10322
2 марта 2023
Акбота Узбекбай, фото Алмаса Кайсара

Место надежды

Они ищут там утешение, но находят лишь уголовные дела и преследования

Место надежды

Что бы вы сделали, если бы вам запретили видеться с родными как минимум два года, зная о том, что они находятся в “исправительных лагерях” Синьцзяна? Десятки казахстанцев в течение двух лет выходят на протесты у консульства Китая в Алматы, требуя справедливости и освобождения их родных.

“Сейчас это наше единственное утешение. Сердце трепещет, когда прихожу сюда. Словно последнюю надежду нахожу именно здесь”, – говорит одна из протестующих. Борьба нескольких десятков человек, требующих освобождения родных из лагерей Синьцзяна перед консульством, продолжается уже более двух лет. Они ищут там утешение, но находят лишь уголовные дела и преследования. Властями Казахстана за два года протеста им всем наложено около 6 миллионов тенге штрафа. А борьба их родственников, которые всячески подвергаются насилию и преследованию, длится еще дольше. Для Казахстана все, что происходит вокруг Синьцзяна, все еще остается неудобной темой. Но “внутреннее дело Китая”, которое касается этнических казахов, уже не является внутренним делом той или иной страны.

Границы открылись, пандемия закончилась. Однако с родными увидеться удалось лишь единицам. 8 февраля, накануне второй годовщины акции активистов, этнический казах Сарсенбек Акбар воссоединился с семьей после шести лет разлуки, из которых три года провел в “лагере воспитания” и пару лет находился под домашним арестом. В 2021 году еще один этнический казах Рахыжан Зейнолла, отсидевший 13 лет в тюрьме, затем полтора года в исправительном лагере, вернулся на Родину. Их жены − Гульнур Косдаулет и Фарида Кабылбек − также участвовали в акциях протеста у консульства.

По предположениям экспертов, в “лагерях перевоспитания” в Китае содержится более 1,2 млн. уйгуров, казахов, кыргызов и представителей других мусульманских и этнических меньшинств. Большинство тех, кто ищет родственников в Китае, говорят, что связь с ними прекратилась в 2017 году. “В 2017 году Китай забрал моих троих сыновей на 4 месяца с целью обучения. Позже были арестованы мои три невестки. Затем 14 моих внуков нашли в детском доме”. Это малая часть всей истории.

В докладе, опубликованном тогдашним верховным комиссаром ООН по правам человека Мишель Бачелет, приводятся свидетельства людей, которые рассказывают “как их месяцами произвольно держали в лагерях массового содержания, и они не имели ни малейшего понятия о том, сколько они будут там находиться, а также о том, по какой причине они там оказались”. К слову, Казахстан был в числе тех, кто был против обсуждения этого документа.

Уже два года мы являемся свидетелями того, как родные узников Синьцзяна, борются за своих родных. Они непоколебимы перед плохой погодой, состоянием здоровья и безработицей. Единственная преграда для них – собственная страна, которая всячески препятствует их мирной борьбе. За этот период их подвергали арестам и огромным штрафам. Отсутствие четкой позиции у правительства Казахстана по защите своих граждан и этнических казахов за границей − не повод разгонять людей силой с места их “надежды”.