8991
13 августа 2021
Назерке Курмангазинова, фото автора и Данияра Мусирова, Vласть

«Мы продолжим протест, пока наших родственников не выпустят из Синьцзяня»

История борьбы Байболата Кунболатулы за свободу брата и других казахов Синьцзяня

«Мы продолжим протест, пока наших родственников не выпустят из Синьцзяня»

Байболата Кунболатулы в этом году задерживали уже семь раз, дважды отправляли под адмарест и один раз штрафовали - его называют организатором бессрочного протеста у консульства Китая в Алматы. Активист добивается освобождения из тюрьмы в Синьцзяне своего младшего брата Баймурата, а также других казахов, оказавшихся в китайских тюрьмах и лагерях. Vласть рассказывает о Байболате Кунболатулы и его борьбе.

Переезд в Казахстан

Байболат Кунболатулы родился и вырос на зимовке Ойманбулак села Карагаш Или-Казахской автономной области Синьцзяня. «В детстве думал, что все казахи мира живут в нашем селе. В то время в Ойманбулаке было всего один-два китайца, все остальные были казахами. Повзрослев, я узнал, что наша историческая родина – Казахстан. С тех пор я мечтал приехать в Казахстан», – говорит он, сидя в кафе в Алматы в июле 2021 года.

Кунболатулы перебрался в Казахстан ровно 19 лет назад в эти дни, тогда ему тоже было 19 лет: ровно по половине жизни к этому моменту он прожил в Китае и Казахстане.

Через 6 лет после приезда в Алматы активист получил гражданство Казахстана и здесь создал семью, в которой сейчас трое детей. В 2006 году он перевез родителей в Алматинскую область, а в Китае остался его младший брат Баймурат Наурызбек. Теперь целью Байболата было перевезти брата в Казахстан.

«Поскольку у сестры моего отца детей в семье не было, по обоюдному решению взрослых, моего брата Баймурата усыновила семья тети, - рассказывает Байболат. – Он вырос в этой семье. В 2011 году он окончил 11-й класс на китайском языке в Шанхае. Затем я отправил Баймурату приглашение приехать в Казахстан. В то время получить визу было очень сложно, поэтому я написал специальное письмо в посольство Казахстана в Пекине с просьбой о визе, подтверждающей наше родство. На тот момент из 5 человек, обратившихся за визой, была выдана только одна - моему брату. Он прилетел из Пекина в Алматы в 2011 году».

«В то время не было правильного представления о лагерях в Китае»

Приехав в Казахстан, Баймурат год проучился в подготовительном курсе университета имени Аль-Фараби КазНУ. Осенью 2012 года он поступил в Алматинский технологический университет на государственный грант и на зимние каникулы уехал к родителям, которые проживали в Китае. Баймурат не смог вернуться в Казахстан и продолжить учебу, так как здоровье родителей ухудшилось и он остался, чтобы позаботится о них. В конце 2017 года его наняли помощником полицейского в Ойманбулаке. Спустя время, по словам Байболата, родственники сообщили, что в конце марта 2018 года Баймурат был задержан местной полицией без видимой причины.

«Многие говорили, что его на месяц отправили в лагерь перевоспитания. В то время не было правильного представления о лагерях в Китае. Говорили, что некоторых держат там один месяц, некоторых 3 месяца, в основном их обучают китайскому языку. Я был удивлен, потому что мой брат изучал китайский язык в Шанхае, я бы даже сказал, что он китайский знает не меньше носителей языка. Мы не понимали, за что его арестовали. Ждали месяц, 2 месяца, 3 месяца. В обществе ходили разные слухи, что если их не освободят через три месяца, то отпустят через шесть месяцев. Через полгода мой брат так и не вышел», – говорит он.

Байболат отметил, что в 2016 году, когда в Казахстане была создана организация «Нағыз Атажұрт еріктілері», защищающая права казахов в Китае, многие люди начали подавать заявления о пропаже родственников в Синьцзяне. Большинство из тех, чьи родственники написали жалобу, были освобождены. Были даже случаи, когда люди сдали заявление утром, а вечером их родственников уже отпускали из лагеря.

«Я думаю, в то время китайское правительство могло быть очень обеспокоено тем, что другие узнают о существовании лагеря в Китае. Поэтому они выпускали из лагеря тех людей, у которых есть родственники в Казахстане», – поясняет Кунболатулы.

По данным правозащитников, с 2017 года в «лагерях перевоспитания» Синьцзяна побывало более миллиона человек. Многие страны и правозащитные организации обвиняют Китай в отправке в лагеря уйгуров, казахов и других мусульман. По словам этнических казахов, побывавших в лагерях, заключенных вынуждают отказаться от своей культуры, религии и языка. Китайские власти объясняют свои действия борьбой с экстремизмом и терроризмом и называют лагеря центрами перевоспитания.

«Мы сильно сожалели, что не написали заявление»

Семья Байболата не решилась подать жалобу о задержании Баймурата в Синьцзяне, потому что, с одной стороны, они считали, что их жалоба может нанести ущерб отношениям между Казахстаном и Китаем. С другой стороны, они опасались, что родственники, которые остались в Китае, окажутся в опасности из-за заявление. И с этими мыслями они еще полтора года ждали освобождение Баймурата, пока не узнали от родственников, что его приговорили к 10 годам лишения свободы. С этого дня Кунболатулы начал бороться за свободу брата.

«Когда узнали об аресте Баймурата, мы сильно пожалели, что не написали заявление. Но с этого дня я начал действовать. Первое заявление было написано 18 ноября 2019 года в адрес президента Казахстана, МИД, посольства Казахстана в Китае и посольства Китая в Казахстане, правозащитным организациям Европы и Америки. Мы обновляем свои заявления каждые два месяца. К сожалению, однозначного ответа пока нет. Министр иностранных дел однажды ответил: «Поскольку ваш брат является гражданином Китая, это внутреннее дело Китая. Поэтому мы не можем вмешиваться в это дело, но будем иметь это в виду». Как я выяснил позже, это общий ответ для всех, кто ищет родственников в Китае. Мне и другим ответили одинаково… Это не только внутреннее дело Китая, по крайней мере, этот вопрос должен быть рассмотрен между двумя странами», – уверен активист.

22 января 2020 года Байболат Кунболатулы впервые вышел на одиночный пикет у генерального консульства Китая в Алматы с портретом брата и плакатом: «Остановить геноцид в Китае!» Но из консульства никто к нему не вышел, кроме охранников, которые мешали продолжить протест.

Во время одной из акций Байболат связал свои руки и ноги железной цепью, демонстрируя, что его брат находится в тюрьме Китая. Активист, не получивший ответа из консульства Китая в Алматы, через месяц вышел на протест в столице. Его принял один из представителей посольства Гу Минь и позже по мессенджеру We Chat отправили ответ:

«Согласно полученной нами информации, в 2012 году ваш брат написал статью в китайской социальной сети Baidu, разжигающая межнациональную рознь. Правительство Китая приговорило его к 10 годам тюремного заключения. Он был признан виновным в Или-Казахском автономном городском суде города Кульджи. Он никогда не сидел в лагере, его сразу отправили в тюрьму».

Байболат считает обвинение в адрес брата клеветой. «Мой брат работал полицейским, а в полицию не нанимают простых людей, перед этим проверяют, совершал ли он ранее преступление… Даже если мой брат якобы написал такую ​​статью, почему арестовали спустя шесть лет, именно тогда, когда начался геноцид в Китае?!», - задается он риторическими вопросами. Это был последний разговор с дипломатами.

Активист не прекращал свой протест, пока не объявили карантин по всей стране и ему не пришлось приостановить акцию.

Бессрочный протест

1 февраля 2021 года Байболат Кунболатулы вновь вышел на одиночный пикет у консульства Китая в Алматы. Тогда его впервые задержала полиция и суд в Алматы вынес ему предупреждение. 8 февраля он вместе с другими этническими казахами вышел на акцию протеста, которая продолжается уже полгода: участники ежедневно собираются у дипмиссии, требуя освобождения своих родственников из лагерей в Синьцзяне.

Кунболатулы впервые арестовали на 10 суток по статье 488 административного кодекса "Нарушение порядка проведения мирных собраний" 9 февраля.

Запрос на проведение митинга Байболат и другие участники протестной акции у консульства дважды отправляли в акимат. Один раз они попросили разрешения выйти на митинг в групповой форме, второй раз - провести одиночный пикет в парке за кинотеатром "Сарыарка" - официально разрешенном месте акций протеста. Разрешения не дали.

“После этого мы были вынуждены выйти без разрешения. Когда меня посадили на 10 дней, мне сказали: «Если ты снова выйдешь, тебя снова посадят». Тогда я стал искать способы протеста, чтобы меня не арестовывали. Я не должен прекращать протест, но и не должен сидеть в тюрьме. Если я окажусь в тюрьме, кто будет искать моего брата? Позже я узнал, что транслировать людей в прямом эфире перед китайским посольством не будет незаконным. Снимать протест на видео законом не запрещено. Так я начал транслировать в прямом эфире на своей странице в Facebook тех, кто приходил в китайское консульство в поисках родственников из Синьцзяна. Таким образом я продолжал бороться за свободу брата», – рассказывает Кулболатулы.

Но и этот способ протеста не спас активиста от задержания полицией. 11 мая его оштрафовали за выход на митинг, 22 июня - снова арестовали на 15 суток «за организацию незаконного пикета».

«Я сказал суду: “Моя работа - транслировать и снимать на видео этих людей. И ваши обвинения в «организации пикета» совершенно не соответствуют действительности. Они ответили, что я каждый день привозил протестующих и раздавал фотографии, плакаты, микрофоны из моей машины, поэтому считают меня организатором. Большинство из протестующих ежедневно приезжает из аулов. Я по дороге в консульство забираю их на своей машине, так как мне по пути. Пожилые люди, тяжело же им. Поскольку мы выходим каждый день, они оставляет свои плакаты в моей машине. За это меня называете организатором пикета?».

После двухдневного протеста нескольких десятков человек перед зданием управления полиции Медеуского района, требовавших освобождения Кунболатулы, апелляционный суд сократил срок содержания под стражей до семи суток.

Протестующие у здания полиции в Алматы требуют освобождения Байболата Кунболатулы, 24 июня 2021 года, фото Ольги Логиновой

1 июля, активиста вновь задержала полиция в Алматы.

«В то утро, когда я из дома вышел, ко мне подбежали двое мужчин в гражданской форме. На них были маски и кепки, - вспоминает Байболат. - Они что-то сказали по-русски, но я ответил, что не понимаю. Меня начали тащить к черной машине. Я сразу подумал, что из-за того, что мы ищем наших родственников в Синьцзяне, китайское правительство хотят совершить покушение на меня. Я думал, что моя жизнь в опасности, что меня могут тайно отправить в Китай. Поэтому я звал на помощь, чтобы другие увидели, кто меня похищает. В тот же миг соседи, жена и дети вышли на улицу. Затем подошел третий мужчина в полицейской форме и сказал, что он из полиции. Повестки у него не было, но меня забрали с применением силы”.

Вместе с Байболатом были задержаны его мама и другие участники акции протеста у консульства Китая. Жену активиста без причины тоже держали в отделении полиции. Всех их вечером отпустили домой. Байболат уверен, что поводом для задержания стало 100-летие коммунистической партии Китая, отмечавшееся в тот день - полиция сделала все, чтобы протестующих у консульства 1 июля не было.

За весь период бессрочной акции Байболата Кунболатулы задерживали семь раз, дважды он был под арестом, один раз - его подвергли штрафу на сумму 102 тысячи тенге. Кроме того, во время протестов его аккаунты в соцсетях были взломаны. Сейчас он ведет прямые трансляции с протестной акции на своем пятом аккаунте в Facebook.

По словам Байболата, как минимум 14 участников протестной акции у дипмиссии получали административные, а их общая сумма составляет около 2 миллионов тенге. Одна правозащитная организация помогла участникам оплатить штрафы. Также Кунболатулы у себя на странице Facebook открыл сбор денег и смог оплатить штраф.

Протестующие у консульства Китая, март 2021 года, фото Назерке Курмангазиновой

Последняя надежда

Месяц назад Байболат получил письмо из министерства иностранных дел Казахстана. «Мы поговорили с руководством Синьцзянского правительства Китая по делу Баймурата Наурызбека. В результате ответа китайского правительства, мы сообщаем, что оперативно решим эту проблему после того, как пандемия закончится и граница будет вновь открыта», – говорилось в письме МИД.

Кунболатулы не знал как реагировать на письмо: с одной стороны он был рад, что правительство Китая обратило внимание на его проблему и, возможно, его младшего брата вернут в Казахстан. Но с другой стороны, активист обращает внимание, что точная дата освобождения остается неясной.

«Пока неизвестно когда закончится пандемия. Не дай бог, это может еще продлится. Может через полгода, может через 10 лет? Мы не знаем. Следовательно, этот ответ также является обманчивым ответом, чтобы растянуть время. Мы не поверим ответу Китая, пока китайское правительство не отправит наших родственников в Казахстан. Я думаю, что ответ «граница закрыта» – всего лишь отговорка. Каждый день из Китая прилетают самолеты. Если китайское правительство действительно хочет освободить моего брата, они бы его через самолет отправили. Мы продолжим протест, пока наших родственников не выпустят из Синьцзяна», – говорит Кунболатулы.