5261
26 декабря 2018
Текст - Светлана Ромашкина/фотографии - Жанара Каримова

Внести и вынести

Активисты собираются внести несколько алматинских зданий в список памятников архитектуры

Внести и вынести

В минувшую пятницу в гостинице «Алматы» собрались архитекторы, эксперты и просто неравнодушные горожане, которые обсуждали, какие здания стоит попытаться внести в список памятников, но в процессе узнали о том, что у государство собирается поменять правила игры. Но обо всем по порядку.

По закону вносить или выносить здания из списков памятников должны государственные органы – например, министерство культуры и спорта, местные управления и так далее. По факту в Алматы в последний раз это произошло еще в начале 90-х, когда памятником стала резиденция президента, изначально строившаяся как музей Ленина. Пока государство бездействует, активисты решили попытаться внести несколько зданий в охранный список. Тем более что после истории с «Желтоксан, 115», когда было снесено здание Госплана, стало понятно, что просто возмущаться в соцсетях и устраивать пикеты уже недостаточно: пора работать на правовом поле: защищать здания должны не только активисты, а в первую очередь сами законы.

Архитектор из Archcode Almaty Петр Смирнов рассказал о документах, на которые в этом деле стоит опираться активистам. Это Закон об охране и использовании объектов историко-культурного наследия и его подзаконные акты:

«Включением в реестр занимаются на трех уровнях: правительство и президент, так называемый уполномоченный орган — министерство культуры и спорта и самый нижний уровень: местные власти. Уровней категории памятников два – республиканский и местный, правда, существует еще уровень ЮНЕСКО, им занимается правительство. Местные исполнительные органы власти ведут работу по выявлению, учету охране памятников, обеспечивают проведение экспертизы. Участие общественности описано в законе скромно. Мы имеем прямое право содействовать, пропагандировать, брать шефство. В принципе, любой человек может взять на себя смелость зайти и заявить, что, на его взгляд, здание является ценным и сделать запрос на включение памятника хотя бы в список местного значения. В принципе, процедура не сложная: найти объект, информацию по нему и обосновать, почему этот объект достоин внесения в список, получить экспертное заключение, которое получается у лицензированных организаций или специалистов, и подать пакет документов в управление культуры».

Петр Смирнов заключил, что Archcode Almaty пока неизвестны прецеденты, чтобы какая-то общественная организация или просто гражданин обращался с просьбой о заключении здания в охранный список: «Государство не всегда заинтересовано в расширении списка памятников, не всегда заинтересованы в этом и сами собственники зданий, они наоборот, чаще всего хотят вывести его из списка. Наша задача: попробовать пройтись по этой цепочке, выбрать здания, подготовить материалы. Закон прямого права нам не дает, но и не запрещает этого делать. Законодательство очень запутанное и нечеткое».

Телецентр АСК-2 до сих пор почему-то не является памятником архитектуры.

Archcode Almaty при помощи экспертного голосования из первоначального списка в 90 зданий выбрал несколько для того, чтобы попытаться внести их в охранный реестр: это телецентр АСК-2 (здание со сталактитами на Желтоксан-Тимирязева), Центральная телефонная станция на Панфилова, Дворец культуры АХБК, Центральный колхозный рынок, Партийная школа (старое здания КИМЭПА), Три богатыря, Архив президента, ЦК комсомола (сейчас там ООН), ансамбль зданий на Гоголя-Абылай хана, который историк архитектуры Алмас Ордабаев считает единственным сложившимся ансамблем в городе. Руководитель Archcode Almaty Адиль Ажиев предложил внести в этот список еще остановку «Институт Казмеханобра», которую восстановили буквально на днях и Дворец культуры поселка Карасу – статус объекта не ясен, он находится на окраине города, но на фасаде сохранилось несколько мозаик и барельеф.

Примечательно, что во второй половине уходящего года акимат города озаботился вопросом расширения списка памятников городского значения. Аким Бауыржан Байбек распорядился внести в него автовокзал Сайран, здание Кимэпа, бизнес-центр на Байтурсынова-Шевченко, АСК-2, Дворец студентов, мединститут на Масанчи-Абая.

«Эти объект ясны и понятна их ценность», — говорит Адиль Ажиев, добавляя, что этот список акимата дискредитируют другие претенденты на звание памятников: арка Парка первого президента, монумент Нурсултану Назарбаеву в том же парке и недавно построенный ледовый дворец Алматы арена.

Обсуждение постепенно перешло в дискуссию по поводу критериев оценки.

Искусствовед Елизавета Малиновская считает, что критерии – это не возраст, а художественная ценность объекта, профессионализм и историческое наследие, что важно не только сохранять отдельные здания, но и ансамбли — желательно весь центр города, который в бытность акимом Имангали Тасмагамбетовым был обречен на снос, но избежать этого помог финансовый кризис.

С Малиновской согласился председатель алматинского Союза архитекторов Сергей Мартемьянов — «музеями являются кварталы центра города». Он рассказал, что пытался пробиться через бумажную бюрократию и подать документы по внесению здания в памятники, однако, ничего не получилось. Он же рассказал о том, что буквально только что город потерял одно из последних конструктивистских зданий Алматы — бывшую вотчину КГБ, до этого – НКВД.

Но тут произошла неожиданная для всех вещь: президент Национального комитета ICOMOS (Международный совет по вопросам памятников и достопримечательных мест) Наталья Турекулова вдруг сообщила о том, что скоро будет меняться законодательство: минкульт на протяжении трех лет работал над новым законопроектом, который уже в мажилисе. «Со стороны пригласили экспертов работать в рабочей группе, но на деле оказалось, что эксперты должны были просто соглашаться с предложениями депутатов. По каждому пункту были замечания, постоянно были отклонения, 70% законопроекта не было принято, но установка такая – принять законопроект, а потом вносить поправки», — говорит Турекулова, которая участвовала в рабочей группе.

Новость эта вызвала у всех беспокойство. «Я боюсь, что это будет тот самый закон, по которому потом все можно будет сносить», — высказал опасения Мартемьянов.

Турекулова попыталась его успокоить: «Там не так все плохо, будет ужесточаться процесс вывода зданий из списка памятников архитектуры, экспертизу смогут делать только организации, имеющие лицензию. Там будет несколько ступеней защиты. Что касается включения список, то, к сожалению, опять же, эти же организации будут согласовывать. Нужно провести международную конференцию с привлечением международных экспертов и выработать рекомендации. Законопроект – это верхушка айсберга, к нему нет правовых актов. Нужны еще положения, которые будут приниматься после того, как закон будет принят. Вот с этими положениями нужно поработать».

Архитектор Жанна Спунер считает, что это настоящее везение, что о законопроекте стало известно во время этой встречи: «Здесь уже сформировавшаяся ячейка, к нам присоединилось много молодых людей, и Центр развития Алматы, думаю, нас поддержит. Раньше мы все действовали разрозненно, но сейчас мы можем влиять на ситуацию. Вы знаете, что есть группы по Кок-Жайляу и реформированию МВД, и мы показываем, как это может работать. Это экспертное сообщество, это люди, которые объединяют правительство, экспертов и сообщество. Можно создать такую же группу по внесению в список памятников. Мы отстаём от Москвы на 3-5 лет и Москва уже принимала такой закон, и сейчас это у них выливается в очень плохие процессы. В Москве просто идет война за районы. Давайте потратим на это какое-то время… Взять экспертов туда (в рабочую группу – прим. V) уже невозможно, надо просто разработать систему как на это воздействовать. Мы можем это сделать с помощью соцсетей, конференций».

Первый дом правительства КССР.

Жанна Спунер предложила расширить список и попробовать пойти дальше того, что разрешает нам местное законодательство: попытаться внести здание первого Дома правительства (сейчас это Академия искусств им. Жургенова) в список ЮНЕСКО. Архитектор Илья Малков предложил исследовать здание Турксиба, построенное рядом, в котором сейчас рестораны и бары, и тоже вносить его в список. Это здание строилось как единый комплекс с Домом правительства и почтамта.

А пока экспертам предстоит найти законопроект, тщательно его изучить и понять, можно ли еще включиться в обсуждение законопроекта.

Рекомендовано для вас