9719
27 апреля 2023
Бейімбет Молдағали, фото Жанары Каримовой

Неслышащее государство

Приезжавшие в Астану уволенные рабочие из Жанаозена не нашли справедливости и в столице

Неслышащее государство

«Ну как не могут договориться?! Наверное, сейчас выйдут и рассмотрят вопрос. Невозможно же так долго заставлять стоять людей», – возмутился депутат мажилиса Ринат Заитов, когда вместе с коллегами Максатом Толыкбаем и Ермуратом Бапи, пришел к рабочим 11 апреля почти через сутки после начала забастовки. Заитов частично был прав – рабочих не заставили долго стоять у министерства. Через час их силой забрали крепкие силовики в черных масках.

Незадолго до этого Серик Ордабаев из Управления внутренней политики акимата Есильского района зачитал в рупор стандартное предупреждение о незаконности митинга и попросил разойтись. Но уволенные рабочие спросили куда им пойти, ведь они из Мангистауской области. Ордабаев сделал глубокий вдох и повторил свое выученное предупреждение жанаозенцам уже на русском языке и попросил «всех разойтись по домам». Жанаозенцы, находящиеся в 2700 километрах от своих домов, начали возмущаться и попросили ответить на их вопросы. Ордабаев развернулся и ушел к машине.

Эта короткая сцена вкупе с задержаниями в очередной раз показала, что государство отказывается слышать людей и прибегает к насилию. Министр энергетики Алмасадам Саткалиев, принявший присягу в тот же день, имел шанс выйти на встречу к рабочим и начать свою службу с решения проблем в одной из важнейших сфер его ведомства, но не воспользовался им.

На переговорах с рабочими главную роль продолжили играть представители национальной компании КазМунайГаз, которые воспринимали ситуацию как конфликт двух несвязанных с ней компаний. Игнорируя глубокий характер требований нефтяников, национальная компания защищала интересы своих дочерних и сервисных компаний и крупного бизнеса в целом. Поняв это, рабочие потребовали вовлечения правительства.

Государство, вместо решения долгосрочных проблем жителей и рабочих Мангистауской области, связанных с экологией, региональным развитием и безработицей, предложило людям временные и нестабильные позиции в другой компании, пообещав лишь, что в следующем году будет разыгран тендер на три года с возможностью продлить его после окончания еще на два. Вместо открытого диалога рабочие получили удар в спину в виде заявления КМГ о том, что требования рабочих «идут вразрез с интересами жителей Жанаозена».

Рабочие уже приезжали год назад, стояли у акимата Жанаозена месяцами, задолго до этого отправляли письма в разные госорганы и предупреждали о приезде за десять дней, однако государство приготовило автозаки быстрее, чем свои «конструктивные» предложения. В переговорах государство в лице минтруда и минэнергетики участвововало далеко не всегда. Возле Акорды и Дома правительства песка нет, но “слышащее государство” всегда найдет место, куда спрятать свою голову: в теплые кабинеты или пустые отписки.