Светлана Ромашкина, иллюстрации Айгуль Нурбулатовой

Посткарантин. Какие изменения нужны в Алматы

Вместе с урбанистами рассуждаем о том, что должно измениться в городе из-за пандемии COVID-19

Посткарантин. Какие изменения нужны в Алматы

Во время карантина Urban Forum Kazakhstan постоянно общался со специалистами из разных стран и сфер, чтобы понять, на какие вызовы и как должны отвечать современные города во время пандемий. В этом материале вместе с архитектором и урбанистом Асель Есжановой и специалистом по транспортному планированию и городскому транспорту Романом Барабановым мы суммируем идеи о возможных изменениях в Алматы.

Генплан разрабатывать вместе с акиматом области

V: Генпланы всегда опаздывают, как правило, они теряют свою актуальность еще до того, как высыхает типографская краска на бумаге. Так было с генпланом Алма-Аты в 1936 году и так продолжается до сих пор, поэтому многие специалисты советуют разрабатывать мастер-планы. Насколько актуален разрабатываемый акиматом генплан?

Асель Есжанова: Акимат еще работает над ним, обещают, что он будет готов к концу года. В феврале прошла встреча городских властей с урбанистами и архитекторами, речь шла о генплане, но тогда еще никто не предполагал, что впереди будет пандемия, режим ЧП и карантин. Теперь необходим пересмотр генплана с точки зрения безопасности, здоровья и других вызовов пандемии. Мы, Urban Forum Kazakhstan, недавно поинтересовались у акимата, будут ли в связи с этим вноситься какие-то изменения в стратегический документ, но ответа пока не получили. Мы наблюдаем, как градостроители, градоначальники Милана, Лондона, Вильнюса и других городов мира пересматривают устройство городской среды. Это актуальная глобальная повестка, но сложно что-то сказать о Казахстане и Алматы.

Роман Барабанов: Важно обратить внимание властей на то, что генплан города нужно разрабатывать вместе с областным акиматом, иначе проблемы с доступностью из пригородов в Алматы так и не будут решены. Необходимо пустить электрички в пригороды. Я говорю о координации между акиматами, чтобы не было конфликтов при застройке. Иначе проблемы с доступностью никуда не денутся, они будут законсервированы и взорвутся другими последствиями. Генплан Алматы неправильно рассматривать только в границах города.

Общественный транспорт: больше БРТ и велодорожек

V: Акимат Алматы размышляет об ЛРТ уже 16 лет, метро строится слишком медленно, троллейбусные сети обещают отремонтировать, но не ремонтируют, а автобусов на линии не хватает. Все эти неразрешенные проблемы с общественным транспортом в условиях пандемии могут привести к страшным последствиям. Поскольку в столице проект строительства ЛРТ был дискредитирован из-за коррупции, то есть вероятность того, что аким Алматы Сагинтаев побоится строить легкорельсовый трамвай. Как можно быстро решить проблему с общественным транспортом в Алматы?

Роман: С точки зрения скорости возведения, БРТ будет быстрее, чем ЛРТ. Такую систему, как на улице Тимирязева, можно будет сделать за три месяца. В тоже время БРТ потребует большего количества автобусов, тех же гармошек. Но автобусы не такие вместительные как трамваи. Для того, чтобы заменить один трамвай, нужно условно 5-6 автобусов. Это значит, что вам необходимо 5-6 водителей автобусов, 3-4 техника и еще одна станция автомойки. Недавно рядом с микрорайоном «Кайрат», что неподалеку от рынка «Жетысу», сдали землю в аренду под стоянку автобусов, но там не соблюли дистанцию между жилым сектором и территорией стоянки. Было сильное шумовое загрязнение, загрязнение дизельными выхлопами. Это говорит о том, что одними автобусами проблему не решить. Если мы будем опираться только на них, они не будут достаточно эффективными. Исследования говорят, что люди, которые раньше ездили на автомобиле, с большей долей вероятности предпочтут трамвай, нежели автобус.

Если говорить про Алматы детализировано, то недавно Chocofood опубликовал тепловую карту заказов. Она говорит о том, что в городе еще не рассматривается такое понятие как городская логистика, я имею в виду доставку товаров, грузов и т.д. Chocofood и другие операторы оперируют мелкими заказами - то, что способен привезти один человек, грубо говоря, у себя в руках. Но для перевозки этих заказов не всегда существуют условия, те же велодорожки. Поэтому было бы здорово, если бы основываясь на этой карте, городские власти создали систему велодорожек и таким образом поощрили бы развитие бизнеса, дополнительный заработок курьеров и соединили бы районы новыми велодорожками, что подняло бы спрос на велосипеды и тот же Almaty bike. Это еще и вклад в здоровье горожан, в принципе, многие города пошли по этому пути во время пандемии и очень быстро нарисовали велополосы, просто разметкой обозначив пути перемещения. Но если мы говорим о долгосрочной перспективе, 2-3 года, то, конечно, к уже существующей сети нужно пристраивать новые полосы, чтобы охватить больше людей.

Необходимы выделенные полосы для транспорта, прежде всего для того, чтобы связать западные районы с центром города по той же Момышулы, Шаляпина и Абая, на севере нужны выделенные полосы на Сейфуллина, Суюнбая и Майлина.

Реформа местного самоуправления

Роман: Я думаю, что в Алматы нужна реформа местного самоуправления. Наши районы территориально очень большие. Например, чтобы с южной границы Алатауского района добраться на северную, вам нужно 40 минут. Причем не пройти, а проехать! Это большие расстояния, которые очень сложно контролировать и следить за их состоянием. Нужно сделать районы меньше и создать систему самоуправления, пусть те же депутаты маслихата отвечают за свои участки, они и сейчас это делают, но из-за того, что зоны очень большие, сложно досконально узнать обо всех проблемах и особенностях.

V: Во время карантина было много нареканий на то, что в микрорайонах не хватает объектов инфраструктуры и люди оказались отрезаны от многих услуг и товаров.

Роман: Наши районы спроектированы таким образом, чтобы просто дать людям жилье без возможности доступа к другим услугам, либо эти услуги остаются формальными на бумаге или же их качество заставляет людей уезжать в другие районы города.

Как правило, при проектировании не закладываются рабочие места. То есть, огромный поток из этих районов постоянно едет в центр зарабатывать деньги. Отсюда проблема диспропорции доходов районов города. Один район богаче, другой беднее, хотя по факту один район предоставляет трудовые ресурсы другому району.

Та же фабрика «Рахат» потеряла очень много своих сотрудников, потому что зарплата, которую они платят, не соответствует уровню Алматы, но пригодна для того, чтобы жить в области. Во время карантина они вывесили вакансии, зарплата 100-110 тысяч тенге. Я понимаю, что это важный объект для Алматы, но - в случае потери такого количества работников - логичнее часть производства перенести в область, тогда и зарплатный фонд будет соответствовать потребностям жителей области, но также удастся снять часть социальной напряжённости и безработицы в области или же все-таки начать строить ЛРТ в сторону Каскелена, Капшагая и Иссыка, чтобы жители области не тратили значительную часть своего дохода на аренду жилья в Алматы, а предприятия не будут внезапно терять серьезную часть персонала.

Асель: К сожалению, не продумывается сценарий поведения людей, строятся квадратные метры с ориентиром на СНиПы с общим стандартным набором необходимых социальных объектов. В системе управления городами и в процессах принятия решения должны принимать больше участия эксперты из разных сфер - медики, социологи, городские экономисты, экологи, аналитики. Их мнения, позиции и рекомендации должны быть важны при разработке ключевых подходов.

Образование должно быть одинаково хорошим везде

Роман: Нужны изменения, связанные с качеством образования. Сейчас чем дальше от центра, тем оно хуже, а чем ближе к центру, тем оно лучше. Когда уровень образования станет более-менее высоким везде, то решатся не только проблемы с доступом к качественному образованию, но и проблемы с транспортом, потому что значительную часть потока составляют эти дополнительные поездки. Родители отвозят детей в центр города, чтобы дать хорошее образование, совершают дополнительный пробег по городу, что ухудшает и ситуацию на улицах и экологию.

Асель: Сейчас популярна идея города, устроенного таким образом, чтобы все услуги были в пешей доступности. Раньше речь шла о 30 минутах, но сейчас говорят и о 15 минутах. Алматы нужно рассматривать и с этой точки зрения - как полицентричный город с несколькими центрами притяжения. При этом важно помнить о том, чтобы не приводить к «самодостаточности» районов, к дезинтеграции города.

Пересмотр отношения к жилью

V: Изменит ли карантин требования людей к жилью, к этажности, к наличию балконов и т.д.?

Асель: Пока нет точных данных о том, насколько этажность и плотность жилых зданий повышает риск заражения. Например, в Гонконге меньше заражений, чем можно было предположить при их плотности. Но однозначно, что безопасность станет одним из аргументов против высотных зданий.

Нужно время для того, чтобы отрефлексировать этот опыт, причем глобально, не только нашему городу. Этот кризис захватил весь мир и надо совместно подумать о будущем и рисках, которые могут повториться. Сейчас часто вспоминают таких передовых архитекторов, как Ле Корбюзье и Фредерик Ло Олмстед, которые видели решение для борьбы с эпидемиями через создание просторных городских парков и скверов. Это повлияло на парковые традиции и стандарты в современных городах. Отчасти поэтому появились балконы, плоские кровли и другие архитектурные элементы в жилых зданиях. Кроме этого были созданы нормы в вопросах инсоляции, расстояния между домами.

Образ жизни, запросы и возможности сейчас изменились. Мы ожидаем, что произойдет пересмотр стандартов и подходов в проектировании, которые будут отвечать риску массового заражения.

V: Карантин показал, что частный дом более привлекателен на случай самоизоляции. Люди будут стремиться жить в частных домах, а многоквартирное жилье станет уделом бедных?

Асель: Мне сразу приходит в голову Нью-Йорк. В 50-60-х годах Манхэттен был не столь престижным и желанным местом для жизни. Белые богатые образованные люди – средний класс и выше переезжали в пригороды.

Роман: Это называлось «Бегство белых». Это было не только в Нью-Йорке, но и в других городах. Тогда была программа субсидированного строительства жилья на одну семью, государством поощрялось такое строительство, люди, у которых были деньги, переехали за город. В итоге сам город стал криминогенным, так как ночью центр уже не был так насыщен людьми, часть квартир пустовала, в свою очередь окраины, наоборот, стали более безопасными. Но тогда не рассматривался экологический аспект. Поездки за город и обратно привели к росту выбросов, сносу зданий и целых улиц, вместо которых появлялись развязки и шоссе (так как нельзя из города подвести трамвай или автобус к каждому частному дому в пригороде). Все эти решения сегодня привели к устойчивому росту заболеваний, связанных с дыхательными путями, ожирением и диабетом. И чтобы сегодня изменить такую тенденцию, нужно явно больше 10 лет для создания компактной и экологичной городской среды и частичного разрушения следов старой.

Во время карантина жители частного сектора (Алматинской области), которые находятся за пределами города, столкнулись с проблемой доступа к услугам, магазинам, аптекам и т.д. Чтобы попасть туда, им нужна машина, потому что там нет пешей доступности, нет инфраструктуры, которая соединяет эти районы частных домов.

Асель: Эксперты бьют тревогу - пережитый опыт пандемии может привести к социальной дискриминации и городскому разделению. Сейчас речь идет о том, как этого не допустить. Как проектировать города, какие маневры нужно предпринять в проектировании пространств, чтобы страх не заставил людей закрываться друг от друга. Понимание исключительной способности вирусов проникать в любую среду, минуя физические барьеры, должно подтолкнуть общество к осознанию, что социальная и пространственная сегрегация не гарантирует безопасность. Решение проблемы заключается в охвате и заботе о всех социальных групп.

Эффективность и офисы

V: Как изменится подход к строительству офисных зданий и бизнес-центров?

Асель: Начнем с того, что давно пора пересмотреть вопрос эффективности архитектурных решений, выбора строительных материалов и фасадов в свете энергопотребления, тепловых выбросов и комфорта. Часто в угоду типовым, популярным веяниям заказчики, строители и проектировщики останавливаются на поверхностных, непродуманных идеях.

Пока в мировом контексте говорится о том, что нужно обеспечивать интерьеры лучшей проветриваемостью, делать шире лестничные пролеты, увеличивать их количество и количество лифтов, чтобы люди меньше находились в тесном закрытом пространстве. Сокращение прикосновений к предметам, которыми пользуются все - ручки дверей, перила и проч. - также один из самых актуальных запросов в индустриальном дизайне.

Возможно офисные пространства вернутся к организации изолированных рабочих мест (cubicle space), которые были в 90-х. То есть надежность принципа open space ставится под сомнение. Наличие личного пространства становится приоритетным вопросом. Но сложно говорить, насколько далеко это зайдет.

Роман: В то же время если дистанционная работа снизит спрос на офисы, то уже не будет проблемы с маленьким пространством для человека.

Асель: Это один из сценариев. Состояние и впечатления, связанные с карантином, потрясающие, мы не испытывали такого прежде. Но люди по природе своей быстро забывают плохой опыт. Катастрофы, которые происходят, мгновенно проглатываются новыми инфоповодами и мы не успеваем их осознать и пережить. У меня есть сомнение, насколько последние месяцы чрезвычайного положения станут сигналом для того, чтобы люди задались серьезными вопросами.

Полицентричность Алматы

V: Во время карантина каждый оказался зажат в своем районе. Еще лет 15 назад власти города говорили о том, что Алматы должен стать полицентричным, но на деле это не получается сделать. Что-нибудь изменится после карантина?

Асель: Мы наблюдаем, как другие города переосмысливают свои стратегии. Люди пересаживаются с общественного транспорта на велосипеды. Пешеходная доступность становится приоритетом. Снижается нагрузка на транспортную сеть. Мэрии предлагают новые площадки для МСБ. Надеюсь, что эти тенденции придут и в Казахстан.

Роман: Я думаю, что у людей, которые живут в отдаленных местах, где нет парков, появятся свои небольшие общественные пространства, чтобы проводить там время, а не сидеть дома во время карантина, если он повторится. Еще важно показывать горожанам выгоду от своих действий. Например, в Северной Америке проводились исследования, оказалось, что там, где есть зелень, стоимость недвижимости растет на несколько процентов, не намного, но каждый год. В общем, стоимость жилья растет. Нужно показать, что это уникальная инвестиция в капитал всей улицы.

Асель: Мне кажется, что в этом вопросе важен и социальный аспект. Мы много говорим о соучаствующем проектировании, вовлечении людей. Карантин - это хороший момент, когда мы можем предложить самим горожанам научиться договариваться друг с другом. Например, я знаю, что многие родители стали регулировать расписание игр на придворовых детских площадках, чтобы не пересекаться друг с другом.

Чувство взаимопомощи, доверия и самоорганизация становятся ключевыми навыками для горожан, заключенных в своих домах и кварталах. Помимо важных инфраструктурных изменений знаком нового времени должны стать активная вовлеченность людей и формирование сильных сообществ. Мы в работе Urban Forum Kazakhstan часто возвращаемся к понятию resilience. Сейчас оно как никогда актуально. Это свойство города оставаться устойчивым во время внешнего кризиса, при этом сохраняя свою идентичность. Чаще всего достижения resilience проявляются в моментальных реакциях и в действиях локальных сообществ в стрессовых ситуациях. Сегодня мы видим, как инициативы гражданского общества приводят к сплоченным действиям формируют культуру города и приводят к пересмотру ценностей.

Рекомендовано для вас