7821
5 марта 2020
Данияр Молдабеков, Vласть

Сюр Отечества

Репортаж об акции «Оккупай Нур Отан», которую сегодня провели несколько алматинских активистов

Сюр Отечества

Сегодня, 5 марта, в столице должно состояться заседание бюро политсовета правящей партии «Нур Отан» (в переводе на русский название партии означает «Свет Отечества» - V). Некоторые алматинские активисты, одним из видных представителей которых является юрист Альнур Ильяшев, в честь этого события решили провести мероприятие «Оккупай Нур Отан». Вчера Ильяшев у себя в Facebook заявил, что в связи с этим ему и его соратникам пришлось говорить с работниками прокуратуры в стенах городского акимата. «Здравствуйте! Только недавно с Маратом вышли из акимата. С нами там проводили разъяснительную беседу с участием представителей прокуратуры города Алматы. Переживают относительно порядка проведения завтрашнего мероприятия «Оккупай Нур Отан», которое мы планируем провести в алматинском городском филиале партии. Они подумали, что это может превратиться в митинг. Мы еще раз повторим: это не митинг, мы просто идем требовать ответов от представителей этой партии», - подчеркнул Ильяшев. Данияр Молдабеков рассказывает о том, как прошла эта акция.

Видео к 8 марта, посадка деревьев и коррупция

К 10.00 у ступеней алматинского городского филиала партии «Нур Отан» выстраивается молодежь с цветами. С краю пристраивается Ильяшев. У него в руках плакат, на котором написано «Stop Nazarbayev system». Вскоре к нему подходит мужчина, который утверждает, что сейчас они снимают видео-поздравление в связи с наступающим 8 марта. Ильяшев отвечает, что ради женщин готов отойти в сторону.

Ильяшев, а также его соратники Даная Калиева, Мадина Кукетаева, Геннадий Крестьянский и еще несколько активистов проходят в здание «Нур Отан». Охрана их пропускает, но вскоре начинается шум и гам.

- Опять знакомые лица! А что вы, еще не устали ходить? – говорит одна из двух женщин, которые не назовут свои имена, но будут рядом во время всей акции, обращаясь к Ильяшеву и его соратникам.

- Добиваться правды мы никогда не устанем, - отвечает Ильяшев.

Незаметно образуется столпотворение. Вскоре появляется Станислав Канкуров, первый заместитель председателя городского филиала партии «Нур Отан».

- Будьте добры, здесь есть порядок! – обращается к активистам Канкуров - Здесь есть порядок! Будьте добры, присядьте, соблюдайте порядок! Здесь люди пришли свои вопросы решать. А вы пришли здесь свою акцию устроить.

Вновь шум и гам. Канкуров продолжает призывать соблюдать порядок, который, однако, не вполне понятно кем нарушается: в коридоре столпотворение, шум создают не только активисты, но и те, кто спорит с ними.

- Вы только болтаете и всё! – говорит Канкуров, когда активисты проходят в маленький кабинет слева от входа.

- Только и умеете, что клеветой заниматься! – говорит мужчина в костюме.

Очередной поток пререканий. Затем, поймав момент, Ильяшев говорит:

- Казахстан является приверженцем демократических принципов, по крайней мере, на бумаге. Выражение мнения гражданина…

- Уважаемые, - перебивает Канкуров, - я вам еще раз говорю, вы находитесь в здании партии «Нур Отан».

- Да, - соглашается Ильяшев.

- Будьте добры, сядьте, пожалуйста, в зону ожидания, мы вас примем.

- Эта зона закрытая?

- Эта зона не закрытая. Вы для чего пришли сюда? Это что у вас в руках? Дайте посмотреть, - говорит Конкуров и берет плакат Ильяшева, с которым тот ранее стоял перед входом в здание.

- Нервозную обстановку создают, - говорит одна из двух женщин.

Канкуров начинает призывать к спокойствию.

- Вы приходите сюда не в первый раз, приходите и устраиваете скандал. Я вас призываю к спокойствию. Будьте добры, я вас приглашаю на прием.

В разговор вступает активистка Мадина Кукетаева, недавно освободившаяся после административного ареста, решение о котором вынесли в столице после того как она в компании других недовольных пошла маршем на Акорду. У нее с Канкуровым происходит небольшая перепалка, и он приглашает ее поговорить.

- О чем?

- Пойдемте мы с вами поговорим…

Кукетаева начинает говорить о своих требованиях:

- Уволить Канкурова С.В. от занимаемой должности в связи с несоответствием морально-этических норм для руководства народной партии…

- Чем я не соответствую?

Вновь шум и гам.

- Дайте я дочитаю заявление! – требует Кукетаева, продолжая: - Проверить имущество, находящееся у него и дать официальный ответ в течение 15 дней.

- Уважаемая Мадина, я вам скажу: как депутат маслихата, я ежегодно сдаю декларацию о своих доходах, я их не скрываю…

- А на самом деле?

- И на самом деле.

Позже Канкуров повторяет свое предложение:

- Вы готовы пройти на прием?

- Я готова выйти из музея «Нур Отана», - говорит Кукетаева.

- Кто вам мешает?

Начинается склока.

- Кто тебе дал право говорить от имени народа? – вопрошает одна из двух женщин.

Вскоре, поспорив еще немного, активисты и Канкуров, наконец, проходят в приемную. Канкуров обращается к Ильяшеву и его соратникам:

- Я вас пригласил сюда, чтобы конструктивно переговорить. Какие вопросы у вас будут, мы постараемся ответить. Я еще раз призываю вас не срывать работу общественной приемной партии. Это понятно?

- Мы можем переместиться в другой кабинет, чтоб не мешать людям проводить работу, - говорит Ильяшев.

- Я приемы провожу. Вместе с юристами.

В разговор вмешивается одна из двух женщин, которая, обращаясь к Канкурову, говорит:

- Почему без очереди? Они что, особенные?

- Уважаемая, присаживайтесь, - обращается к ней Ильяшев.

- Альнур Кайратович, не надо здесь делать цирк! – говорит Канкуров.

Шум и гам. Затем Канкуров заверяет женщину, что ее примет заведующая общественной приемной. Обратившись к Ильяшеву, просит его присесть.

- Присаживайтесь! Я не хочу, чтобы вы долго находились в этом здании и создавали здесь мишуру и цирк, понимаете?

- Цирк – это то, что ваш режим и ваша партия устроили в этой стране.

- Еще раз. Вы пришли? Вопросы конкретные задавайте.

Наконец, они рассаживаются. Ильяшев поднимает вопрос коррупции в партии власти, вспоминая относительно недавний арест акима Алатауского района Шахмердена Рыспаева.

- Он же бывший председатель районного филиала…

- Я извиняюсь, сразу вас перебью. Насколько я помню, в социальных сетях вы сегодня анонсировали призыв о том, чтобы прийти в партию «Нур Отан» из-за того, что – первый вопрос ваш был – из-за того, что гражданин Агадил скончался. Вы этот вопрос поднимали?

- В том числе.

- Подождите…

- Еще раз…

- Вы мне задали вопрос в социальных сетях. Я хочу вам на него ответить.

- Станислав Владимирович…

- Вы задавали в социальных сетях вопрос…

- Еще раз, вы попросили меня задать вам вопросы. И последовательно мы к нему придем…

- Подождите, не надо последовательно приходить. Вы задавайте вопрос…

- Хорошо. Дослушайте меня.

Следом Ильяшев вспоминает, что недавно он вместе с Маратом Турымбетовым и Санавар Закировой проиграл суд партии «Нур Отан». Его просят говорить «по существу».

Шум и гам, шум и гам.

Затем, когда очередной всплеск чувствительности стихает, Ильяшев предлагает вернуться к «коррупционным преступлениям, совершенными членами партии «Нур Отан». Вновь говорит об аресте Рыспаева, затем говорит о бывшем акиме столичного района «Байконур» Аскаре Есилове, осужденном за коррупцию, который «тоже член партии «Нур-Отан».

- Скажите, пожалуйста, - обратился Ильяшев к Канкурову, - вы партия, которая с высоких трибун заявляет о борьбе с коррупцией, в то же время, буквально за короткий промежуток времени, одни из руководителей, по крайней мере, регионального уровня, председатели районных филиалов, были замешаны в таких преступлениях коррупционных.

- Вы готовы выслушать ответ?

- Конечно, безусловно, я хочу понять, почему вы…

- Я ваш вопрос понял, - говорит Канкуров и начинает отвечать. По его словам, «есть устав партии, есть кодекс этики, в уставе конкретно написано, что члены партии исключаются по принятию решения суда о совершении коррупционного правонарушения». Кроме того, как утверждает Канкуров, «согласно информации комитета по статистике за прошлый год более тысячи человек было привлечено по коррупционным преступлениям».

- Из них, - говорит Канкуров, - менее десяти процентов — члены партии «Нур Отан».

- Сто человек как минимум…

- Вы меня не перебивайте, будьте добры меня не перебивать. Если вы цифрами не владеете, я вам скажу. Я вам говорю официально, здесь представители СМИ. Более тысячи человек по информации комитета правовой статистики (привлечены за коррупцию – V). Из них менее 10 процентов члены партии «Нур Отан», - заявляет Канкуров, признавая, что «да, факты коррупционных правонарушений есть». Затем добавляет, что, по его словам, партия «по поручению ее лидера» занимается «вопросами чистки рядов».

Затем Канкуров переходит в контратаку, напоминая о суде, который Ильяшев вместе с активистом Маратом Турымбетовым и Санавар Закировой, пытающейся создать партию «Наше право», недавно проиграл «Нур Отану».

- Если вы законопослушный гражданин, - говорит Канкуров, - исполните решение суда.

- Я частично уже исполнил, - отвечает Ильяшев. – Вот квитанция об оплате…

- Он свою часть выполнил на 100%, - говорит одна из двух женщин.

- Он свою часть не выполнил, - отвечает Канкуров.

Следующие несколько минут стороны посвящают вопросу выплаты иска. Слова сплетаются в беспорядочную кучу.

- Я вам по вопросу коррупции ответил? – говорит Канкуров.

- Слушайте, да он работает на телевидение, на прессу! Конкретный вопрос задавай, конкретный вопрос получай. Люди стоят, ждут! - вмешивается другая не назвавшаяся женщина. Канкуров просит соблюдать тишину. Ей отвечает Мадина Кукетаева, которая говорит, что «эти две женщины уже достали». Ее просят выйти. Остальные, включая время от времени влезающих в разговор женщин, начинают возмущаться тем, что активисты якобы занимают их время. В итоге покинуть помещение просят всех, кроме немногочисленных журналистов. Препирательства, сливаясь в невнятный гомон, продолжаются за дверью. Кажется, что там, говоря образно, начинается чемпионат мира по перебиванию и бесцельной суете.

Тем временем, Ильяшев и Канкуров вновь возвращаются к вопросу коррупции, в целом, повторяя уже сказанное.

Активист Даулет Абилкасимов поднимает вопрос о том, что представители партии часто занимают высокие посты в исполнительной власти. Эту тему охотно подхватывает Ильяшев.

- На примере Алматы скажите, аким какого района не является членом партии «Нур Отан», - просит Ильяшев.

- Ваш вопрос в чем?

- Эти люди в одном лице являются акимами и председателями районных, городских и областных филиалов партии. Все верно?

- Вопрос ваш в чем?

- Вы это признаете?

- Это не нужно признавать. Это написано везде, на нашем сайте…

- Теперь скажите, упомянутые акимы, подозреваемые в коррупции…

- Пока не привлечены. Вот вы юрист да, сами? Вы иногда говорите такую чепуху на самом деле. Чуть-чуть готовьтесь. Вы же заявляете акцию, что-то там оккупировать… Не получилось у вас, как обычно, сделать, - говорит Канкуров, предлагая Ильяшеву «быть осторожнее в выражениях», потому что его уже «привлекли решением суда».

Следом Ильяшев спрашивает, в какой момент подозреваемые в коррупции пришли к этим поступкам – до занятия должностей, включая партийные, или после.

- Может их что-то совратило? Политика вашей партии или же государство, в котором под руководством вашей партии…

- Политика нашей партии, - перебивает Канкуров, - открыта. Мы везде говорим об этом. Все наши ценности, у нас есть документ – доктрина.

- Согласен, на бумаге есть такое. Де-факто…

- Вы читали?

- Нет, я не читал.

- Я вам расскажу. В первую очередь наше достояние – это независимость…

- Не только вашей партии…

- Да, это наше общее. Наше главное достояние – это наша независимость. К сожалению, мое мнение, что люди, такие как вы, дестабилизируют, понимаете? И вносят смуту среди гражданского населения. Сейчас, прошу прощения, - говорит Канкуров и отвечает на звонок. Некоторое время он занят телефонным разговором.

Пока Канкуров говорит по телефону, Ильяшев, комментируя последнюю реплику зампреда алматинского филиала «Нур Отана», замечает, что это было «интересное заявление». «Вот как воспринимают гражданских активистов в партии «Нур Отан», - замечает он.

Канкуров, закончив телефонный разговор, продолжает:

- Я вам говорил, что нас всех объединяет вот этот флаг, - говорит он, указывая на национальный флаг. – Я думаю, что каждый человек в первую очередь должен думать, какой он внесет вклад в развитие Казахстана.

- Безусловно.

- Понимаете? К сожалению, мы наблюдаем все это время – почему мы сейчас с вами и говорим – наблюдаем, что некоторые люди кроме слов ни одного дела не делают. Если вы готовы сейчас, вас трое человек сидит, сказать, какое дело вы сделали для Казахстана? Какое дело, не знаю, вы сделали для своих близких? Для соседей? Вы хотя бы одно дерево посадили?

Начинает возмущаться активист Геннадий Крестьянский.

— Вчера семь деревьев посадили! Лично я и Юрий Маленьких вчера посадили семь деревьев, - бодро и в то же время возмущенно говорит Крестьянский.
— Я вас поздравляю, это очень хорошо. Я очень рад, что вы, наконец, начали делать что-то хорошее.

- Я могу вам по пунктам порядка двадцати [неразборчиво], как акимат города выполняет по нашим требованиям…

- Внимание обратите на этого человека, - говорит Канкуров, указывая на Крестьянского, который направляет камеру своего смартфона на Канкурова. – И уважаемая гражданка Калиева, я вас предупреждаю, что в соответствии с законом вы вправе вести съемку, но публиковать ее вы не имеете права без нашего разрешения. Я вас официально предупредил. Это первое.

Затем Канкуров, заметив, что Крестьянский, по его мнению, демонстрирует плохие манеры, тыча в него пальцем, заявляет:

- Я не хочу этого делать, но вы меня спровоцировали. Если вы помните наш разговор, вы пытались вступить в партию, пытались купить рекомендацию. Сам он, я так понимаю, пытался заниматься деянием похожим на коррупцию, да? Но, тем не менее, человек хотел купить документы для того, чтобы вступить в партию. Вопрос: для чего? Я думаю, что, возможно, по аналогии с его другом господином Маленьких, который будучи в партии ОСДП, вступил в партию «Нур Отан» и начал заниматься оскорблениями должностных лиц. Его исключили по кодексу этики. Мало того – вы уж не обижайтесь, я рассказываю такие подробности – в нашем разговоре, вы мне сказали, что ваша супруга член партии «Нур Отан». Было такое?

- И? – сказал Крестьянский.

- Было такое дело?

- Да-да-да.

- Также вы мне сказали, что даже она не хочет вам давать рекомендацию. Было такое?

- Я не говорил, что она не хочет.

- Я прошу тогда больше не встревать в разговор, будьте добры.

- Вы сказали, что мы не посадили ни одного дерева. Я поэтому и вклинился в разговор, потому что только вчера в Турксибском районе…

- Я очень рад…

- Лично я посадил три дерева! Юрий Николаевич посадил четыре!

- Я этому очень рад.

скриншот со страницы Ильяшева в Facebook

Ильяшев говорит, что вопросы о степени вклада в развитие государства не корректны. Затем, продолжая тему посадки деревьев, замечает, что он, будучи преподавателем школы-гимназии № 56, «во дворе школы каждый год, приобретая за собственные средства саженцы плодовых деревьев, привозил и вместе с выпускниками старших классов осуществлял посадку».

Закончив с вкладом в экологию города, собеседники поднимают темы «пути» и «призывов».

- Почему вы встали на такой путь? – спрашивает Канкуров Ильяшева.

- Какой путь?

- Вы же занимаетесь призывами.

- Какими призывами?

- «Окупай» и так далее, - говорит Канкуров, утверждая, что, по его мнению, активисты занимаются голословной критикой, якобы в отличие от партии власти.

Также он замечает, что Ильяшев и другие активисты, по его мнению, срывают работу общественной приемной партии, на что Ильяшев предлагает перейти в кабинет Канкурова. Стороны продолжают дискуссию, вспоминая уже упомянутый суд между активистами и партией, но в кабинет первого зампреда не идут.

- Сколько можно эту дискуссию проводить? Мы на прием пришли, - говорит пожилой мужчина.

- Ага, мы тут кучу вопросов обсуждаем, присаживайтесь, может, вам интересно будет?

- Нет, у меня свои дела!

- С чем вы сюда пришли? – спрашивает Канкуров, обращаясь к Ильяшеву.

Ильяшев разворачивает плакат, который ранее имели возможность наблюдать молодые люди у входа в здание. Канкуров просить «посмотреть» и берет плакат.

- Мы считаем, - говорит Ильяшев, - что Назарбаев должен уйти.

- Я думаю, - отвечает Канкуров, - что нам надо обратиться в правоохранительные органы.

- В связи с чем?

- В связи с тем, что вы проводите такую акцию. Это ваше имущество, я его вам верну.

- Это хорошо, что вы уважаете частную собственность.

- После этого плаката и ваших призывов я, честно сказать, с вами разговаривать не хочу. Я считаю недостойными те вещи, которые вы сейчас говорите. Вы вносите разлад в наше общество.

- Каким образом?

- Такие люди как вы нашу несозревшую молодежь пытаются привести не в то русло.

- Что значит «не в то»?

- Дестабилизировать ситуацию вы пытаетесь.

- Каким образом?

- У вас есть хоть одно конструктивное предложение?

- Да.

- Давайте хоть одно.

- Конструктивнейшее предложение: уберите Нурсултана Назарбаева. У вас предстоит съезд. Поставьте вопрос об его отставке. Вы же можете на съезде решить вопрос о руководстве партии.

- Почему вы за всех говорите? С 1991 года на всенародных выборах был избран президент Республики Казахстан, неоднократно народ Казахстана оказывал ему доверие и поддержку на выборАх, на честных выборАх.

Через некоторое время, не придя к чему-либо конкретному, Канкуров и активисты выходят из кабинета. В коридоре – уже традиционно для сегодняшнего дня – шум и гам, шум и гам. Зовут охрану. Охранник, подойдя к Ильяшеву, начинает выпроваживать его из здания.

Что это было?

Я прошу Канкурова оценить произошедшее.

- Я оцениваю это так, что эти люди пришли сорвать прием, помешать работе партии «Нур Отан».

- Насколько, по-вашему, удался ваш разговор?

- Молодой человек, - вступает в наш с Канкуровым диалог одна из двух женщин, - он хочет помочь простым людям как мы, простому народу. Он юрист, он тогда должен, вот я, юрист бесплатно помогу. Зачем? А люди почему ходят в «Нур Отане» к нему? Вот такой вопрос задаете?

- Какой вопрос у вас еще? – спрашивает меня Канкуров.

- Как бы вы оценили вашу беседу с Альнуром?

Молчание.

- Ну, как бы вы этот диалог оценили? Что это было?

- Провокация. Я считаю, что эти люди… Сегодня они заявили, что посадили несколько деревьев. Я очень рад, что они хоть какой-то вклад внесли, кроме болтовни и того, что они призывают нашу умную молодежь, патриотичную к таким действиям.

Выйдя из здания, задаю тот же вопрос Ильяшеву.

- На мой взгляд, учитывая, что Канкуров в какой-то момент, ссылаясь на занятость, хотя они знали… Вы видели какие у них контрмеры? Нагнали детей, снимали ролик именно в 10 часов. Это была попытка максимально замылить, сбить… Возможно, они ожидали, что сегодня придет больше людей. Но, на самом деле, наша сегодняшняя цель – это подготовить людей к 18 марта (в этот день состоится расширенное заседание политсовета партии «Нур Отан» - V.) Мы показали людям как без митинга можно поставить в тупик правящую партию.

- Господин Канкуров, - говорит соратник Ильяшева Абилкасимов, - избегал прямых вопросов, продавливал свои ответы, которые ему нужно было озвучить. Он не отвечал на наши вопросы.

Акция заканчивается эмоциональной, как водится, беседой двух упомянутых женщин с активистами.

Рекомендовано для вас