12055
27 августа 2021
Мария Левина, фотография Алпамыса Уалбекова

«Это здание потеряет свою ценность»

Архитекторы и активисты пытаются убедить новых владельцев алматинского аэропорта не переносить памятник архитектуры в другое место

«Это здание потеряет свою ценность»

25 августа состоялась встреча общественников с представителями нового руководства алматинского аэропорта – TAV Airports, на которой в очередной раз обсуждался перенос исторического VIP-терминала, являющегося памятником архитектуры.

Напоминаем, что компания TAV Airports (входит в Groupe ADP) выкупила алматинский аэропорт и намерена построить новый терминал, чтобы сделать воздушную гавань более современной. Еще в феврале 2021 года был представлен проект строительства, стоимость которого оценивается в 150 миллионов евро. Если он будет осуществлен, то общая площадь терминала составит 55 тысяч квадратных метров, а пассажиропоток увеличится до 6 миллионов человек в год. Проблема заключается в том, что этим планам мешает памятник архитектуры — старое, самое первое здание аэропорта, построенное в 1935 году. Компания заявила, что собирается перенести его в другое место — южнее стоянки VIP самолетов. 17 февраля на общественных слушаниях по оценке воздействия на окружающую среду заявлялось, что акимат города согласился с идеей переноса здания. Тогда архитектор компании TAV Construction Алим Ахметов рассказал, что перенос планируется начать в июне и это займет 18 месяцев. 25 августа, за четыре часа до встречи с активистами и архитекторами, TAV Airports выпустил пресс-релиз, где сообщил о том, что планирует начать строительство и перенос памятника архитектуры в другое место.

Пресс-служба аэропорта рассказала о том, что были проведены международная и государственная экспертизы архитектуры VIP-терминала. Так, в результате переноса обещают максимально использовать архитектурные решения старого здания, такие, как фасад с элементами декоративного оформления, шпиль, витражи. При этом здание будет отвечать противопожарным нормам, отопление, кондиционирование и сейсмостойкость также будут отвечать современным требованиям. Отдельно стоящее строение будет отлично просматриваться, как было задумано авторами изначально. Финансировать проект будут Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и Международная финансовая корпорация (МФК).

Генеральный директор TAV Kazakhstan Фатих Омур в начале встречи заявил, что сейчас аэропорт находится в последней стадии получения разрешения на проведение строительных работ от всех необходимых организаций.

Юлия Аллахвердиева, менеджер по связям с общественностью, сообщила, что аэропорт нуждается в реконструкции и расширении в связи с увеличением пассажиропотока, который, по расчетам специалистов, к 2037 году должен вырасти с 2,5 млн до 7 млн человек. По ее словам, уже сейчас аэропорт перегружен и нуждается в отдельном терминале для международных перелетов. Было рассмотрено три варианта размещения нового терминала – на заводе по обслуживанию вертолетов, в здании «Казаэронавигации» и на месте нынешнего VIP-терминала. Последний оказался самым удобным с «точки зрения застройщиков, расходов и безопасности». Но так как здание является памятником архитектуры, спонсоры потребовали провести экспертизу объекта, по результатам которой было принято решение о переносе исторического здания с целью его сохранения: международная компания Environmental Resources Management (ERM) признала памятник в Алматы воспроизводимым культурным наследием. Возможность перемещения также подтвердили «Казреставрация» и «Архрест», у которой уже был опыт работы с турецкой компанией в Туркестане.

«На основании постановления акимата мы действуем дальше. Было получено АПЗ, сделан ОВОС и отправлен на национальную экспертизу. На основании заключения «Казрестраврации» были выданы рекомендации, какие элементы здания нужно обязательно перенести», – добавила Аллахвердиева.

Гражданский активист и архитектор из Archcode Almaty Петр Смирнов в своем выступлении привел статью 29 закона «Об охpане и использовании объектов истоpико-культуpного наследия», на которую в своем заключении ссылается «Казрестраврация», о запрете перемещения и изменения памятников истории и культуры, кроме случаев, когда повреждено более 70 процентов объекта, утрачена его историко-культурная значимость или если перемещение повлечет улучшение условий его сохранения. Ни один из данных пунктов не подходит к ситуации со зданием VIP-терминала, по мнению Смирнова.

Также архитектор считает, что новое здание историческим уже не будет и потеряет свою ценность ввиду того, что через него не проходили Индира Ганди, Эдвард Кеннеди, Леонид Брежнев и другие исторические личности.

«Не это здание принимало гигантские новые самолеты типа Concorde или ТУ-144. Не это здание полвека держало всю казахстанскую авиацию». При этом Смирнов и его коллеги абсолютно поддерживают идею развития и расширения аэропорта, но им интересно, было ли известно компании TAV при заключении сделки на покупку аэропорта об имеющемся на его территории памятнике архитектуры.

Фатих Омур, отвечая на выступление архитектора, сообщил, что проект находится в разработке уже два года, и специфика была им известна – именно по этой причине была нанята независимая американская компания ERM для оценки воспроизводимости здания. Кроме того, Омур отметил, что здание VIP-терминала несколько раз подвергалось реконструкции и от его первоначального облика мало что осталось, хотя, по словам Петра Смирнова, это называется «реставрационным наслоением» и тоже представляет культурную ценность.

На все вопросы юриста-общественника Асель Есентугеловой представители аэропорта отвечать отказались без присутствия их собственного юриста.

Архитектор Эмина Кужамуратова, выступая, рассказала, что объект ценен не только как памятник архитектуры, но и градостроительный памятник. Любой перенос нарушает и разрушает историческую градостроительную сетку, которая тоже сама по себе является памятником. Кужамуратова заключила, что, интегрировав памятник в структуру нового терминала, можно сделать точку притяжения, которая будет работать на рост пассажиропотока и может стать отправной точкой туристской индустрии. Так, витражи, которые находятся в здании, фигурируют в международной энциклопедии витражного искусства, изданной в Италии: «В случае переноса и попытки воспроизвести их на новом месте они потеряют свою ценность. Памятник потеряет свою ценность. Представьте себе, что мы «Мадонну Литта» перерисуем и будем выдавать за произведение искусства. Но это ведь уже не будет произведением искусства». Архитектор предложила провести международный конкурс на лучший проект реконструкции аэропорта, который покажет множество возможных новых идей, не требующих сноса исторического здания.

В начале июня этого года архитектор, член Общественного совета Алматы Айдын Акбаев представил альтернативный проект реконструкции аэропорта, в котором здание осталось на прежнем месте, но его Омур забраковал: «Визуально очень красиво, все эти деревья, трава... Но не так, как должно быть в аэропорту. Например, пассажирам нужна парковка для автомобилей». При этом в концепции Акбая подземная парковка присутствует – и вмещает даже больше машин, чем сейчас: «Почему вы видите на привокзальной площади вместо парковки сад? Потому что это последний тренд во всем мире – активное озеленение. Паркинг, который должен быть в обязательном порядке, перемещен под землю. Там двухуровневый паркинг, который примет в два раза больше машин. Подъезд осуществляется также в подземном пространстве вместо надземного пандуса. Новейшие трендовые проекты во всем мире имеют какую-то изюминку – культурную ценность», – ответил архитектор.

Мимоходом Юлия Аллахвердиева упомянула, что материал, из которого изготовлен шпиль здания, будет изменен, что вызвало справедливое возмущение архитекторов о том, что именно такие изменения являются причиной, по которой нельзя менять исторические памятники.

Также, например, подобные изменения являются причиной, по которой памятники не могут войти в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

Подводя итоги встречи, архитектор Жанна Спунер выразила мнение, что проект предлагаемый компанией TAV, «хороший, но очень стандартный», тогда как Алматы, будучи красивым городом, заслуживает аэропорт хорошего архитектурного уровня – как в Баку. Поэтому представители разных архитектурных организаций и общественных организаций выразили готовность объединиться и помочь руководству аэропорта найти альтернативное, оптимальное решение, в котором здание VIP-терминала будет интегрировано в новое здание, а не снесено, с меньшими расходами и так, чтобы угодить всем сторонам.

«Сейчас нам только остается гадать, что они собираются и будут переносить, потому что здесь очень много ценных элементов. Даже сама планировка, размер, башенка, высота башенки, – это всё ценные элементы. Я не могу за них ничего сказать, для этого нужен проект, а проекта мы не видели. Мы только гадаем, ловим какие-то слухи – там узнали, тут узнали, что будет там, что будет тут. Судя по тому, что выкопали котлован как раз на том месте, где обещали, и по конфигурации фундамента, это не то здание получается. Технологию переноса здания мы тоже не знаем, потому что это памятник архитектуры – на него могут разрабатывать только проекты реставрации. А это могут делать только лицензированные фирмы, которые имеют право делать проекты реставрации. А там уже в проекте реставрации должно решаться, на каком уровне мы восстанавливаем – на уровне 1947 года, 1934 года, 1975 года. Проект реставрации подразумевает, восстанавливаем ли мы штукатурку, вычищаем ли фризы, можем ли мы можем сделать более удобную лесенку наверх и так далее.

На наш взгляд, данное здание не будет иметь культурной ценности при его переносе. Если корабль Тесея плавает, то это здание привязано к конкретному месту – не просто к земле, а именно к месту. Здесь, в Казахстане, в Алматы, на улице Майлина. Оно именно в этом месте имеет свою ценность. В другом месте оно свою ценность потеряет и будет лишь напоминанием о том, что когда-то рядом стояло ценное здание», – позднее добавил Петр Смирнов в комментарии Vласти.