14456
1 декабря 2023
Назерке Құрманғазинова, фотографии Данияра Мусирова

Алматы – город во тьме

Как (не) освещается самый большой город Казахстана. Прогулка от Арбата до площади Республики

Алматы – город во тьме

Житель Алматы и музыкальный продюсер Эмиль Досов в последние годы в твиттере активно затрагивает проблему благоустройства города, чаще всего эти темы касаются уличного освещения. В марте он решил тестировать портал E-otinish, и с 1 марта по 31 мая отправил 130 обращений в акимат Алматы, но на каждое из них получил только формальные отписки. Пока акимат судится с подрядчиком, большая часть города по-прежнему погружена в темноту.

Мы вместе с Эмилем Досовым прогулялись по центральным улицам города, чей годовой бюджет составляет 1, 25 трлн тенге и поговорили не только о такой базовой необходимости как освещение, но и о правильном планировании городского светового дизайна.

Вернуть городу теплое освещение

Мы встречаемся с Эмилем на Арбате. Здесь установлены светодиодные фонари, при этом старые фонари так и остались в неработающим виде, их не стали убирать или ремонтировать.

Эмиль Досов обращает внимание на то, что такие яркие фонари с контрастным белым светом создают больше теней, чем света. Он считает, что при освещении города нужно учитывать и такие факторы, как температура ламп, высота столбов, а не заменять всё подряд на белые светодиодные лампы:

«Я не светодизайнер, я просто горожанин, которому хочется вернуть городу теплое освещение. В развитой части мира не устанавливают led-лампы холодной температуры, тем более на пешеходных зонах. Если такое где-то и практиковалось, то это уже пройденный этап. Эти фонари на Панфилова и Арбате изначально были с уютным тёплым светом, теперь они формально ярче, но при этом и слепящие. Субъективное восприятие освещенности может даже понизиться. Выбран неправильный тип света – холодный, чрезмерно яркий, контрастный. Это пешеходная улица и здесь нет никакого смысла создавать свет с температурой выше 3000 Кельвинов», – считает Досов.

Он также вспоминает, что когда-то здесь была сделана подсветка деревьев, что было важным элементом атмосферы улицы, сейчас же они стали частью темного фона прогулочной улицы.

«Мы имели несколько уровней освещения, а не один, как теперь. У каждого дерева было по два очень хороших оптических прибора, которые не слепили, а светили ровно на дерево. А дерево отражало от себя свет. Эта система работает как зимой, так и летом. И все пространство становится уютным. Но всю подсветку на улице Панфилова убрали».

От Арбата мы идем вверх по улице Панфилова. Возле станции метро «Жибек жолы» работают два фонаря: один с белыми светодиодными лампами, а другой с теплыми:

«Для человеческих глаз это оранжевое пространство будет ощущаться более освещенным, чем то, в котором используется холодный нерассеянный свет», – сравнивает Эмиль два типа освещения.

Разницу между использованием теплого и холодного освещения Эмиль объясняет просто: «Белый и холодный свет – для активности, он ассоциируется с дневным светом. Теплый свет – для спокойствия, релаксации, он ближе к свету солнца на закате, к свету огня у костра. У этого есть, конечно, и биологические объяснения, и профессионалы могут подробнее рассказать о восприятии глазом разных длин волн. Если мы посмотрим как бизнес подсвечивает себя, то увидим, что уют в ресторанах создается с помощью теплого мягкого света. А в офисе предпочтительнее сделать холодное освещение, потому что нужна дневная, рабочая атмосфера. Холодный свет в городе может применяться там, где необходима, например, четкая цветопередача, на парковках, в промышленных зонах, портах. Большая контрастность нужна на магистральных дорогах, не соприкасающихся с жилой застройкой и некоторых пешеходных переходах».

Парки и скверы должны быть минимально освещены, подчеркнул Досов, увидев как холодным светом залит сквер возле площади «Астана».

«В парках живут насекомые и птицы. Яркий, холодный свет негативно влияет на фауну и в конечном счёте на флору, некоторые птицы просто не могут сосуществовать с таким светом, они мигрируют. А некоторые насекомые наоборот активируются. В парках важно подсветить дорожки на уровне ног и на этом желательно всё. Хороший пример - наш обновленный ботанический сад. В подсветке зелёных зон сейчас в мире доминирует идея минимизации светового загрязнения. Вообще этим всем должны заниматься на этапе мастер-планирования профессиональные световые дизайнеры…»

«И город должен иметь правила освещения, где должны быть прописаны не только минимум по люменам, но и зонирование, какого типа и порядка улица, и такие детали, как высота опор, их расстановка, температура, тип оптики, коэффициент рассеяния», – считает Досов.

От отмечает, что пространство площади «Астана («Старая площадь») задумывалось как место, где люди проводили бы время, но теперь оно снова ощущается как автомобильная дорога, возможно, это происходит из-за неправильного подхода к освещению.

Вдоль всего пути по улице Панфилова возникает впечатление, что основной свет исходит от различных заведений, кафе и других коммерческих точек. При этом эта улица является одной из немногих освещенных в этом квадрате, за ней город погружается в темноту. Через Академию искусств им. Жургенова мы выходим на улицу Байсеитовой. Возле академии не работает ни один фонарь, и нам приходиться воспользоваться фонариками.

Нынешнее освещение не соответствует даже тому уровню, что был в 2017 году, замечает Досов. И при таких условиях, когда большая часть Алматы погружена во тьму, ему кажется даже неуместным говорить про световой дизайн города:

«У освещения города есть несколько функций. Первая – это чтобы как минимум не споткнуться, чтобы тебя не сбила машина и так далее. Поэтому говорить об эстетике и нюансах теперь снова «рано», но я переживаю, что новая волна модернизации освещения будет накапливать ошибки».

Арки над недавно отреставрированным фонтаном «Неделька» тоже не горят. Но, по крайней мере, вокруг фонтана были включены фонари и в глаза бросались разные температуры ламп – видимо, при замене некоторых потухших ламп поставили белые.

Эмиль рассказывает, что сейчас перестал отправлять в акимат какие-либо обращения по поводу отсутствия освещения, потому что либо не ответят, либо отреагируют «очень слабо».

«По поводу света были всегда отписки. Проблемы никак не решались. Когда я обращался в акимат по вопросам благоустройства, то в огромном количестве случаев жалел об этом, потому что могло получиться еще хуже, чем было “до”. Акимат всегда обещает исправить всё в течение чуть ли не двух дней, но ничего не делает. У них есть серия ответов, где в конце концов всё сводится к “подрядчику отправлена жалоба” или “обрыв кабеля требует вскрытия зелёной зоны”. Они это пишут постоянно о любом месте», – рассказывает он.

Эмиль вспоминает про один из немногих позитивных примеров своего обращения в акимат: на пересечении улиц Байсеитовой и Жамбыла при реконструкции сделали хороший дизайн поворота, но затем при акиме Ерболате Досаеве вновь вернули парковку на повороте. Но после серии обращений Эмиля на пешеходной зоне хотя бы установили клумбу: «При возвращении плохого дизайна поворота, был спровоцирован хаос и люди стали парковаться в два ряда и заезжать на пешеходную зону. После обращений чиновники пошли навстречу и сделали на пешеходной зоне клумбу. Но с парковкой на проезжей части там всё равно рукотворный хаос, который можно было бы легко избежать».

Эмиль Досов

Мы идем дальше и здесь освещена только одна сторона дороги, так, например, на некоторых частях проспекта Толе би, на улицах Панфилова, Богенбай батыра. Таких примеров очень много.

«Видимо решили, что одной стороны хватит. Возможно, это экономия, возможно, неисправность. Вообще многие сейчас говорят про энергодефицит, им можно легко всё оправдать. Я не уверен, что неосвещенный город сильно экономит энергию в ночное время», – отмечает Эмиль.

Досов обращает внимание на подсветку фасадов зданий, которые тоже являются важной частью освещения города. «Здания, окна, витрины – это всё нужно учитывать при дизайне. Если улица небольшая, узкая, то иногда нагрузку на себя берет архитектурная подсветка. То есть это не только про эстетику, здания должны иметь подсветку и пусть немного, но отдавать городу свет».

В качестве хорошего примера подсветки фасадов зданий он привел «Казпотребсоюз» на пересечении Толе би и Панфилова.

Улицу Абылай хана от Шевченко до Абая освещают только фары проносящихся мимо автомобилей и свет от кафе. Центр самого большого города Казахстана погружен во тьму.

«Старые фонари на пешеходной части Абылай хана не включали два года, эти фонари для красоты. На Новый год в прошлом году повесили украшения. Я шутил, что может быть не нужно украшение, а просто включите все фонари. Их не включили, некоторые украшения как повесили, так они и висят», – рассказывает он.

Много вопросов вызывает и качество новых фонарей. По словам Эмиля, он начал критиковать модернизацию фонарей не только из-за применения холодного света, но и за то, что в них используются очень дешевые светильники. Например, по улице Курмангазы формально словно есть освещение, но по факту там темно.

«Тому несколько причин – плохая оптика, плохие рефлекторы, очень сильное световое загрязнение, свет уходит не туда и контрастность высокая. Свет не заливает дорогу, движущиеся в твою сторону объекты имеют сильную полутень, из-за этого все вокруг кажется еще темнее», – отмечает он.

«Только благодаря бизнесу здесь хоть как-то светло»

«Вот проспект Абая, который никак не освещается, – произносит Эмиль, когда мы дошли до одного из главных проспектов города. – Все фонари – ландшафтные, пешеходные, автомобильные, те, что подсвечивают велодорожки, давно отключены».

По велодорожке проехал парень на самокате. Если бы у него не было фонарика, мы бы даже не заметили его. Специальные фонари для велодорожки не работают, а пешеходам путь освещают только фары проезжающих мимо машин. В этой части Абая, по которой мы прошлись, - от Абылай хана до проспекта Достык, было абсолютно темно, но к моменту публикации статьи часть фонарей включили.

«Только благодаря бизнесу здесь хоть как-то светло. Это смешно, но целый проспект освещают частники - в том числе и фары машин, то есть государство здесь вообще не принимает участия».

Тем не менее есть примеры хорошего светового дизайна в городе – это площадь Абая, которая выделяется на фоне слабо освещенных улиц.

Эмиль показывает на фонари, которые здесь установлены: «Вот стоит фонарь, он не очень заметный, но у него неплохая конструкция, скрывающая источник света – это идеал для освещения пешеходных зон. На уровне глаз пешехода должен быть равномерный свет, чтобы глаза могли адаптироваться, а не постоянно находиться в напряжении от засветов. Можно также располагать яркие источники сильно выше уровня глаз», - он показывает на фонарь, свет от которого падает вниз.

Основное освещение здесь идет от высоких фонарей с опорами, на них несколько ярких ламп. Кроме них есть еще маленькие, ландшафтные фонари, большая часть которых, видимо, давно вышла из строя. «Они подсвечивают тротуары. От рефлектора отраженный свет хорошо рассеивается. Помимо разных видов пешеходных фонарей, тут раньше было также интересное освещение, встроенное в плитку, которое давно не работает. Его, скорее всего, дорого содержать. У нас на такую красоту похоже нет ресурсов. Хотя в Тбилиси такой формат используется повсеместно», – отмечает Досов.

Здесь тоже работают не все фонари. «На мой вопрос о том, что будет с неработающими фонарями, в акимате сказали, что часть фонарей признаны неисправными и будут демонтированы. Это самый нахальный ответ, который можно было придумать», - возмущен он.

В контексте того, что у нас вообще не освещены улицы, тема светового загрязнения странно звучит, считает он. «Но вообще сейчас основной тренд в мире – это более разумное гуманное освещение городов. Экологичное, адаптивное, экономное, но экономное не в том смысле, что у нас денег нет, а с точки зрения эффективности, устойчивости, заботы о природе. Свет не должен тратиться в пустую, световое загрязнение негативно влияет не только на человека», - говорит он.

И в это время на проспекте Абая мы подходим к фонарю, лампа которого повернута вверх.

«Это идеал светового загрязнения, – смеясь говорит Эмиль. – Многое в нашей стране, перевёрнуто с ног на голову, как этот фонарь».

То, что по освещенности лучшие пространства в Алматы – это коммерческие, торговые центры, говорит о провале городского менеджмента.

«Городской менеджмент не может предоставить альтернативу торговым центрам. Мы снова живем с такой риторикой из 90-х, что “у нас и так много проблем, инфраструктура рушится, дороги все поломаны и нет времени заниматься вашими украшательствами”. В их представлении это все несерьезно, но городская экономика этим живет. Если все наши улицы были освещены, то было бы больше активности, взаимодействия. Улица это же не просто транзитная зона, тут вся жизнь происходит», – подытожил Эмиль Досов.

Эмиль Досов

***

В сентябре этого года пресс-служба акимата заявила, что проблемы с уличным освещением в Алматы возникли из-за недобросовестного поставщика.

Управление энергетики и водоснабжения и «Алматы Қала Жарық» подали два иска в суд о расторжении договора с частным партнером-консорциумом, в состав которого входят компании ABM-Вuilding 2007, ТОО «Электроремонт» и ТОО «ABM-Project».

В акимате утверждают, что частный партнер на протяжении всего периода нарушал сроки выполнения работ по проектированию, модернизации и вводу в эксплуатацию объектов, а также сдавал работы с дефектами. По их данным с 2019 по 2023 год частный партнер обязался заменить 44 тысячи светоточек, но документально подтверждена модернизация не более 13,5 тыс. светоточек, работы выполнены только на 35%.

Недавно вышла новость, что акимат Алматы выиграл суд против частного партнера-консорциума и был расторгнут договор. При этом подрядная организация заявила, что акимат расторг договор, не выплатив полную сумму, из-за чего она не смогла рассчитаться с рабочими.