4436
29 сентября 2022
Вячеслав Абрамов, Власть

Невыученная история

Недостаточно вспоминать жертв трагедии, когда не расследовал ее до конца

Невыученная история

Министр культуры и спорта Даурен Абаев, представляя в сентябре в мажилисе проект закона о государственных праздниках, сказал, что отныне 16 декабря “будет больше днем памяти о событиях Желтоксана”. Это важная перемена, на которой настаивали гражданские и политические активисты многие годы. Но ее вряд ли можно назвать реальным шагом вперед в осознании страной, что случилось в ее недавнем прошлом.

Идею придать Дню Независимости 16 декабря мемориальный статус в память о событиях 1986 года озвучил ранее в этом году президент Касым-Жомарт Токаев. Но ни он, ни министр Абаев не сказали ни слова о других важных событиях того же дня.

16 декабря 2011 года в Жанаозене стрельбой закончилась семимесячная забастовка нефтяников. Только по официальным данным жертвами тех событий стали 15 человек, сотни были репрессированы.

Трудно себе представить, как можно 16 декабря вспоминать жертв Желтоксана (как погибших, так и тех, чьи жизни были поломаны репрессиями) и не вспоминать в этот день жертв событий в Жанаозене. Так же, как спустя чуть больше двух недель - жертв Кровавого января - официально 238 человек, чьи смерти до сих пор, по заверениям властей, расследуются.

Все эти трагические страницы новейшей истории Казахстана связаны не только множеством невинных жертв. Их объединяет и то, как мало известно обществу об их настоящих виновниках.

Все они намеренно не расследованы до конца и, в отличие от многих других важных событий, нашли слабое отражение в учебниках истории либо вовсе в них отсутствуют.

Формальное изменение статуса Дня Независимости могло бы стать первым шагом в работе с прошлым, шагом к полноценному расследованию того, что случилось в декабре 1986-го и 2011-го и в январе 2022-го, а после - и к настоящему покаянию. Способны ли на него нынешние власти страны?

В своих первых выступлениях и интервью после Кровавого января Токаев предлагал идти в будущее, “не оглядываясь в прошлое”, и тем более “не очернять его”. Говорил он это, отвечая на вопросы о роли своего предшественника.

Однако, без осознания того, через что прошла страна и кто понес (а гораздо чаще не понес) ответственность за то, что произошло, никакого уверенного движения в будущее просто не получится.

Получится другое. Как и в случае с политическими реформами последних лет один шаг вперед вовсе не будет гарантировать того, что следующие несколько шагов не будут сделаны в обратном направлении.