2512
26 сентября 2018
Текст Светлана Ромашкина/ фотографии Жанара Каримова

Почему нужно сохранить аэропорт 30-х годов и бывшее здание НКВД

Специалисты рассказывают о ценности этих сооружений

Почему нужно сохранить аэропорт 30-х годов и бывшее здание НКВД

Сейчас в Алматы есть три здания, которые могут исчезнуть: гостиница «Иссык», старое здание аэропорта и сооружение, где раньше находилось НКВД. О гостинице мы делали два материала, сегодня же мы хотим поговорить о том, почему нельзя потерять два других.

«Нужно внести здание НКВД в список памятников и бороться за него»

Бывшее здание Народного комиссариата внутренних дел находится на пересечении улиц Наурызбай батыра-Карасай батыра. С 30-х годов в нем размещалось НКВД. Здесь допрашивали, пытали и убивали людей. В нулевых годах в этом здании собирались создать большой историко-мемориальный комплекс, но в 2005 году сооружение неожиданно продали в частные руки. Очень недолго – в 2003 году на 600 квадратных метрах в бывшем здании НКВД размещался музей политических репрессий. После полутора лет работы его попросили «на выход», а внутренние помещения сдали бизнесу. Экспонаты музея передали музею города Алматы. Летом этого года начались внутренние работы в здании, собственник планирует полную перестройку – как внутреннюю, так и внешнюю — конструктивистский фасад изменят. Сообщалось о том, что в бывшем здании НКВД откроют гостиницу. Это сооружение не входит в список памятников архитектуры, поэтому его нынешние владельцы вольны как угодно распоряжаться его судьбой.

Алмас Ордабаев, архитектор, историк архитектуры:

— Во-первых, это здание ценно тем, что это в очень чистом, незамутненном виде конструктивизм, — особенно та часть, что стоит по улице Наурызбай батыра и поворачивает на Карасай батыра. Это в чистом виде конструктивизм, и в нем мало послевоенных видоизменений. Во-вторых, конструктивистских зданий у нас так мало, что буквально пальцев одной руки хватает, чтобы их перечислить: наполовину изуродованная, угробленная Жургеневская академия, построенная Гинзбургом, более-менее сохранился почтамт — но там слишком много пристроек, слишком плотно, рядом построена эта башня. Она не такая страшная, но все равно портит вид. Поэтому так жалко потерять угловую часть НКВД. Всё, у нас ничего не осталось от этого архитектурного стиля: Гинзбург, связь и НКВД.

Изначально была идея весь тот район — ул. Калинина (Кабанбай батыра), Шевченко, чуть ли не до Толе би — застроить зданиями конструктивизма. И начали они застройку в чистом конструктивизме, это предполагался ансамбль вместе с жилыми домами и административными зданиями - хотя бы на протяжении улицы Дзержинского (сейчас Наурызбай батыра). И тот драмтеатр (сейчас Уйгурский), который загублен, это был конструктивизм. Нужно поднять шум, внести задние НКВД в список памятников и защищать его.

У Домбровского, кстати, есть сцена, где он сидит в подвале этого здания, выходящего маленькими окнами на сосновый парк. Сидел он там или не сидел - другой вопрос, но то, что там происходило, и то, что общество репрессированных его защищает - это правильно. Это и история, и архитектура одновременно, это память места. Это памятник репрессий, этапа, пережитого всей страной, и важно его сохранить в нынешнем виде.

«За окном был сосновый парк, играла музыка, кричали дети, скрипела карусель».
Факультет ненужных вещей, Юрий Домбровский

Асель Есжанова, архитектор, Almaty Urban Forum:

— На мой взгляд, архитектура это не только то, что мы используем каждый день, это не только инфраструктура, среда, функциональность. Архитектура сама по себе — летопись нашей истории, как бы банально это не звучало. Это дневники нашей памяти. Для меня как для архитектора, то, что происходит с историческими зданиями, полностью отражает наше отношение к прошлому, это открыто демонстрирует наши комплексы, наши страхи или нашу гордость.

У нас нет платформы или места, где мы могли бы вспоминать. Ясно желание общества забыть тему репрессий, потому что она чувствительная и тонкая, к ней нужно подходить очень грамотно, чтобы не спровоцировать волну каких-то конфликтов. Но если мы будем её замалчивать, то это никуда не уйдет. Общую травму мы подавляем все глубже и глубже, и как, через что она выйдет, каким образом она проявится, это вопрос к социологам. Но, тем не менее, как архитектор, я могу сказать, что там есть свои риски. Если отбросить вопрос того, что это здание НКВД и за его стенами творились страшные вещи, и нам нужно из этого извлекать уроки и уважать память жертв, то нам нужно говорить и о конструктивистском стиле, которого сейчас уже не существует. Алматы повезло иметь интересные и важные объекты этого удивительного стиля. Если мы отнесемся к нему с пренебрежением и уничтожим, закроем его, то это будет очень не мудро с нашей стороны.

Во-первых, это то, что принадлежит городу, это наше наследие, во-вторых, там есть большой потенциал, чтобы позиционировать себя как город, в котором есть какие-то интересные объекты. Почему мы не можем подчеркивать и радоваться тому, что у нас это есть? У нас, к сожалению, нет культуры и практики работы с архитектурным наследием: как его сохранять, как к этому подходить - чисто даже технически. У нас нет хороших ярких примеров, нам не на что опираться и нечем вдохновляться, поэтому мы просто делаем новый модный фасад, который лет через десять станет уже не столь актуальным. И что, мы каждый раз будем брать и менять эти фасады для того, чтобы выглядеть cool? Почему мы не можем доверять выбору или мнению архитекторов, которые создавали это здание? Почему мы не можем отнестись к этому с уважением? Там вопрос не столько эстетики, как мне кажется, он глубже. Он в принятии своего прошлого и отношении к нему, каким бы оно не было.

Это очень неэффективно, не устойчиво, таким образом, у нас не будет традиции преемственности между поколениями, не будет культурного клея, который бы соединял нас всех.

«Мы должны принять решение, которое будет выгодно городу, а не менеджерам аэропорта»

Старое здание аэропорта было построено в 1935 году по проектам архитекторов Заварзина и Елькина. Сооружение это несколько раз перестраивали, но оно до сих пор является памятником архитектуры местного значения. В 1975 году по проекту архитектора Владимира Ищенко рядом построили новое здание, которое сгорело в 1999 году. На его месте в нулевых возвели современное сооружение. Сейчас руководство аэропорта намерено вывести список из памятников архитектуры, снести и построить там новый терминал. Причина — воздушной гавани не хватает места.

Жанна Спунер, архитектор:

Для любого города важно сохранять исторические постройки как культурный слой. Например, в Англии - даже из простых зданий жилой промышленной застройки периода королевы Виктории нельзя убрать ни один кирпич без особого разрешения. Почему мы так небрежно относимся к своей истории?

Развивая туризм в Казахстане, нужно понимать, что гостям в первую очередь интересна культура страны и лишить город исторической архитектуры, как ее части, неразумно с этой точки зрения.

Новое здание аэропорта как раз не представляет никакой ни исторической, ни архитектурной ценности, а главное, не отвечает современным требованиям, — в отличие от сгоревшего в 1999 году. По заявлению руководителя аэропорта в новом здании не помещаются пассажиры. Один из дешевых вариантов решения проблемы — снос старого здания, памятника архитектуры. Но это обманчиво.

Снести старое здание, а на его месте построить новое - никогда не было дешевым решением. А главное, нельзя сносить памятник архитектуры в угоду легким решениям. В долгосрочной перспективе снос старого здания обойдется нам дороже, чем мы можем себе представить.

Вице-президент АО «Международный аэропорт Алматы» Александр Гордеев о старом здании сказал: «Я не считаю его великим памятником. Оно не несёт функциональной нагрузки и занимает огромную площадь. Я думаю, если выбирать между памятником архитектуры местного значения и улучшением сервиса для наших пассажиров на ближайшие 10-15 лет, то это несоизмеримые вещи».

Мой ответ вице-президенту: один человек не может оценивать историческую ценность архитектуры и вопросы культурного наследия, тем более, не являясь профессионалом в этой области.

Это несоизмеримо — потерять памятник архитектуры по причине того, что новое здание аэропорта работает функционально неправильно из-за плохого менеджмента.

Новое здание аэропорта

Так же Гордеев говорит: «Самое главное, мы построим терминал, не мешая действующему, пристраивается модуль площадью 25 тысяч кв. метров. Люди привыкли к этому островку, к такому красивому».

То есть он думает, что люди новое здание считают красивым. Но архитектурную ценность все же должны оценивать профессионалы.

С точки зрения менеджмента: в советское время функции среднеазиатского хаба нашего региона представлял аэропорт Ташкента: из-за погодных условий, из-за своего масштаба и правильного расположения. Из-за политической ситуации последних 25 лет этот хаб переместился в Казахстан, но мы не смогли использовать этот шанс и построить настоящий аэропорт международного уровня.

Помните, решался вопрос его постройки в Капчагае? В Алматы постоянно туман, и здесь аэропорту как хабу сложнее работать из-за погодных условий. Мы упустили время и сейчас новое изменение политической ситуации в Ташкенте, узбекские власти объявили о перестройке своего аэропорта. Это значит, что мы снова теряем возможность быть азиатским хабом.

Насколько сейчас оправдано строительство пристройки аэропорта на 25 тысяч кв. метров в том же месте, где туманы, где постоянные отмены рейсов? Насколько менеджмент сейчас, когда мы возвращаемся в конкурентную среду, может гарантировать, что строительство оправдает себя?

Народные деньги будут потрачены, несмотря на то, что крупные авиакомпании уходят от нас. От нас ушли KLM, British Airways, Austrian Airlines, Etihad и другие. Может, здесь нам стоит оставить локальный аэропорт, а международный хаб строить, допустим, в Капчагае? Это должны решать профессионалы.

Мы должны принять решение, которое будет выгодно городу, а не менеджерам аэропорта. В данной ситуации решение, которое предлагает руководство — нелепое.

В будущем мы теряем гораздо больше финансово, чем можем себе представить. Старое здание аэропорта намного привлекательнее для людей, чем международный терминал, вместо которого лучше построить достойную современную архитектуру.

Дэнис Кин, исследователь монументального искусства:

— Я хочу сказать, что любой ремонт, реконструкция или снос исторических зданий должен обсуждаться с общественностью и со специалистами в области архитектуры и истории. Без этого вся система защиты архитектурного наследия теряет доверие.

Старое здание аэропорта с его шпилем и витражами, обращенными к взлетно-посадочной полосе, это красивый вид, который открывается для сотен гостей, ежедневно прилетающих в Алматы. Это здание входит в комплекс сооружений сталинского периода, построенных в районе аэропорта и сохранившихся до сих пор в неплохом состоянии. Когда вы прилетаете в аэропорт, проходите через это историческое здание, а затем едете вдоль зеленого бульвара Майлина, с его двухэтажными сталинскими зданиями, включая Дворец культуры Авиатора, — это самое лучшее погружение в город. Человек, который прилетает сюда, видит эти здания и понимает, что это город культуры, истории, интересной архитектуры.

Я могу только представить, что должен думать о городе турист, который приземлится в аэропорту и увидит, что это красивое здание разрушено. Старое здание аэропорта нужно сохранить не только для туристов, но и для каждого алматинца, который любит свой город и ценит свое архитектурное богатство.

Рекомендовано для вас