонты-трости и соприкоснулись ими, чтобы укрыть стоящих без зонта. Этот интересный эффект достигнут применением вантовых растяжек-спиц, которые держат открытый навес на четырех центральных ножках, как бы натягивая его ровную поверхность. Пятая же ножка отличается от остальных по форме, она не пронизывает зонт навеса и не имеет вантовых спиц-растяжек, а по своей форме больше похожа на буровую вышку, чем на ручки зонтов.

В очертаниях остановки зашифровано сразу несколько узнаваемых образов, связанных с легендарной научно-производственной деятельностью института в области экологии добывающей промышленности. Это и стойка буровой вышки, и структура кристаллической решетки алмаза, и злаковый колос - как символы твердости, чистоты и важности экологических исследований в природопользовании.

Что дальше?

Неудавшаяся попытка сноса остановки показала, что и простые горожане, и исследователи архитектуры, по достоинству ценили её функциональность, историчность и выразительность дизайна и не готовы были её потерять. В итоге её отреставрировали как ценную культурную достопримечательность района. Теперь логично было бы закрепить это, наделив остановку охранным статусом выявленного объекта культурного наследия — в качестве малой архитектурной формы, памятника инженерной и научной истории. Это то, чем сейчас намерена заниматься команда Arhcode Almaty. Было бы неплохо установить информационный щит с историей этого места и самой остановки.

История демонтажа и восстановления остановки вдохновила архитекторов и энтузиастов на изучение всего этого наследия. Еще несколько лет назад Дэннис Кин, ценитель советского монументального искусства, создал список необычных остановок. В декабре этого года архитекторы изучили этот список и обнаружили, что многие объекты уже утеряны. При этом оказалось, что у властей города нет единого понимания в этом вопросе. К примеру, в Медеуском районе остановки ремонтируют, и они продолжают служить по своему назначению.

В Ауэзовском районе наоборот, предпочитают их демонтировать и заменять на современные павильоны. К примеру, во время обсуждения восстановления остановки «Казмеханобр» заместитель акима Ауэзовского района Еркебулан Оразалин сказал архитекторам, что в планах был снос еще одной старой остановки — бетонных зонтиков, которые стоят на Жандосова, рядом с улицей Саина.

Фотография Ильи Малкова

Понятно, что не получится сохранить все такие объекты, но можно работать над этим сообща: архитекторам и акимату объединить свои усилия по восстановлению уцелевших павильонов и поработать над их охранным статусом. В каком-то смысле даже хорошо, что случилась эта история с «Казмеханобром»: городские власти услышали жителей и архитекторов, а те поняли, что и акимату небезразлично их мнение.

Рекомендовано для вас