Давид Камински, Адильжан Псяев специально для Vласти. Фотографии Алпамыса Уалбекова.

Архитектурные эксперименты. Часть III

Продолжаем изучать проекты казахстанских модернистов

Архитектурные эксперименты. Часть III

В предыдущих двух частях мы рассказали о внушительных зданиях, ставших доминантами в своём окружении, и об изящных экспериментах, которые встраивались в существующую среду. Те и другие расположены в центральной части Алматы, но интересная архитектура распространена по всему городу. В этой статье мы коснемся архитектуры периода с 60-х до начала 90-х годов.

Во второй половине XX века город активно расширялся, постоянно возводились новые районы, и они становились полем для самых разных экспериментов, многие из которых были направлены на оптимизацию строительства. Иногда архитекторам приходилось создавать нетипичные постройки.

Жилой дом по западной стороне проспекта Алтынсарина демонстрирует то, как архитекторы стремились разнообразить массовое, типовое домостроение. Это обычная панельная четырехэтажка серии КЗ-464. Поскольку этот дом был обращён к тогда еще только формировавшемуся общественному центру района, он не должен был быть совсем уж обычным. Архитекторы заменили ограждения на балконе на высокие решётчатые панели. Помимо непривычного облика, они защищают от солнца. Однако из-за отсутствия тротуаров, увидеть фасад можно только пробравшись через заросли.

В случае с домом на улице Жубанова, в микрорайоне Аксай 4, архитекторы пошли на эксперимент уже с композицией. В основе дома панели серии С-158, разработанной в 1980 году, использовавшиеся в основном при строительстве девятиэтажных и пятиэтажных домов. Но этот объект выбивается тем, что его корпуса имеют разную высоту — от 2 до 5 этажей.

Композиция строится на симметричности к центральной оси здания, приеме, характерном для классических сооружений. Чтобы подчеркнуть симметричность каждого отдельного корпуса, каждый из них имеет выступающий вертикальный ряд балконов, завершающийся своеобразным модернистским аттиком.

Другой вариант композиции демонстрирует комплекс домов, расположенных у пересечения улиц Бухтарминской и Майлина. Квадратные в плане, трёхэтажные дома расставлены в шахматном порядке, соприкасаясь углами. Подобная планировка характерна для исторической среды среднеазиатских городов. В результате вдоль Майлина формируется целый ряд небольших курдонеров.

В этих домах нет очевидных декоративных элементов, а выразительность достигается выдающейся, в буквальном смысле, пластикой фасада. Углы обёрнуты балконами, выступающими небольшими консолями с другой стороны, а около кухонь выступают глухие эркеры, создающие ось симметрии. На фасаде одного из корпусов частично сохранилась вывеска работавшего здесь когда-то магазина «ЧАСЫ КАНЦТОВАРЫ», а рядом с ним, под примыкающей к дому платформой, скрыты складские помещения.

Более масштабный ансамбль формируют два дома-близнеца на улице Саина, служащие своеобразными воротами, обрамляющими створ улицы Елемесова. Архитектура зданий максимально близка к брутализму, множество глухих бетонных поверхностей отделано декоративной галькой. Эти швы украшены керамической плиткой. Остекленные с помощью стеклоблоков лестничные клетки и диагональные в плане балконы с наклонными ограждениями словно зажаты между этими глухими плоскостями.

Первые этажи домов изначально заняты разными предприятиями, а во дворах остались полузаброшенные погрузочные платформы, когда-то обслуживавшие их. Это единственные подобные здания в Алматы.

Другая башня расположена прямо напротив КазНу им. аль-Фараби по улице Тимирязева, являясь началом эспланады КазГУграда, её визуальным стартом. Этот экспериментальный индивидуальный проект, служащий доминантой западного берега реки Есентай, построен в 1982 году по проекту архитекторов Н. Шалабанова, А. Рачкова и А. Тазиева.

В 12-этажном доме 110 квартир, распределенных в трех блоках, окружающих центральное ядро жёсткости многогранной формы. За счёт использования железобетонного каркаса архитекторы смогли поместить на первый этаж обслуживающие предприятия, например, сберегательную кассу, на месте которой теперь находится отделение Halyk Bank. В жилой части дома каркас закрыт фасадными панелями, облицованными ракушечником.

Частью одного из первых экспериментов по монолитному строительству является дом на проспекте Абая в микрорайоне №4. В 70-е годы начались эксперименты по внедрению в массовое домостроение монолитного строительства с использованием скользящей опалубки. Исследования показывали, что такая технология строительства снижает расход материала, а значит, и стоимость, при этом давая большую гибкость архитектурным решениям.

Проект этого девятиэтажного дома на 36 квартир разработан архитекторами Г. Терпогосовым и В. Соколовым. Они, используя преимущества монолитного строительства, придают композиции дома некоторую динамику за счёт введения изгибов и острых углов в план здания.

Интересно, что основная часть конструкции дома была построена за 9 дней, то есть по этажу в день.

Недостроенный микрорайон «Аул» на улице Толе би является ещё более внушительным экспериментом. Комплекс из четырех башен построен в 1983 году, это всего лишь часть масштабного проекта реконструкции всего «Тастака» вдоль улицы Толе би. Проект разработан архитекторами Б. Ворониным, Л. Андреевой, В. Ви, М. Джакипбаевым и Е. Рыковым.

По первоначальной задумке здесь должны были построить 33 монолитные башни разной высоты, собранные группами подобно той, что существует сегодня у пересечения с улицей Волховской. Помимо жилых домов, планировалось создать предприятия обслуживания, но этому помешал развала и страны, и всего хозяйства.

В основе конструкции башен — монолитный железобетон, возводимый скользящей опалубкой, а сами башни имеют конфигурацию трилистника, что открывало архитекторам возможность разной их компоновки друг с другом. Между домами оставлено место для прохода, но выше здания почти соприкасаются между собой, образуя арки. В качестве главной выразительной детали выступают многочисленные полукруглые балконы, которыми просто усеяны фасады здания. Углы глухих стен также имеют округлую форму.

Один из корпусов жилого комплекса, бывшего частью провалившегося проекта «Манхэттен» корпорации Куат, был построен по подобию башен «Аула». Но его архитектура значительно упрощена, исчезли «гроздья» полукруглых балконов и округлые углы на торцах, а абсолютно новые, построенные позднее башни, расставленные вокруг него, закрывают этот корпус для обзора.

Дом на пересечении улиц Джандосова и Саина также относится к подобным экспериментам на исходе эпохи. Его архитектура — яркий пример позднего советского модернизма, тяготеющего к постмодернизму, в котором появились разные геометрические декоративные элементы. Особое место здесь занимает круг, например, круглые лоджии на торцах (сегодня застеклены) или обрамление окон декоративным элементом в виде вписанного в квадрат круга. Так же были украшены лоджии, но их потом сбили. Ограждения продолговатых лоджий имеют загнутые края, как и венчающие здание декоративные элементы, скрывающие за собой технический этаж.

Как и в случае с «Аулом», оригинальный проект планировался больше, к концу 90-х был частично готов каркас второго корпуса, который использовался в начале нулевых для строительства дома в абсолютно ином стиле, лишённом проработанного архитектурного замысла.

Все эти здания дошли до нашего времени в действительно не лучшем состоянии. Бесчисленные пристройки, утепление отдельных участков фасада, хаотичное остекление балконов — всё это легко превращает любое здание в подобие фавел. Но, несмотря на нанесённые им «увечья», сквозь эти наслоения проглядывает оригинальная и смелая мысль.

Архитектурные эксперименты. Часть I

Архитектурные эксперименты. Часть II

Рекомендовано для вас