6880
21 февраля 2024
Ирина Гумыркина, Ольга Логинова, заглавное фото Тамары Вааль

Закон об убийстве животных

Зоозащитное сообщество выступает против принятия поправок в законодательство, но шанс быть услышанными у них – минимальный

Закон об убийстве животных

Всего два года назад в Казахстане вступил в силу закон «Об ответственном обращении с животными». Одной из целей закона называлось более гуманное отношение к животным, в том числе при отлове и эвтаназии. Теперь власти решили изменить закон и фактически превратить в инструмент массового убийства бродячих и потерявшихся животных, сняв с себя за это ответственность.

По слову президента

Зоозащитное сообщество Казахстана на протяжении долгих лет добивалось принятия в стране закона о защите животных. Несколько зоозащитных организаций разрабатывали законопроект, в 2019 году представили его мажилису, и депутаты ответили, что согласны учесть их предложения.

За принятие закона запускались подписные кампании, а в разных городах проходили зоозащитные митинги.

В декабре 2019 года к президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву обратилась французская актриса Бриджит Бардо, чей фонд занимается защитой бездомных животных. Она призвала к гуманному обращению с животными, включающему их стерилизацию и учет, а также образовательные программы, и пожелала, чтобы деньги тратились на эти цели, а не на убийство бездомных животных.

Спустя два месяца президент прокомментировал письмо, назвав его «правильным обращением». «Мы должны обратить на него внимание, должны показать себя милосердной нацией и уделять внимание не только защите наших детей, но и защите животных», – сказал Токаев.

О необходимости ужесточать уголовное наказание за жестокое обращение с животными заявил летом 2020 года занимавший тогда пост министра внутренних дел Ерлан Тургумбаев. Он говорил, что полиция реагирует на каждый факт, и практически все они раскрыты. Однако санкции Уголовного кодекса слишком мягкие – штраф, общественные работы либо административный арест. Поэтому МВД предложили ввести уголовную ответственность.

А в сентябре 2020 года Токаев поручил разработать законопроект о защите животных, заявив, что «отношение к животным является мерилом цивилизованности любого государства, а у нас с этим далеко не все в порядке».

Еще на этапе обсуждения тогдашний законопроект вызвал критику со стороны зоозащитников. Они говорили, что принимать его в предложенном виде нельзя: он только ухудшит ситуацию с бездомными и потерявшимися домашними животными. Кроме того, в законе не закреплено понятие «земля для приютов», поэтому их строительство все еще будет незаконным. Также не продуман вопрос о регистрации животных. Тем не менее закон был принят.

С принятием закона впервые в Казахстане на законодательном уровне были прописаны принципы гуманного отношения к животным и запрет на убийство бездомных и безнадзорных животных для регулирования их численности.

Спустя год после введения закона в действие эксперты, активисты и зоозащитники заявили, что он фактически не работает, в том числе без принятия подзаконных актов, что к разработке правил отлова и содержания, вакцинации и стерилизации бродячих животных, выгула домашних животных не были привлечены ни общественные организации, ни юристы, этим занимались два сотрудника РГКП «ПО Охотзоопром», не имеющие достаточных компетенций.

Зоозащитный митинг в Астане, апрель 2022 года, фото Тамары Вааль

В результате появились такие нормы, как: животные, сбившиеся в стаи, состоящие не менее чем из трех особей, подлежат умерщвлению, то есть даже неагрессивные собаки, но имеющие новорожденных щенков. Более того, только в трех регионах есть пункты временного содержания отловленных собак и кошек, но в Астане и Алматы они переполнены, животные содержатся в жестоких условиях, в результате чего гибнут. В то же время продолжается практика отлова и убийства животных без доказательств того, что они агрессивные и опасные для человека.

При этом в Институте стандартизации и метрологии разработали стандарты, согласно которым службы отлова обязаны проводить фото- и видеофиксацию всех этапов при отлове бездомных животных, чтобы минимизировать случаи жестокого обращения.

«Запрещается умерщвлять животных в ходе отлова, а также использовать яды и отравленные приманки, которые могут быть опасны как для животных, так и для людей», – подчеркивали разработчики.

В мае 2023 года в Алматы сотни человек вышли на митинг, его организаторы говорили, что вопросы жестокого обращения с животными не решаются, их массовые убийства продолжаются, в регионах нет инфраструктуры и условий для отлова, возврата животных владельцам, а акиматы, вместо строительства приютов, программ льготной стерилизации, пристройства и регистрации, «перекладывают всю ответственность на самих бродячих собак, пропагандируя их убийство как единственное решение».

И власти продолжают оправдывать убийство бродячих животных нападениями собак на людей.

В апреле прошлого года Токаев вновь упомянул в своем выступлении ситуацию с бездомными животными, и уже раскритиковал закон, который сам поручил разработать. Президент заявил, что из всех областей ему поступают жалобы на бродячих собак, но представители власти на местах «ими не занимаются, ссылаясь на соответствующий закон».

«Да, мы должны бережно относиться к животным, но не позволять их агрессию к людям, особенно в отношении детей, – сказал президент. – Между тем количество жертв нападения бродячих собак увеличивается. Это недопустимо. Я прошу вас всех принимать меры».

Иллюстративное фото Светланы Ромашкиной

О том, что депутаты собираются вносить в действующий закон поправки, стало известно в январе этого года, после посещения сенаторами Бибигуль Жексенбай, Галиаскаром Сарыбаевым и Амангельды Толамисовым столичного приюта для животных. Там они увидели ряд проблем, касающихся обеспечения животных питанием, недостаточного количества вольеров, финансирования и другие.

Жексенбай тогда и озвучила, что разработаны поправки, которые «содержат более эффективную основу для обеспечения безопасности населения и решения проблемы бродячих животных с сохранением приверженности ценностям, признанным международным сообществом в области гуманного и ответственного обращения с животными».

Позже сенатор рассказала журналистам, что поправки коснутся чипирования, которое должно проводиться системно, а сейчас есть много вопросов, процедуру не везде проводят бесплатно; а также кастрации и стерилизации и идентификационных номеров: животных, которые не имеют хозяев, будут прикреплять к приютам.

В столичном фонде «Стоп отлов» после визита депутатов заявили, что в парламенте «все как один выступили за усыпление собак» из приюта, чтобы сократить расходы на их содержание. Это вызвало большой общественный резонанс, на который отреагировал акимат Астаны. Власти столицы пообещали не допустить этого.

«Власть» направила запрос в сенат по поводу норм разработанного законопроекта, в сенате 17 января ответили, что «на данный момент не могут дать конкретные ответы на вопросы, так как продолжаются обсуждения по данному законопроекту с заинтересованными органами».

«Ваши замечания будут учтены при дальнейшем обсуждении законопроекта», – обещали в парламенте.

18 января пресс-секретарь сената Данияр Рамазанов пояснял «Власти», что рабочей группы пока еще нет, сенатор Бибигуль Жексенбай вместе с Институтом парламентаризма собирает информацию и материалы. Однако в интервью агентству «Казинформ» руководитель Центра прогнозного, социально-экономического анализа и статистики Института парламентаризма при управделами президента Аскар Бектенов заявлял, что пакет поправок направлен в мажилис 18 января для рассмотрения в рабочей группе. И меньше чем через месяц палата уже взяла в работу документ, однако ничего, о чем говорили журналистам Жексенбай и Бектенов, в этом законопроекте нет.

По словам Бектенова, после критики президента в апреле 2023 года на совещании по вопросам социально-экономического развития страны, что с гуманным отношением к животным в Казахстане «далеко не все в порядке», депутаты мажилиса инициировали поправки в закон. Законопроект был разработан Институтом парламентаризма на основании предложений министерства экологии и природных ресурсов, и правительство дало по нему положительное заключение. Однако общественники раскритиковали документ. В этой связи сенаторы провели серию встреч с зоозащитниками, учеными, экспертами и уполномоченными государственными органами, чтобы выработать «наиболее эффективные механизмы по регулированию численности бродячих животных с учетом передового международного опыта, а также с соблюдением принципов гуманного и ответственного обращения с животными». Бектенов говорил, что сначала был выбран вариант быстрого решения проблемы, то есть регулярной эвтаназии бродячих и невостребованных безнадзорных животных, поскольку программа ОСВВ (отлов-стерилизация/кастрация-вакцинация-возврат) слишком долгая.

«Законопроект был разработан по первому варианту, который предусматривает снижение численности бродячих животных за счет усыпления в сокращенные сроки. А именно за счет применения эвтаназии для бродячих животных, которые больны, либо проявляют немотивированную агрессию. А также тех, кого не забрали зоозащитные организации и граждане по истечении от 15-ти до 60-ти суток после попадания животного в приют», – рассказывал Бектенов.

Также предлагалось в случае эвтаназии не вакцинировать бродячих животных «в связи с нецелесообразностью этих расходов». А в случае пристройства вакцинация должна быть за счет нового владельца.

По словам Бектенова, первоначальный проект закона был направлен на борьбу с последствиями того, почему животное оказалось на улице. При этом он признавал, что «при кажущейся простоте и эффективности массовый отлов и эвтаназия бродячих животных не решают проблему в средне- и дальнесрочной перспективе, поскольку на места обитания отловленных животных очень быстро приходят другие». А это, в свою очередь, затратно для бюджета.

Но после обсуждений с «сотней» человек, были разработаны новые нормы, «позволяющие контролировать численность животных и осуществлять контроль за процессом посредством отдельных ключевых индикаторов», отмечал Аскар Бектенов и говорил, что на базе поправок была разработана также методика для оперативного отслеживания и оценки ситуации по регулированию численности собак и кошек за счет поголовной регистрации и чипирования. И внедрение этих норм позволило бы в течение 3-5 лет сокращать расходы бюджета, которые, со слов представителя Института парламентаризма, сегодня составляют около 2 млрд тенге ежегодно, а по данным зоозащитников, в 2023 году эта сумма выросла до 3,5 млрд тенге.

фото Алмаса Кайсара

Новыми поправками предлагалось внедрить единую цифровую платформу для базы данных животных; массово охватить их регистрацией и чипированием; ограничить бесконтрольное разведение животных и их выбрасывание; сократить нагрузку на пункты временного содержания, приюты и питомники за счет массовой кастрации и стерилизации животных; снизить количество нападений собак за счет кастрации, дрессировки, социализации и введения разрешительного порядка для разведения и содержания пород собак, требующих особой ответственности, а также за счет ужесточения административной ответственности за самовыгул; ввести отдельную административную ответственность за нападение животного с нанесением ущерба пострадавшему; выпускать вакцинированных, кастрированных, неагрессивных, социализированных собак в среду их обитания; обеспечить чипирование, стерилизацию и кастрацию по фиксированным ценам государственными предприятиями.

Однако в итоге законопроект, который взял в работу мажилис, предусматривает не только убийство бродячих животных в течение 15 дней и безнадзорных животных - в течение 60 дней, но и полный отказ их от вакцинации, переложив эту ответственность на владельцев животных, на волонтеров и приюты. Причем в комитете лесного хозяйства и животного мира заверяли журналистов, что мера об эвтаназии пока рассматривается, и нельзя точно сказать, будет ли она принята.

Эвтаназия не панацея

Зоозащитное сообщество выступило против принятия новых поправок.

Юлия Коваленко, президент общественного фонда защиты животных KARE, говорит, что вместе с коллегами из других организаций она неоднократно участвовала в рабочих совещаниях с Институтом парламентаризма. Но, по ее словам, сейчас мажилис рассматривает два варианта поправок: разработанные зоозащитниками совместно с Институтом парламентаризма, и те, которые ранее предложили депутаты. Приняты будут те поправки, которые будут поддержаны большинством в мажилисе.

Мера об эвтаназии невостребованных животных, по словам Коваленко, была предложена депутатами и не поддержана зоозащитниками.

«Данная поправка перечеркивает всю идею закона и представляет собой откат назад в вопросах гуманного обращения с животными с возвратом к старым подходам регулирования численности бродячих животных, которые за три десятка лет доказали свою неэффективность», – считает она.

Зоозащитники неоднократно заявляли, что на практике отличить бродячее животное, у которого нет владельца, от безнадзорного, чей владелец на момент отлова не установлен, практически невозможно.

«По факту, и опять же из нашей многолетней работы с животными, очевидно, что большинство отловленных животных являются как раз безнадзорными. Соответственно, срок для содержания 15 суток – необоснован и незаконен, он нарушает Гражданский кодекс», – отмечает Коваленко.

фото Жанары Каримовой

Кроме этой меры, депутаты предлагают разрешить гражданам на законных основаниях отказываться от животного и передавать его в пункты временного содержания, хотя основной закон был направлен как раз на то, чтобы прекратить практику выбрасывания животных на улицу. Таким образом, вместо привлечения граждан к ответственности, им дадут законную возможность обрекать животных на верную смерть.

Также депутаты предлагают прекратить вакцинацию бродячих животных за счет бюджетных средств и передать функции по ответственному обращению с животными уполномоченному органу в сфере ветеринарии – министерству сельского хозяйства. Возвращение этих функций Минсельхозу зоозащитники тоже не поддерживают, так как полагают, что в прошлом ведомство не справилось с ними.

Коваленко считает, что необходимо предотвращать появление бездомных животных через стерилизацию домашних, вводить ограничение на бесконтрольное разведение животных, обеспечить исполнение действующего законодательства владельцами животных и государственными органами, а также – повысить контроль со стороны правоохранительных органов в сфере соблюдения законодательства об ответственном обращении с животными.

Кроме того, государству нужно начать проводить разъяснительную и просветительскую работу с населением для соблюдения закона.

По данным комитета по правовой статистике и специальным учетам генеральной прокуратуры, в январе этого года по статье 316 Уголовного кодекса (жестокое обращение с животными) количество правонарушений, уголовные дела по которым находились в производстве, составляло 57, количество правонарушений, зарегистрированных в ЕРДР – 10. Для сравнения: в январе 2023 года количество правонарушений, уголовные дела по которым находились в производстве, было 35, восемь было зарегистрировано в ЕРДР. А в конце декабря 2023 года - 80 и 57 соответственно, и только 10 уголовных дел было направлено в суд, одно дело было прекращено.

Общественник Сергей Снегирев в комментарии «Власти» пояснил, что по действующему законодательству эвтаназии и так подвергаются больные и агрессивные животные.

«Но здесь они и лояльных тоже подписывают под эту категорию, и когда они становятся невостребованными, усыпляют. В итоге, при том, какое у нас огромное количество бездомных животных, и все не пристроятся, получается, что все бездомные животные будут усыпляться», – поясняет он.

Снегирев также считает, что внедрение этой нормы будет идти в обход права собственности, так как в отлове могут оказаться и потерянные животные: «Здесь нет никаких сканеров, здесь нет никакой быстрой информационной логистики, чтобы ветслужба подобрала чье-то животное, просканировала, нашла хозяина, оштрафовала и вернула – у нас на практике это не работает».

Напомним, что норма закона об обязательной регистрации домашних животных вступила в силу с 1 сентября 2023 года.

По данным министерства экологии, в 2022 году в Казахстане были поставлены на учет 785 265 животных, из них собаки – 663 207, кошки – 122 058. В сравнении с 2023 годом "тенденция показывает к уменьшению учтенных животных", отмечают в министерстве, но при этом признают, что у них нет данных об учтенных животных с 1 сентября 2023 года по 1 января 2024 года.

Снегирев также констатирует, что в предлагаемых поправках не идет речи о работе с причинами, по которым животные оказываются на улицах: выброс животных, отсутствие контроля за владением животным.

Он также считает, что разрешение владельцам животных отдавать их в пункты временного содержания только усугубит нынешнюю ситуацию, так как при этом в отлов и на последующую эвтаназию будут попадать животные, от которых отказываются владельцы, тогда как на улицах остаются собаки, действительно проявляющие агрессию и представляющие опасность.

Кроме того, общественник отмечает, что у поправок нет инфраструктурного сопровождения. Так, норма, предлагающая прикреплять бездомных животных к приютам, на практике не будет работать, так как приютов не хватает, а существующие уже заполнены.

«У любого приюта уже есть то предельное операционное количество животных, с которыми они работают, дополнительная нагрузка в виде каких-то условно выпущенных животных никому не будет нужна», – констатирует он.

Прописанная же в предыдущей редакции закона возможность софинансирования приютов акиматами до сих пор не реализуется. По словам Снегирева, на совещании с министерством экологии и акиматами обсуждались возможные алгоритмы софинансирования приютов.

«Это либо политическая воля акима, либо можно подаваться на софинансирование, но только имея социальную значимость для региона. Но какую социальную значимость – они затрудняются ответить, поэтому это очень формальный пункт», – констатирует он.

По мнению общественника, для решения проблемы бездомных животных в первую очередь необходима работающая система учета домашних животных.

«Если все без исключения животные будут учтены и будут иметь привязку к хозяевам, то мы будем знать, что оказавшееся на улице животное чье-то, этот человек, будучи административно наказан за то, что его животное на улице, уже в следующий раз будет следить. Животное не будет выбегать на улицу и там плодить новых бездомных, и тем более бегать по улицам в стаях, пугать жителей», – объясняет он.

Кроме того, он выступает за строгий контроль над разведением животных и подчеркивает, что в действующей редакции закона уже есть целый блок мер, направленный на гуманное регулирование численности бездомных животных.

фото Жанары Каримовой

Мария Байдельдинова, доктор права и юристка фонда KARE, также подчеркивает неэффективность эвтаназии для регулирования численности бездомных животных.

«Об этом говорят как многочисленные международные зоозащитные организации, так и OiE – Всемирная Организация Здоровья Животных, разрабатывающая стандарты благополучия животных, в частности, для Всемирной Торговой Организации, членом которой является Казахстан», – поясняет эксперт.

Свои рекомендации Всемирная Организация Здоровья Животных внесла в разработанный ею Кодекс Здоровья Наземных Животных. В организации считают, что снизить число безнадзорных собак может ответственное поведение владельцев, а эффективный контроль собачьих популяций должен сопровождаться изменением образа поведения самого человека, поскольку экология собак связана с его деятельностью.

Организация рекомендует юридически повышать ответственность владельцев, вести для этого разъяснительные кампании, обязательную регистрацию и идентификацию собак, контроль над их размножением и перемещением – экспортом и импортом, а также внутренними перемещениями: запрет на свободный выгул и выгул только на поводке.

В организации рекомендуют контролировать и окружающие условия – например, открытые мусорные контейнеры.

Отловленные собаки же должны подлежать возвращению владельцам или адаптации и выпуску на свободу.

Байдельдинова также подчеркивает, что эвтаназия не является гуманной мерой, тогда как соблюдение гуманности по отношению к животным уже стало требованием международного сообщества, и при его игнорировании возможны различные последствия.

«То, как мы обращаемся с уязвимыми слоями населения, а также то, как мы обращаемся с природой и животными, сказывается на имидже нашей страны и делает ее более или менее привлекательной, в частности, для инвестиций или в качестве торгового партнера», – говорит Байдельдинова.

Эксперт приводит в пример, как нарушение стандартов благополучия животных отразилось на торговле между странами: Австралия отказалась экспортировать живых овец в страны Ближнего Востока – Кувейт, Катар и Турцию – по причине нарушения этими странами международных стандартов благополучия животных.

Байдельдинова говорит, что зоозащитное сообщество Казахстана сейчас настаивает именно на внедрении комплекса мер, основанных на рекомендациях Всемирной Организации Здоровья Животных, они включают в себя обязательную регистрацию, вакцинацию и стерилизацию питомцев, контроль над разведением и рынком собак и кошек, а также при соблюдении ряда условий – точечное внедрение программы ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск).

Для того чтобы обеспечить полный охват животных вакцинацией, они должны быть зарегистрированы, и наиболее эффективный способ регистрации – это чипирование.

«Предотвращение нежелательного потомства у собак и кошек должно быть полностью возложено на владельца, а за нарушение данной нормы должна быть предусмотрена ответственность», – считает эксперт, добавляя, что необходимо регулировать и торговлю животными.

По ее мнению, «стихийное разведение собак и кошек, коробки со щенками и котятами, выставленные на улицы или продажа на птичьих рынках или через интернет непонятным приобретателям – верный путь к тому, чтобы эти животные и их потомство оказалось впоследствии на улице».

«Поэтому разведение собак и кошек должно быть строго урегулировано, а возможности реализации – ограничены», – подчеркивает Байдельдинова.

фото Данияра Мусирова

Копируя российское законодательство

Закон об ответственном обращении с животными был принят в Казахстане, по сути, основываясь на российском опыте: в соседней стране такой закон действует с 2018 года и включает в себя те же меры – программу ОСВВ и запрет на убийство бездомных животных. И эта программа, по данным Роспотребнадзора, привела к снижению числа нападений собак на людей. Также в нескольких регионах значительно снизилось количество бездомных животных. Но в прошлом году в России решили изменить закон и легализовать массовые убийства животных – то же самое сейчас пытаются сделать в Казахстане. В пояснительной записке к российским поправкам говорилось, что это необходимо «для обеспечения безопасности граждан». Та же риторика и у казахстанских разработчиков поправок.

Закон, разрешающий регионам убивать бездомных животных, в России был принят летом 2023 года, правда, региональные власти получили право самостоятельно определять, как обращаться с бездомными животными, и многие регионы решили не принимать антигуманные законы. В Казахстане же местным исполнительным органам такого права выбора не предоставили, наделив их другим правом: «организовывать меры экстренного реагирования с привлечением службы отлова на случаи агрессии бродячих и безнадзорных животных, скопления их в стаи».

Законодатели Казахстана в очередной раз показали свою неспособность ни самостоятельно оценивать ситуацию и принимать взвешенные решения, ни слышать гражданское общество. По поручению Токаева год назад был принят закон по сохранению и воспроизводству тазы и тобет, поскольку «существует тенденция к ухудшению генофонда казахских пород собак и угроза полного их уничтожения во многих регионах страны», а теперь – ускоренно принимается закон, направленный на полное уничтожение остальных собак, и не только беспородных.

Зоозащитники из столичного фонда «Стоп Отлов» запустили петицию, в которой просят правительство не допустить принятия поправок, позволяющих уничтожение бездомных животных. Однако эта петиция вряд ли поможет, поскольку власти Казахстана считают любую петицию, размещенную не на официальном казахстанском ресурсе, не имеющей силы, а платформа будет запущена не раньше апреля. Парламент готовится принять очередной закон, лишь имитируя диалог с гражданским обществом.