6411
1 декабря 2022
Бейімбет Молдағали, Астана, Власть, фотографии объединения Menin Elim Dala

Борьба за столицу

Как активисты в Астане пытаются бороться с решениями акимата о точечной застройке

Борьба за столицу

Астана за последние 25 лет выросла в шесть раз. Акимы города, сменяя друг друга, обещали жителями комфортную жизнь в столице, большая часть которой только-только была построена. Но с каждой новой стройкой в городе растет число проблем - от дефицита мест в школах и садах и забитых дорог до ухудшающейся экологии.

Власть рассказывает об объединении Menin Elim Dala, которое собрало в себя 15 инициативных групп, боровшихся с точечной и уплотняющей застройкой. Удастся ли активистам изменить ход событий и убедить власти начать слушать жителей города?

В поисках справедливости

В 2020 году по решению акимата Астаны началась засыпка системы озер Малый Талдыколь. Это вызвало шквал возмущения у жителей столицы. Несмотря на встречи, протесты и арт-перформансы, озера продолжают активно засыпать.

Ситуация с Малым Талдыколем стала иллюстрацией того, что происходит в столице – уплотняющая застройка в Астане ведется активно. Изначально жители домов рядом с новыми жилыми комплексами создавали инициативные группы и боролись в одиночку, но к 2022 году проблема разрослась настолько, что в феврале инициативные группы решили объединиться. Первый совместный брифинг провели четыре инициативные группы.

Айман Бедельбекова, член общественного объединения Menin Elim Dala и инициативной группы 1953Pustyr рассказывает, что уже в марте инициаторы зарегистрировали организацию.

«Помимо наших четырех инициативных групп, к нам постепенно присоединились еще одиннадцать. Мы решили объединиться, потому что видели мало результатов от того, что наша инициативная группа делает в одиночку. Мы видели сопротивление со стороны госорганов в решении наших вопросов. Когда был совместный брифинг и увидели реакцию, мы поняли, что вместе можно больше сделать, чем по отдельности», – говорит Бедельбекова.

Одной из причин появления такого большого количества инициативных групп является разнообразность проблем и последствий, которые порождает точечная застройка. Кроме того, что объекты строятся очень близко друг к другу, создавая неудобства и опасность во время стройки, это затем влияет и на доступ к социальным объектам.

«Абсолютно все новые инициативные группы или потенциальные участники нашего объединения сталкиваются с проблемой незаконного изменения плана детальных планировок своих участков, причем меняются целевые назначения участков. Если ранее участок был выдан на постройку, допустим, сквера или социального объекта – школы, государственного детского садика, то без мнения жителей акимат в одностороннем порядке меняет на постройку многоэтажек», – говорит член ОО и инициативной группы SOS.Tselinograd Айжан Атежанова.

«Левобережье сталкивается с тем, что им не хватает катастрофически социальных объектов, таких как государственные школы и детские сады. Многие вынуждены ездить на правый берег либо отдавать (детей – В.) в дорогостоящие частные школы», – отмечает Атежанова.

По словам Бедельбековой, на последней встрече в маслихате Астаны заместитель руководителя управления строительства отчитался, что девять школ будут достроены до конца этого года, однако многие школы находятся на окраинах города. Жители волнуются, что проезд до них ляжет дополнительной нагрузкой на дорожно-транспортную систему.

Активистки отмечают, что жителям Астаны трудно узнавать о грядущих изменениях в их районах. Иногда в этом им помогает геопортал города Астана.

«Люди недовольны, когда видят изменения на геопортале e-saulet. Но мы же не каждый день заходим на этот геопортал, да и большинство не знает о его существовании. Ну и никому это и не нужно, пока он не увидит, что участок огораживается. Обычно только на этом этапе люди начинают возмущаться. Хорошо, если на огороженной территории появляется паспорт объекта и там отрисованы какие-то башни. В большинстве случаев паспортов объектов нет, а это уже является грубым нарушением. Просто неизвестные люди завозят технику и начинают активно осваивать территорию. Естественно, у всех паника и начинается движение в чате. Люди объединяются в инициативные группы, начинают писать посты, как и в нашем случае. Мы не знали о MeninElim Dala и кейсах. Мы слышали лишь о Талдыколе и Линейном парке», – говорит Атежанова.

Активисты на встрече с госорганами

«Акимат как царь и бог»

Активисты утверждают, что жители со временем все меньше и меньше проявляют активность, потому что не видят изменений и теряют надежду. Остаются те, кто заряжен идеей добиться правды.

«Мы идем на диалог с акиматом не потому, что мы принимаем за правду то, что говорит акимат, – мы настаиваем на своих требованиях и на исполнении закона. У нас действительно неплохо законы прописаны в части градостроительства и архитектуры, но нас возмущает то, что наш акимат просто саботирует, игнорирует, категорически не исполняет законы. То есть закон подписывается президентом, но у нас акимат на уровне местных исполнительных органов – это просто царь и бог в городе», – отмечает член инициативной группы SOS.Tselinograd.

«Закон подписывается президентом, но акимат на уровне местных исполнительных органов – это просто царь и бог в городе»

«Допустим, мы хотели провести митинг, мы отправили огромное количество уведомлений. Они не дали нормально нам ответы – мы пошли в суд и выбили то, что мы хотели. Кульгинов не идет нормально на контакт, но мы их вынуждаем, разбираясь в том, какие законы, положения и инструменты у нас есть», – говорит Мадина Абдрахманова.

Но доходить до суда готовы далеко не все инициативные группы.

В некоторых случаях акимат оправдывает точечную застройку сложной ситуацией с обманутыми дольщиками. В марте активистов пригласили на встречу с заместителем акима Есета Байкена. Им показали карту и рассказали об обманутых дольщиках, сказав, что «надо их понять, простить и войти в их положение». Активисты ответили, что нельзя решать проблемы одних за счет других, потому что это могло усугубить существующую на протяжении 5–6 лет плохую ситуацию с водоснабжением и парковочными местами у ЖК «Целиноград».

Активисты отмечают, что до референдума в июне власти их игнорировали, пассивно реагируя на запросы жителей. Однако после референдума ситуация стала хуже и участки, за которые борются активисты, начали застраивать с еще большей интенсивностью.

«Самый закрытый аким в истории»

Встретиться с акимом города для активистов по-прежнему практически непосильная задача.

«Мы случайно обнаружили, что на портале еgov есть возможность записаться на личный прием к акиму. В расписании указано, что каждую пятницу аким якобы ведет личный прием граждан. Я подала одну заявку, и от нашего ОО было несколько заявок, чтобы посмотреть, будет ли какая-то реакция. В назначенный день и до него никто не позвонил, но мы записались на следующую пятницу. Так появилась идея записаться на все пятницы до конца года. С 23 сентября мы с некоторыми участниками подаем заявки, но никакой обратной связи нет», – говорит Атежанова.

Жители даже жаловались в Агентство по делам госслужбы. На следующий день им позвонили с аппарата акима и позвали на встречу с главным архитектором города Алмасом Жанбыршы.

Несмотря на снятие ограничений и отмены карантина, Кульгинов предпочитает проводить встречи онлайн, отмечают активисты.

«Последний раз с ним удалось встретиться офлайн осенью 2020 года. Тогда он пообещал, что по нашему запросу сначала построят школу, а потом ЖК "Поколение". Затем он повторил на отчетной встрече онлайн, что сдержит обещание. Школы еще нет, а ЖК уже стоит. Это редкий случай, когда он принял людей лично. Аким в этом плане закрытый, и мы можем сказать, что это самый закрытый аким столицы, которого мы знаем, хотя все должно быть наоборот», – говорит Бедельбекова.

Если во многих случаях акимат старается избежать встреч и игнорирует запросы активистов, то ситуация вокруг застройки системы озер Малый Талдыколь иная.

«По малому Талдыколю идет просто дезинформация. Если изучить то, что говорит Кульгинов по школам, по ливневке, то там очень много несоответствий. По Малому Талдыколю идет просто, я не побоюсь этого слова, вранье. Там активисты никак не могут пробиться. Они делают все возможное. Эти активисты разговаривали со всеми администрациями акимата: и с Исекешевым, и с Джаксыбековым. С Кульгиновым ситуация просто глухая для них, хотя Малый Талдыколь – это важный вопрос для всего нашего города», – говорит Абдрахманова.

О том, кто застраивает Малый Талдыколь, Власть писала ранее.

Брать ситуацию в свои руки

Активисты пишут письма и защищают права жителей в социальных сетях, походах в маслихат, акимат и министерства. Они собираются во дворах и ведут работу со многими структурами.

«Это огромная работа, время и нервы, но проблема в том, что все эти органы не имеют фактически полномочий. Мы столкнулись с тем, что они нам прямо говорят, что не могут повлиять на ситуацию, потому что все решает акимат, а именно — аким города. Но даже акимы города говорят, что это не их полномочия. Все сосредоточено в одних руках. Такая ситуация, наверное, не только в Астане», – говорит Бедельбекова.

У жителей есть огромный запрос на участие в развитии города. Они ссылаются на статью 13 закона о градостроительной архитектурной деятельности, где прописано об участии физических и юридических лиц в обсуждений решений по архитектурной, градостроительной и строительной деятельности.

«Когда мы обращаемся в акимат по этому поводу, акимат отвечает, что у них нет инструмента и пошаговых инструкций, как выполнять и проводить эти общественные слушания, но это же не причина. Кажется, там кадровый голод или некомпетентность работников. За все это время можно было разработать документ, где можно прописать регламент», – говорит Атежанова.

Жители сами разработали такой документ. В мае маслихат объявил, что будет вносить изменения в правила архитектурного облика, случилось это после трагического случая, когда кран врезался в многоэтажку.

«Они решили быстро поменять правила. Объявили на портале НПА, и мы в этот момент решили сами создать этот документ по проведению слушаний. Собрали рабочую группу внутри нашего ОО. У нас есть грамотные архитекторы, строители, урбанисты и экологи. Мы прошерстили закон, подняли СНиПы и написали инструкцию вплоть до формы протокола. Это авторский проект ОО Menin Elim Dala. Мы отправили этот документ на портал НПА, однако маслихат с ним даже не ознакомился. Мы этот документ отправили и в министерство индустрии и инновационного развития, так как по поручению президента от 1 сентября разрабатывается градостроительный кодекс и вице-министр МИИР попросил отправить документ для изучения», ­– говорит Атежанова.

Общественные слушания – это не просто согласие жителей, это определенное воплощение социальной справедливости.

Активисты верят, что общественные слушания станут важным механизмом, который поможет предотвратить нарушения законов и коррупцию.

«Благодаря закону можно будет предотвратить стройки, которые идут с нарушением строительных и санитарных зон, – говорит Бедельбекова. – Общественные слушания – это не просто согласие жителей, это определенное воплощение социальной справедливости. Есть определенный накал в обществе, особенно в недоверии ко многим государственным структурам. Доверие можно восстановить хотя бы за счет того, что люди начнут верить в справедливость. Хотя, по большому счету, мы требуем того, что уже прописано в законе».