3567
24 ноября 2022
Светлана Ромашкина, фотографии Жанары Каримовой

Добиться большего

Как жители небольшого поселка взялись за изменения в нем и впервые за 30 лет открыли детскую площадку

Добиться большего

В 2020 году в Степногорской агломерации произошел взрыв гражданской активности: жители поселка Бестобе начали борьбу за чистый воздух, в Аксу выступали против строительства новой фабрики, в самом Степногорске горожане вышли на митинг против хранения ПХД-отходов, привезенных с Балхаша. В поселке Заводской часть сельчан была обеспокоена появлением новой фабрики по переработке аккумуляторов, позже несколько активисток вошли в местное сообщество и стали менять правила игры. Так впервые за 30 лет в поселке появилась современная детская площадка. Как говорит Нина Оразбаева, «мы ее буквально выгрызли». Власть рассказывает историю об активных местных жителях, которые пытаются улучшить жизнь в родном поселке.

Аксу плавно перетекает в поселок Заводской и наоборот: не сразу понимаешь, где эта условная граница между двумя населенными пунктами. Но довольно быстро становится ясно, что это точно не Аксу: Заводской более зеленый, «скомпонованный», в нем стоят двух-пятиэтажные дома, в которых живут люди и даже работает одно кафе — «Росинка» (в Аксу нет ни одного). В отличие от Аксу и Бестобе, в домах есть отопление и горячая вода. Сейчас здесь живут 3700 человек, средний возраст жителей поселка — 50-60 лет.

«Нам просто обидно за свой поселок»

Активистка Нина Оразбаева говорит, что молодежь стала уезжать все чаще, потому что закрыли шахты по добыче золота. К тому же в поселке нет никакого досуга: ни кинотеатров, ни музеев, ни парков, ни скверов. В Степногорске есть кинотеатр, который периодически показывает фильмы. Если надо вывезти ребенка, то Нина едет в Кокшетау, который 300 км от Заводского. Астана ближе — в 200 км, но там дороже снимать жилье.

Оразбаева живет в Заводском всю свою жизнь, она врач-микробиолог, работает в лаборатории в Степногорске, что в 14 км от поселка. Она является экоактивисткой этого города и входит в совет по региональному развитию. Ее активизм начался с ПХД-отходов, которые привезли в Степногорск в 2020 году и собирались строить завод по их переработке. Нина вспоминает, что именно тогда все объединились и вышли на митинг. Она отмечает, что ПХД-отходы еще в городе, но удалось «отбить» строительство завода, который должен был быть недалеко от Заводского.

Мы стоим на детской площадке, на которой еще идут работы: застывает бетон, на суровом акмолинском ветру развиваются оградительные красно-белые ленты.

«Тут был советский стадион, вон там стояла сцена. — Нина показывает на остатки кирпичной стены. — Здесь были лавки. У нас стояла воинская часть, большой батальон, две зоны. Зона №98 и за речкой Аксу туберкулезная зона для заключенных, больных туберкулёзом, шахты, фабрика, а живем мы вот так. Люди уезжают, но мы стараемся, чтобы хотелось здесь жить. Нам просто обидно за свой поселок, ему бы быть процветающим. У нас столько возможностей и ничего не делается. Мы с таким размахом планируем праздновать открытие площадки, мы попросили городскую ТЭЦ испечь нам 100 булочек и 100 баурсаков. Тут у нас будет бесплатный плов для жителей. Понимаете, с каким размахом люди отмечают открытие детской площадки? Понимаете, до чего людей довели? Нам обещали физкультурный комплекс, если построят, так мы тут, наверное, неделю гулять будем».

Оразбаева осознано пробивалась в местное сообщество: «Таким жителям как я, которые здесь родились и выросли, у которых подрастают дети, в один прекрасный момент все это надоело. И мы начали задаваться вопросом: а когда будет что-то делаться для людей, для поселка? И я на отчетных встречах начала озвучивать все проблемы: касательно озеленения, строительства детских площадок, реконструкции дворов, скамеек».

Детскую площадку выбивали активистки из Заводского и блогер из Степногорска Артем Сочнев. Нина отмечает, что новый аким Степногорска Алпысбай Каиржанов поддерживает инициативных людей, которые хотят что-то изменить. Активисты стали собирать подписи под просьбой, чтобы к ним приехал аким Акмолинской области. «В итоге Артем Сочнев перехватил у нас инициативу, записался на прием к [Ермеку] Маржикпаеву (аким региона – В.), и там уже озвучил, что в Заводском столько налогов, такая добыча золота, а люди без элементарной детской площадки».

Из бюджета области поселку Заводскому на площадку выделили 46 млн тенге, но с условием, что в следующем году из городского бюджета выделят еще 20 млн и площадка будет доукомплектовываться. Сам же бюджет поселка — 130-140 млн тенге, примерно три детских площадки.

Летом прошла встреча акима города, активистов и представителей компаний, работающих в регионе, обсуждали сотрудничество, что можно сделать для развития поселка.

Активисты стали как они говорят, «выбивать спонсорство» от предприятий, которые работают в поселке. На эти деньги на детской площадке установят камеры, чтобы был порядок. Удалось убедить предприятия помочь с озеленением поселка.

«Я всегда просила озеленение, потому что у нас тут урановый рудник, карьер, хвостохранилище, золоотвалы. Роза ветров поменялась, и все к нам несет, я ставила вопрос озеленения, потому что мы здесь задыхаемся. И на слушаниях по расширению производства, я всегда спрашивала предприятия, может быть, вы как-то будете подключаться к озеленению, может быть, вы что-то будете делать для поселка, принимать участие в социально-экономическом развитии и постепенно удалось их расшевелить. «Альфа органик», Солодовый завод дают 50 саженцев, 150 саженцев выделила «Казахалтын Технолоджи», три миллиона дает городской акимат», — перечисляет Нина Оразбаева.

Но мало посадить саженцы, за ними надо ухаживать. В апреле обсуждали, что надо врезаться в городской колодец, но ничего не сделали. Нина предложила подключить пожарную часть — задействовать их цистерну для полива. «Мы здесь изобретаем велосипед», — смеется она.

После детской площадки и озеленения активистки собираются заняться благоустройством дворов. Пока что они еще «советские»: старые качели и покосившиеся глобусы из металла. Помимо этого, нужно разобраться со свалками: так от воинской части остались руины, есть разбитый садик, бывший больничный блок и т.д.

Нина выступала против появления в Заводском завода по переработке аккумуляторов, начала активно задавать вопросы в чате, к ней присоединилась ее одноклассница Алена Соколова и Динара Садвокасова, которая живет недалеко от завода.

Нина шутит, что когда надо что-то построить, то в области сразу дают отмашку: в Степногорск, и что тут только не хватает полигона для запуска ракет.

Завод был все же построен, но благодаря ему активисты Заводского объединились и примерно этой же компанией пришли в местное сообщество. Выборы 11 человек проходили в ZOOM из-за пандемии. Оразбаева говорит, что активисток в итоге в группе пять: все женщины — пять амазонок. По закону местное сообщество большинством голосов может убрать акима, если его работа их не устраивает.

Тетя Валя живет в поселке с 1984 года, работала лаборантом на заводе железо-бетонных конструкций. Правда, сейчас большую часть времени проводит в Астане у детей. Говорит, что в поселке плохо живется, вот отключили отопление, сказали, что 13 порывов на трубах. На улице уже минусовая температура, а отопительный сезон все никак не начнется (мы приехали в поселок в последних числах октября). На вопрос о том, всегда ли были проблемы с экологией, пожимает плечами:

«Когда мы были молодые, мы не обращали внимания на экологию. Человек привыкает везде, наверное. Я на слушания не хожу, потому что проблемы со слухом».

Нина и тетя Валя обсуждают новую площадку и установку там камер наблюдения.

«Да не найдут никого, если что-то случится. Вот тебе закинули камень в окно на третий этаж. Вот как это можно?», — сетует тетя Валя.

Камень прилетел осенью прошлого года, Оразбаева связывает это с общественной деятельностью. Приезжали два участковых, походили, посмотрели и хулиганов не нашли. Чуть раньше камень прилетал в окно активиста из Бестобе Балтабая Мухтахидинова.

«Нам нужен сквер»

Динара Садвокасова пришла на встречу с нами вместе с акимом поселка Маратом Мадьяровым. Она живет в Заводском 12 лет — вышла замуж за жителя поселка. По профессии Динара железнодорожница, семь лет проработала на железной дороге, а потом стала заниматься детьми с инвалидностью. По ее просьбе акимы Заводского и Аксу в акимате последнего открыли комнату для занятий с детьми с особыми потребностями. За счет спонсорских средств там поставили велотренажер и беговые дорожки. Сейчас туда ходят пять детей, но вообще в поселке их больше, Динара говорит, что многие «боятся оформляться».

Садвокасова вспоминает, что начала изучать законы, когда стала экоактивисткой, до этого прочитала Конституцию: «Мы постоянно читаем законы. Началось года два назад с аккумуляторного завода: мы были против него, понимаете, это свинец же. Мы им столько палок в колеса вставляли. И что самое интересное, сейчас это предприятие самое социально ответственное. Сделали освещение на одной улице, помогают детскому садику. Они конечно молодцы, но здоровье людей важнее».

Что касается площадки, то Динара признается, что боится, что ее разрушат, поэтому «мы ходим, курируем ее по очереди. Нужны камеры, наших людей надо наказывать рублем, только так».

Динара говорит о том, что не все понимают их работу: «Недобросовестный подрядчик попался, не в ту погоду наляпал асфальт, нам говорят: «вы виноваты». Умрет собака — мы виноваты. Очень большая ответственность разъяснять всем людям какие-то программы, многие не посещают общественные слушания. Хотя это же здоровье каждого человека. Много критики, конечно, но процентов 50 людей видят, что многое сделано. Вовлечено только 10% людей, которым небезразлично. За каждым членом местного сообщества закреплены улицы, то есть вон там моя сторона улицы. И мы на субботник вовлекаем людей, звонишь, стучишь, люди отзываются, ходят».

«Один раз в квартал мы собираемся, я отчитываюсь, обсуждаем бюджет, после сессии, когда он проходит одобрение, я рассказываю на что нам дали деньги, на что — нет. Потом обсуждаем, где что будем ставить, например, лавочки, протокол составляем. Когда экстренно что-то бывает, у нас есть ватсап группа», — рассказывает аким о работе с местным сообществом.

«Бывает внепланово забегаем обсудить», — добавляет Динара.

Недавно Нина Оразбаева создала аккаунт в инстаграме, где рассказывает о работе местного самоуправления, там часто появляются посты о том, какую помощь оказали предприятия и обсуждаются проблемы, например, что делать с бродячими собаками.

Аким Марат Мадьяров говорит о том, что в Заводском нужен культурно-спортивный центр: «С акимом города мы обсуждали, там будут и тренажеры, и актовый зал. В остальном работа идет, не сразу все, но делается».

Садвокасова же мечтает о сквере: «Очень красивый сквер, где мамочки с детьми могли бы ходить, пойти, прогуляться, посидеть, чтобы были скамейки, освещение, насаждения. Этот сквер нам необходим».

Ни сквера, ни парка в Заводском нет. Нина показывает на территорию бывшей воинской части: кроме развалин, здесь сохранились и дорожки, из-за густо растущих деревьев всё это напоминает заброшенный парк.

Сбоку от него конечная станция электрички, которая возит сотрудников заводов из Степногорска в пригород. Электричка здесь с самого основания города, на ходу вагоны 1964 года. За окном мелькают ТЭЦ, тюрьма, заводы, заброшенный «Прогресс». Марат Мадьяров говорит, что из-за того, что здесь много предприятий, выбор работы огромный, но в основном нужны технари.

«Похвала — это хорошо, но не ждите ее»

Семья Алены Соколовой живет здесь с 1958 года: «Мы коренные как никто, еще города по факту не было, а наша семья уже здесь жила. Сначала был Аксу, потом Заводской, а затем появился Степногорск. Всё создавалось на глазах моей мамы. Когда она сейчас ходит по поселку, то домой приходит и говорит: «Я не могу на это смотреть».

Соколова работает на ТЭЦ машинистом насосных установок, она попросила своего начальника помочь с ремонтом помещения секции по тяжелой атлетике. В итоге компания сделала ремонт, закупила дополнительный спортивный инвентарь и дала деньги на призы.

«Нас знают по активным делам, мы наработали уже авторитет. Например, я работаю с ТЭЦ, мне доверяют и если кто-то другой из местного сообщества обратится, то ему, скорее всего, откажут. Мне говорят: «Если ты попросишь, мы поможем». Люди на улицах останавливают, приходят с проблемами. Но когда мы говорим, что в местное сообщество нужно добавить людей небезразличных, мы встречаем глухую стену», — говорит Алена.

Вовлекаться в жизнь поселка она начала тоже после истории с аккумуляторным заводом. В соседнем поселке Аксу живет экологический активист Григорий Вингертер, он объяснил активисткам, что есть такая структура как местное сообщество и что если быть в нем, то можно многое сделать для поселка.

Мы стоим на площадке, вокруг бегают дети, не замечая ограждающих ленточек, время от времени Алена просит не пользоваться качелями или горкой: бетон еще не застыл, она переживает, что все сломается еще до открытия.

Соколова отмечает, что предприятия, которые прежде были глухи, уже налаживают контакты с активистами, пытаются сотрудничать, спрашивать, что необходимо: «Прежде было так: если жители из поселка у меня работают, то этого достаточно, я этим помогаю поселку, сейчас все меняется. Но были и те, кто встречу проигнорировал».

Алена уже напрямую советует Нине выдвигать свою кандидатуру на следующих выборах в акимы: «Она была бы хорошим кандидатом, потому что она по всем критериям подходит. Нам нужен наш аким, который знает поселок не в таком плачевном состоянии как сейчас, — «колхоз 30 лет без урожая», а мы с ней именно старожилы, мы здесь родились и выросли и помним его другим».

Соколова говорит, что не все жители воспринимают работу местного сообщества положительно, так ходят слухи, что его члены получают бесплатно землю: «Отношение к местному сообществу быстро меняется. Есть те, кто понимает, что мы чего-то добиваемся, но есть и те, кто бросают тень на нашу работу. Нам даже из-за этой площадки устроили травлю, мне пришлось писать, что я подам заявление о разжигании розни».

Она считает, что нужно изменить отношение к местному сообществу: «Мы наделены полномочиями, но номинально. И, наверное, важна экономическая составляющая, не оплачивается это. Я занимаюсь этим на общественных началах. Люди считают, что я получаю зарплату, а это не так. Мне кажется, что все равно это должно как-то оплачиваться. Многих это не привело бы к эмоциональному выгоранию. Я говорила девочкам: вы не ждите, что вам тут будут в ножки кланяться, вы для себя уясните, для чего вы сюда пришли: что-то изменить или дождаться похвалы от жителей. Да, похвала — хорошо, но не ждите ее».

Сама Соколова уверена в том, что она не перегорит: «Меня система не заставит отступить, если я упала, набила шишку, я встану, потру место и пойду дальше. Есть удача и неудача. Что-то получилось, что-то — нет. Мне проще в том плане, что спортивная секция началась и саженцы будут в следующем году. Вдохновляет то, что чего-то уже добились. Но думаю, в следующих выборах в местное сообщество я не буду участвовать. Когда я вижу неотзывчивость нашего акима, работать не хочется. Нельзя сказать, что аким ничего не делает, но можно больше делать. То есть, даже с этим открытием площадки. Ведь скинуть все на спонсоров — тоже неправильно. ТЭЦ первым из крупных предприятий отозвался и сейчас на них хотят скинуть абсолютно всё. Тогда как бюджетное финансирование идет по остаточному принципу».

Площадка открылась через десять дней после того, как мы побывали в Заводском. На открытие приехал аким Степногорска. В тот день всех детей отпустили с уроков, бесплатно угощали пловом, который сделал один из членов местного сообщества, были баурсаки, булочки от ТЭЦ и «Росинки», кумыс и компот, сваренный в военной части. В середине ноября решился вопрос с видеонаблюдением: солодовый завод купил и установил видеокамеры.

Активист и блогер Артем Сочнев, много рассказывающий о проблемах поселков, разработал целую концепцию работы местного сообщества в пределах Степногорской агломерации. По его мнению, местное сообщество должно быть сильнее вовлечено в развитие своих поселков из-за дефицита государственных служащих, загруженности сотрудников акимата, их низкой квалификации, отдаленности населённых пунктов от города и т.д. Он советует изменить подход к формированию состава местного сообщества. Например, не надо добирать людей ради количества.

Будущий член собрания местного сообщества должен понимать, что ему придется потратить время на изучение законов и документации, подготовиться к собраниям, контролировать работу подрядчиков, вести обратную связь с жителями, налаживать коммуникации с госорганами и местным бизнесом, принимать участие в общественных и публичных слушаниях, быть готовым к различным мнениям, в частности, к критике со стороны местных жителей.

Сочнев разработал и рекомендации акимам: инициировать собрание местного сообщества, предварительно, а не по факту согласовывать с ним расход бюджета, своевременно информировать собрание местного сообщества об изменениях или новшествах, касающихся жизни села или поселка и т.д. Свое видение Сочнев отправил акиму Акмолинской области.

P.S. Нина Оразбаева рассказала, что в конце ноября в Заводском установили 10 скамеек, их просили давно: