7873
2 февраля 2023
Дмитрий Мазоренко, фото Жанары Каримовой

Три мира одной страны

Как Казахстан воспроизводит систему трех миров на уровне своих регионов

Три мира одной страны

Мы всегда возмущаемся, когда Казахстан относят к государствам “третьего мира”. При всей несправедливости этой концепции, мы − жители крупнейших городов − почти не замечаем, как воспроизводим аналогичное разделение общества внутри собственной страны.

Основой для воплощения концепции трех миров внутри Казахстана являются все специализированные государственные программы регионального развития. Они делят населенные пункты на три уровня: к первому относятся города республиканского значения (Алматы, Астана, Шымкент), ко второму − областные центры и еще несколько небольших городов, а к третьему − малые города, моногорода и сельские кластеры.

Выходит так, что второй и третий миры существуют в этой схеме ради первого.

Регионы изначально не планируют делать пространствами полноценной жизни, где люди могут реализовать себя (не только в экономическом плане). В лучшем случае их предназначение сводится к тому, чтобы быть игровой площадкой для извлечения капитала, который затем осядет на местных и офшорных счетах олигархов и правящего класса. В худшем − им предвещают гибель из-за отсутствия экономических перспектив.

Из программ развития регионов следует, что социальную инфраструктуру, качество медицинских услуг и образования улучшат только при наличии экономической целесообразности. Или для того, чтобы подготовить молодые поколения к конкуренции на рынках труда крупнейших городов и административных центров.

Рабочие же места нужны в регионах в основном для того, чтобы помогать выкачивать ренту из местных промышленных предприятий и недр. А тем, кто не может встроиться в цепочки извлечения ренты, предлагается стать предпринимателями с минимальными шансами на успех. Или искать неформальные способы заработка − проводить тои или быть звеном в цепочке посредников, обслуживающих эти мероприятия.

Одна из ключевых проблем регионов состоит в том, что они не имеют возможности собирать налоги со своих крупных компаний. Причем не столько из-за законодательных ограничений, сколько потому, что их головные офисы находятся в Астане и Алматы, где они преимущественно производят все отчисления.

При этом на деньги, вырученные в населенных пунктах второго и третьего уровней, элиты зачастую скупают дома, квартиры и офисные здания в крупных городах, а затем искусственно раздувают их стоимость.

За периодом махинации на рынках недвижимости следуют кризисы, ударяющие по материальному благополучию всех казахстанцев. Из-за падения доходов и потери рабочих мест жителям регионов ничего не остается, кроме как ехать в крупные города, обживать их окраины и работать за копейки. Другого будущего им просто не предлагается.

Несмотря на дискриминационный характер этой системы, менее привилегированные жители городов первого уровня в основном не готовы бросить ей вызов. Они тоже являются ее бенефициарами за счет наличия дешевой рабочей силы и, пусть и небольшой, но дорожающей собственности.

При таком фоне не удивительно, что ядром январских протестов стали именно жители регионов. Это был их первый сигнал о том, что они не согласны с несправедливым разделением страны на три мира.

2 февраля Власть запустила масштабный проект «Регионы Казахстана», рассказывающий о региональном развитии страны через аналитику, истории людей, репортажи и детальную информацию о социально-экономическом состоянии каждого региона.