5684
29 ноября 2021
Назерке Курмангазинова, фото Алмаса Кайсара, Vласть

Прорваться на Родину

История Багашара Маликулы, казаха, бежавшего из Синьцзяня и получившего в Казахстане статус беженца

Прорваться на Родину

Мы встретились с Багашаром Маликулы в кафе возле автовокзала «Саяхат». В тот день он приехал в Алматы, чтобы в очередной раз побывать в миграционной службе и узнать о возможности получения казахстанского гражданства. Не получив ответ на свой вопрос, он собирался вернуться домой в Шелек.

Багашар – один из четырех этнических казахов бежавших из Китая, которым в прошлом году казахстанские власти предоставили статус беженца. Сейчас его главная мечта – получить гражданство Казахстана. Vласть поговорила с Багашаром о его нынешней жизни.

39-летний Багашар Маликулы родился и вырос в районе Монголкуре Илийско-Казахской автономной области Китая. В октябре 2015 года он вместе с женой и ребенком переехал в Енбекшиказахский район Алматинской области. Здесь он получил «удостоверение Кандас» (этнический казах, ранее не имевший гражданства Казахстана, прибывший на историческую родину и получивший соответствующий статус – V) и вид на жительство в Казахстане. Год спустя, в ноябре 2016 года, он поехал в Китай, чтобы навестить своих родителей, которые остались там. Однако, когда он проходил в сторону Китая через таможенный пост “Хоргос”, его документы были конфискованы. По словам Багашара, за год в его отсутствии ситуация в соседней стране сильно изменилась.

«В год переезда в Казахстан я не слышал о лагерях в Синьцзяне, но помню, что нам с трудом удалось сделать документы для переезда в Казахстан. Когда я в 2016 году поехал к родителям в Китай, я заметил, что за год там произошли серьезные изменения. У меня сразу же изъяли документы, сказав, что у них там строгий контроль, что проверяют въезжающих из-за рубежа. Я ждал месяц в ожидании своего документа. После этого я каждый день ходил в полицию и просил вернуть удостоверение «кандас» и вид на жительство, они ответили, что документы не вернут», – вспоминает Маликулы.

У Багашара тогда в Казахстане осталась жена и двое детей. Он уже два месяца находился в Китае в попытках вернуть документы. Все это время он держал связь с женой и сильно переживал за семью, ведь он тогда был единственным ее кормильцем. В один из дней жена сообщила, что деньги у нее на исходе, а один из детей сильно заболел. Не зная, что делать, Бегашар в отчаянии решил бежать через границу.

«Поняв, что ситуация в Китае меняется, и моя семья, оставшаяся в Казахстане, испытывает серьезные трудности, я был вынужден бежать. Два дня и две ночи пешком шел по горным районам Нарынкола, у подножия Хан-тенгри. Это был январь. От холода обморозил руки, ноги и простудил легкие. С трудом добрался домой», – рассказывает он.

По его словам, в 2016 году только начала появляться информация о так называемых «лагерях перевоспитания» в Синьцзяне. «Зачастую это возможно делалось тайно. Я только по приезду в Казахстан узнал, что многих людей задерживают», – говорит Маликулы.

Первые сообщения о притеснении уйгуров, казахов, кыргызов и других мусульман в Синьцзяне, начали поступать год спустя - в 2017 году.

Получение статуса беженца

После того, как в январе 2017 года Багашар Маликулы перешел границу Казахстана, он два года пробыл дома, но нигде об этом не объявлял. Тем временем Сайрагуль Сауытбай, первая свидетельница, открыто рассказавшая о лагерях «перевоспитания» в Синьцзяне, также бежала из Китая. Не имея возможности получить статус беженки в Казахстане, она переехала в Швецию, где живет до сих пор. За ней последовали четыре других этнических казаха, бежавших из Синьцзяна в поисках убежища. Это Кайша Акан, Кастер Мусаханулы, Мурагер Алимулы и Тлек Табарикулы. Тогда все они были обвинены в «незаконном пересечении границы» и наказаны судом — им дали от шести месяцев лишения свободы условно до одного года реального заключения.

Это уголовное дело не обошло стороной и Багашара Маликулы. В 2019 году его вызвали в пограничную службу и 23 ноября возбудили уголовное дело по статье «незаконное пересечение границы». Менее чем через месяц Комитет национальной безопасности сообщил «Радио Азаттык», что дело прекращено, но причина не была названа. Позже ему выдали свидетельство лица, ищущего убежище. Он подал заявление о предоставлении статуса беженца, но власти отложили заявление, сославшись на пандемию коронавируса. В октябре 2020 года вместе с Багашаром Маликулы еще трем этническим казахам был предоставлен статус беженца сроком на один год. В этом году их статус продлен еще на год.

Есть много ограничений в статусе беженца

Багашар говорит, что сейчас живет в «неизвестной» ситуации. «При продлении статуса беженца в Алматинской области я спрашивал о том, что мы будем делать через год, – вспоминает он. – Тогда мне ответили, что будет создана еще такая же комиссия, тогда и посмотрим».

Он живет с семьей в селе Шелек. Трое его детей и жена получили гражданство Казахстана в 2018 году. По словам Багашара, статус беженца во многом его ограничивает. Его особенно расстраивает тот факт, что беженцам не выдаются водительские права.

«Во время бегства в Казахстан зимой у меня сильно простудились легкие, повредил поясницу. Я до сих пор лечусь от этого. Но со справкой беженца мы не можем лечиться в поликлинике, нас никуда не берут на работу. Есть много ограничений в статусе беженца. Сейчас моя главная проблема в том, что нам не выдаются водительские права. Так как на тяжелую работу я не годен, можно было бы подрабатывать таксистом. Как никак я же должен содержать свою семью и зарабатывать на жизнь. У нас есть машина, но нет водительских прав. Я не знаю, к кому обращаться по этому поводу. Сегодня я побывал в миграционной службе и рассказал об этом, однако они ответили, что это не их работа, и посоветовали обратиться в МВД», – говорит Маликулы.

У Багашара нет постоянной работы, поэтому он нанимается на любую. В основном занимался строительством, зарабатывал в среднем 5 тысяч тенге в день. Однако это также временная работа, так как зимой строительство почти прекращается. Иногда он зарабатывал тем, что пас овец.

По словам Багашара Маликулы, был случай, когда ему предлагали уехать за границу, но он заявил, что не отчаивается в получении гражданства и не рассматривает другие варианты.

«Я сделаю все возможное, чтобы получить казахстанское гражданство. Но это не то, что находится в моей компетенции, это решается властями. Я не переставал писать заявления о получении гражданства. Я переехал в Казахстан с намерением вырастить своих детей здесь. Это наша давняя историческая родина. У меня нет мысли уехать за границу. Я буду ждать до конца», – говорит Багашар Маликулы.

О других этнических казахах из Синьцзяна и получивших статус беженца, Vласть рассказывала в статье «Выбраться из Синьцзяня».