Ольга Логинова, фото автора, Жанары Каримовой и Артема Уразимбетова

Южный парк. Продолжение

Почему затормозилась реконструкция и как жители продолжают бороться за свой парк

Южный парк. Продолжение

Парк Южный – едва ли не единственный позитивный пример борьбы алматинцев за свое право на город. Когда в марте 2018 года жители Алмагуля увидели проект реконструкции своего парка, который предусматривал масштабную вырубку деревьев, они объединились и написали письмо акиму города с просьбой пересмотреть его. Аким приехал в парк и согласился с жителями, поручив изменить проект, несмотря на то, что средства на реконструкцию уже выделили. Вместе с архитектором Жанной Спунер жители составили свое видение парка и передали проектировщику, после чего проект поменяли. Однако дальше по разным причинам сроки стали откладываться, а у жителей появлялось все больше вопросов и к генеральному подрядчику, и к акимату. В сентябре минувшего года власти пообещали, что все работы закончат к концу ноября, но подрядчик вновь не уложился в сроки. Жители Алмагуля, однако, сдаваться не собираются.

Под тонким слоем снега издалека виднеются не закопанные траншеи и брошенные стройматериалы. Несмотря на усиливающийся снегопад, в Южном парке гуляют мамы с колясками, дети лепят снеговиков, слышен лай собак. Татьяна Исабекова, которая тоже в этот день вышла на прогулку со своей собакой Маней, проводит меня по достопримечательностям не завершившейся стройки.

«Нам обещали скамейки и урны. Скамейки есть, урн нет», – рассказывает она, сворачивая на центральную аллею. Здесь активистка обращает мое внимание на провода, торчащие из земли через определенные интервалы – тут должны быть основы под фонари. Их установили, но не все. Мы идем дальше, и я замечаю, что многие деревья замазаны садовым варом – где-то сильно обрезали побеги, где-то видно, что повреждения оставила техника.

Татьяна Исабекова

По словам другой жительницы Алмагуля, Натальи Асатуровой, генерального подрядчика ТОО «Фирму Акназар» неоднократно штрафовали за повреждение зеленых насаждений. Когда территорию перекопали, корни деревьев оказались оголены.

– Это прокладывается кабель, я правильно понимаю?

– Деревьям это объясните, им что, легче? Они гибнут от этого.

Такой диалог состоялся на встрече жителей с представителями акимата и специалистами из института ботаники и фитоинтродукции летом. Несколько молодых деревьев, по словам Татьяны, выдернули, повредив корневую систему, и пересадили в другое место. Летом, пока шло строительство полуавтоматической системы полива и дополнение арычной системы, деревья не поливались, несмотря на просьбы жителей. Доходило и до абсурда.

«Как только аким сам собирался, очень много народу сразу появлялось в парке, убирали даже хвою с дорожек, до смешного доходило, – рассказывает Наталья Асатурова. – Говорим, зачем вы под зеленью убираете иголки? – Чистоту наводим. – Это же грунт, это естественно. Здесь белки. Зачем вы это делаете?» По словам активистки, после жалоб в акимат подрядчики раскидали сосновые иголки обратно под деревья.

Мы сворачиваем в сторону пустыря, на котором практически нет деревьев. Это участок, судьба которого еще не определилась. Когда акимат только объявил о реконструкции парка, жители удивились, почему забором этот участок не обнесли. Выяснилось, он принадлежал TURKUAZ GROUP OF COMPANIES, и там планировалось построить жилой комплекс. Как отмечает эколог и активист «Зеленого спасения» Светлана Спатарь, приватизация этого участка, случившаяся десять лет назад – это прямое нарушение земельного кодекса. Согласно ему, земли парков и скверов относятся к землям общего пользования, и на них не допускается совершение сделок в отношении права землепользования. В ответ на запрос «Зеленого спасения» акимат предоставил постановление от 2007 года, на основании которого между Управлением земельных отношений города Алматы и ТОО «TURKUAZ INVEST» был заключен договор купли-продажи земельного участка (№ 2467 от 12 ноября 2007 года) по кадастровой стоимости в размере 216 млн.тенге. На последующий запрос акимат ответил, что застройщик предоставил «проект строительства многоэтажного жилого комплекса с социальным центром и подземным паркингом на участке, находящемся в частной собственности», и провел общественные слушания. Позже управление природных ресурсов эту информацию опровергло.

«Проектная документация на период строительства и эксплуатации по данному адресу в Управление не поступала, заключение государственной экологической экспертизы и разрешение на эмиссии в окружающую среду не выдавались»

«Также сообщаем, информация о проведении общественных слушаний и протокол общественных слушаний по проекту вышеуказанного объекта, на официальном сайте Управления www.almatyeco.gov.kz отсутствуют», – ответило ведомство активистам.

«Инициативная группа обратилась к президенту и в прокуратуру, и в акимат, чтобы проверить законность сделки», – рассказывает Светлана Спатарь. По ее словам, сначала компания-застройщик попыталась решить этот вопрос с жителями, утверждая, что сделка была законной. Однако после того, как жители обратились в прокуратуру, компания отказалась от строительства. В июне было объявлено, что TURKUAZ GROUP OF COMPANIES готова передать участок государству в обмен на равный по площади участок в другой части города. Сейчас жители ждут от акимата ответ о том, на каком этапе находятся переговоры с компанией. По словам Светланы Спатарь, никакого расследования по относительно законности сделки прокуратура так и не инициировала.

Участок, судьба которого все еще решается, в проекте реконструкции парка не учли. Татьяна говорит, что деревья на нем не приживаются, так здесь нет никакой системы полива.

Диспуты с подрядчиками и суды

С восточной стороны парка хорошо просматриваются заброшенные вагончики строителей, два строения с непросохшей штукатуркой – туалет и административное здание, а также оставленные связки бордюров. Наталья Асатурова говорит, что у подрядчиков осталось еще много работы: нужно закончить прокладывать асфальт, велодорожки и грунтовые дорожки, установить основы под фонари, подготовить основы для спортивных и детских площадок, а также облагородить площадку для выгула собак. Пререкания с генподрядчиком начались после того, как вместо утвержденных в проекте фонарей и площадок компания стала предлагать более дешевые местные аналоги, аргументируя это слишком долгими сроками поставки иностранных производителей.

«Элементарно понятно, что на поставку такого объема нужно поставщикам какое-то время. А они (подрядчики – V) рапортуют сначала, что они к концу октября, потом – к концу ноября закончат. Естественно, они не могут это закончить, и они начали нам предлагать наиболее дешевые варианты, на что мы прямо категорично все сказали „нет“», – говорит Наталья.

Представители субподрядчика, ТОО «Универсал-Б» также сообщили Vласти, что зарубежные основы под фонари, которые жители выбрали сами и утвердили в проекте, намного дороже. «Мы хотели поддержать местного производителя, чтобы доля казахстанского содержания повышалась», – добавил Нурлан Тлеумбетов, заместитель директора по финансам ТОО «Универсал-Б». Компания также считает, что жители лоббируют интересы поставщиков, указывая в проекте конкретные компании. Стоит отметить, что эти самые компании подрядчик сам ранее приглашал на встречу с жителями, чтобы они выбрали и утвердили именно те фонари и скамейки, которые хотят.

«Да, мы лоббируем, но мы лоббируем качество, а вы лоббируете именно того поставщика, которому вы знаете, что на месте заплатите за это качество и вам больше денег останется. Не мы их позвали, вы нам предложили, и мы уже выбрали из того, что вы предложили. Тогда исполняйте ваши обязательства», – возмущается в ответ на эти аргументы Наталья Асатурова.

В сентябре управление природных ресурсов направило иск в экономический суд о признании генподрядчика ТОО «Фирма Акназар» недобросовестным. Причина – жалоба департамента внутреннего аудита на то, что в документации для тендера фирма указала недостоверную информацию. «Однако суд отказал в удовлетворении нашего иска, и товарищество продолжило работу. Также было принято решение о продлении договора госзакупок до 30 мая 2019 года», – цитирует сайт Krisha.kz сообщение ведомства.

Нурлан Тлеумбетов, представитель субподрядчика «Универсал-Б», рассказал Vласти о другом суде между заказчиком и генподрядчиком, который все же состоялся.

«Фирма „Акназар“, генподрядчик, подала в суд на заказчика о продлении сроков», – объяснил он. Так как после изменений по желаниям жителей проект проходил государственную экспертизу во второй раз, работы задержались еще на несколько месяцев. «Наши генподрядчики выиграли процесс, суд постановил продлить на тот срок, сколько заняла экспертиза», – сообщил Тлеумбетов.

Как пишет Krisha.kz, работы продолжатся в феврале после того, как будут выделены бюджетные средства. «Мы запрашиваем оставшуюся неосвоенную сумму в размере 399 млн тенге, которая после корректировки перешла с 2018 года», – говорят в управлении природных ресурсов. Изначально на реконструкцию парка было выделено 1,3 млрд, но после внесения изменений стоимость работ, включая технадзор, сократилась до 956 млн. «Из них в 2018 году было потрачено 556.7 млн тенге», – объясняют в ведомстве. Сейчас чиновники предполагают, что акт ввода в эксплуатацию будет готов в июне.

По периметру парк ограждает бетонный забор, и с восточной стороны в нем можно заметить дыру. Это – проход из парка в сторону Атакента, которым сейчас пользуются жители. Архитектор Жанна Спунер, помогавшая жителям найти компромисс в своих пожеланиях к проекту, говорит, что, если посмотреть по карте, то видно, что этот проход был сделан не случайно – это соединение парка Южный через Атакент с Ботаническим садом, а через него – с зеленым бульваром Бухар Жырау. Сейчас же жители Алмагуля задаются вопросом, будет ли снесен забор и появится ли велодорожка до Атакента, потому что проход находится как раз на том неучтенном участке, который TURKUAZ GROUP OF COMPANIES должна передать городу. За забором находится неприкрытый котлован, оставшийся после сноса здания, и жители также просят привести это место в порядок.

О проектировании – соучастном и не очень

Собрать пожелания жителей и внести их в проект оказалось непросто. «Мы со Светланой Спатарь выполняли роль медиаторов между властью и жителями, – рассказывает Жанна Спунер. – А я просто сделала соучастное проектирование – то, что должны делать изначально проектировщики – вовлекать местных жителей. Но они об этом не знают и не знают, как это делать». Архитектор провела с жителями несколько проектных сессий.

«Жители хотели просто выразить свои рекомендации, но им надо договориться. Их почти сто человек. Как им договориться? Собачники хотят одно, мамочки с детьми хотят другое, бегуны - третье. И вот тут нужны медиаторы и соучастное проектирование, – говорит она. – Я сделала это по всем правилам, во-первых, сказала, что каждый должен внести свое предложение. Мы должны учесть и общие интересы, и интересы каждой группы, но каждая группа должна понимать, что нужно будет пойти на компромисс», – рассказывает Жанна.

Инициативная группа, фото Светланы Эриджановой

Жители определили общее видение: парк должен смотреться естественно, они не хотят в нем никаких больших объектов. После этого было уже легче договориться о деталях. Архитектор раздала жителям листы с картой парка, чтобы они отметили свои маршруты и любимые места.

«А дальше мы выделили места, согласились с концепцией. Если у нас есть детские площадки, то это не какие-то аляпистые горки, где много всего – нет, они хотят, чтобы дети дышали воздухом. Чтобы были какие-то небольшие игры на очень органических детских площадках. Я давала рекомендации, но старалась не вмешиваться в процесс, а просто его направлять», – говорит Жанна.

«Жители сами проектировали свой идеальный парк, но конечно, нельзя просто давать проектировать жителям, ничего хорошего из этого не выйдет. Это делается с архитекторами», – добавляет она. Рекомендации жителей передавали проектировщику, Ергену Каппарову, и он менял проект. Для самого проектировщика это был первый подобный опыт, но повторять его он пока не собирается.

встреча жителей с проектировщиком и представителями акимата, фото Жанары Каримовой

«Опыт общения с жильцами – это очень большой и хороший опыт. Но, скажем, законодательно – как я это оформлю?» – говорит Каппаров.

По его мнению, при проектировании возникают нюансы, в которых нужно находить компромисс, но механизма для этого нет. «Есть у нас в городе структура, которая называется ЦРА (Центр Развития Алматы – V), они частично эту функцию выполняют, но как это должно происходить по нормативу – это не прописано, – говорит он. – При реализации проекта у нас есть четкие фиксированные временные рамки. А при работе с жильцами это может растянуться до бесконечности. И соответственно, кто, как это регулирует – это не совсем понятно».

Системный документ, объясняющий, как вовлекать жителей в процессы проектирования, разрабатывает Центр Развития Алматы. Этот вопрос обсуждался во время дискуссии «Право на город», организованной командой Urban Talks. Тогда Ерканат Заитов, заместитель директора Центра Урбанистики, рассказал, что этот документ скоро презентуют, а пока над ним идет работа совместно с Gehl Architects. Во время обсуждения Заитова спросили, могут ли жители поучаствовать в разработке этого документа, он ответил, что чтобы было, что обсуждать, нужно, чтобы был черновик. «Не обязательно!», – выкрикнули из зала. – Можно встретиться и создать черновик».

«Черновик уже давно готов, его просто нужно опубликовать», – напомнила тогда Ерканату Заитову Светлана Спатарь. Активистка также входит в рабочую группу по разработке этого документа, однако считает, что экспертные обсуждения должны идти параллельно с общественными.

О том, почему городское проектирование должно быть соучастным, подробнее в материале Давида Камински и Адильжана Псяева.

Рекомендовано для вас