4099
28 сентября 2018
Текст — Давид Камински, Адильжан Псяев, специально для Vласти/Фотографии — Алпамыс Уалбеков

Архитектурные эксперименты в Алматы. Часть I

Почему так необычно выглядят «Три богатыря», «дом Аэрофлота», башни на Арбате и другие жилые дома

Архитектурные эксперименты в Алматы. Часть I

Модернистская архитектура с самого своего появления стремилась переосмыслить многие типологии зданий. Один из главных идеологов новой архитектуры француз Ле Корбюзье выдвинул концепцию «Дом — это машина для жилья», в которой сделал акцент на функциональные качества жилища. Архитекторы видели себя не только в роли оформителей пространства, но и в роли творцов новой человеческой жизни, о чём прямо говорил архитектор-конструктивист Моисей Гинзбург. Одной из наиболее важных для архитекторов-модернистов стала сфера жилья. Новые технические возможности, новое видение, которое подарил модернизм, позволяли разрабатывать и воплощать в реальность самые смелые фантазии.

Подобные архитектурные эксперименты проводились в Алматы во второй половине XX века. Архитектура модернизма начала утверждаться в городе со второй половины 50-ых годов, но первоначально в проектировании жилых домов были важны оптимизация строительства и увеличение темпов возведения нового жилья. Только позднее, с конца 60-ых годов алматинские архитекторы смогли позволить себе сложные и уникальные эксперименты.

В Алматы немало домов, рождённых в модернистских экспериментах, поэтому рассказ о них потребует нескольких статей. В первой части речь пойдёт о наиболее крупных экспериментах.

Комплекс жилых домов, получивший неофициальное название «Три богатыря» появился как акцентирующий элемент в комплексной застройке проспекта Ленина.

Его строительство завершилось в 1970 году, авторы проекта: Альбина Петрова, Анатолий Петров, Гульзара Джакипова и Борис Чурляев. Здание состоит из трёх связанных между собой башен на общем стилобате. Его цокольный этаж первоначально занимал кинотеатр «Искра». Одновременно с ним на первом этаже здания располагался музей археологии с одноименным институтом. В начале нулевых они делили площадь с музеем Алматы.

Сами башни являются примером особой сейсмической инженерии. Основная часть каркаса построена с использованием типовых элементов, но главным элементом конструкции стал каркас здания, вынесенный наружу и связывающий воедино три блока, тем самым обеспечивая распределение сейсмических нагрузок. На этом каркасе в хаотичном порядке были устроены открытые террасы с выходом из квартир.

В каждой башне по одному подъезду. Первый этаж занимает просторное фойе, освещённое ленточным остеклением под потолком. Вертикальное сообщение обеспечивают два лифта и идущая параллельно лифтовым шахтам незадымляемая лестница. На каждом этаже она имеет выход на балкон, с которого открывается вид на восточную часть города. На многих этажах даже сохранились оригинальные двери.

Но от оригинального облика экстерьера здания мало что сохранилось. Широкие балконы, опоясывающие башни, оказались хаотично застеклены. Теперь здание напоминает вертикальные фавелы. Сплошной витраж цоколя и первого этажа оказался заложен, превратившись в глухую стену, пусть и художественно раскрашенную. Пострадала даже палуба, окружающая стилобат. Лестница с её северо-восточного угла уже много лет наполовину демонтирована — возможно из-за того, что она отнимала несколько квадратных метров парковки.

В то время популярностью среди архитекторов пользовалась галерейная планировка домов: в квартиру можно попасть только по расположенным вдоль фасада здания галереям. Такая планировка получила особую популярность в южных странах, в Алматы есть лишь несколько таких домов.

Например, жилой дом на улице Маметовой между Абылай хана и Желтоксан. За ним закрепилось название «дома Аэрофлота» из-за авиакасс, которые когда-то занимали первый этаж. Владимир Ищенко, автор здания Национальной библиотеки, создал проект в 1967 году, а сам дом был построен спустя четыре года. Он создаёт композиционную доминанту с северной стороны сквера перед нынешним ТЮЗом имени Мусрепова.

Здание построено на железобетонном каркасе. Архитектура главного фасада обыгрывает особенности конструкции, располагая плиты балконов в шахматном порядке. Это позволяет разбить монотонность фасада и подчеркнуть тектонику.

Но главный и самый выдающийся элемент его архитектуры — две стеклянные башни, приставленные с северной стороны жилого дома. Внутри них располагаются лифтовые шахты, обвитые вокруг лестничными маршами. С их помощью жильцы попадают на протяженные галереи, а затем к своим квартирам. На эту сторону выходят кухни и ванные. Естественный свет попадает в них через заполненные стеклоблоками оконные проёмы.

Сегодня здание находится не в лучшем состоянии. Оно подверглось многочисленным мелким переделкам, сложившимся в полный хаос во внешнем облике. Остекление лестнично-лифтовых башен заменяется на пластины из поликарбоната или на стальные листы.

Комплекс жилых домов, расположенных по южной стороне улицы Гоголя от проспекта Назарбаева до Кунаева, превосходит «дом Аэрофлота» в своих масштабах и немного отличается в планировке. Здесь одновременно существуют корпуса с галереями и с обычными подъездами.

Дома построены в 1975 году по проекту Юрия Туманяна. Архитектура здания сочетает в себе одновременно множество интересных и уникальных деталей, перекликающихся с другими известными сооружениями.

На крыше лестнично-лифтовые узлы венчают внушительные металлические конструкции. Их назначение для многих является загадкой. На самом же деле этот элемент здания не был закончен, это каркас под электронное табло, аналогичное тем, что находятся на башнях на площади Республики. Они также были спроектированы Туманяном. Но элементы табло никогда не были установлены.

Лестнично-лифтовые узлы расположены между жилыми блоками и служат для доступа на протяженные галереи вдоль северного фасада здания. Внутри него лестница, обвивающая лифтовый ствол. Вместо перил на этажных площадках архитекторы использовали модный в то время мотив металлических струн. Лестничная клетка освещается через широкие витражи, идущие во всю высоту лестнично-лифтового узла.

Другая деталь сегодня уже утеряна. Первоначально эти здания были «домами на ножках». Первый этаж был открыт насквозь. Только небольшие торговые киоски и лестничные клетки занимали часть пространства. Это довольно популярный приём в модернизме, начало которого лежит в «Пяти принципах новой архитектуры» французского архитектора Ле Корбюзье. И он же использовал его в проекте жилого дома «Марсельской ячейки». Но алматинский дом лишился этой детали, когда в 90-ые годы пространство застроили магазинами.

Да и сам фасад одного из корпусов комплекса заметно преобразился в ходе реконструкции улиц в этом году. Он оказался выкрашен розовой краской, притом покрасили даже витражи на лестничных клетках.


Жилой дом, появившийся в 1977 году по улице Панфилова между Молдагуловой и Маметовой в целом типичен по своей конструкции. Это многоэтажный каркасный дом с подъездной планировкой, на первых этажах которых часто размещали предприятия торговли или бытового обслуживания. Но в случае с этим домом первый этаж занял детский сад. Поскольку детские сады должны иметь площадку для игр на свежем воздухе, архитекторы нашли оригинальный способ решить проблему, не отнимая места у остальных жильцов. Площадка расположена внутри двора на террасе, сложившейся за счёт естественного перепада рельефа. И этот же рельеф позволил перекинуть мостик, соединяющий детский сад и площадку.

Дом также является частью ансамбля вокруг ТЮЗа имени Мусрепова: первоначально он работал как фон для этого знакового здания и площади Амангельды. Самым ярким элементом на фасаде здания являются закрепленные крупные железобетонные панели, имеющие вафельную нарезку.

В некоторой степени они работали как солнцезащита, но это все же именно художественный элемент. Нависающие панели и открытые балконы должны были создавать интересную игру света и тени на фасаде, но сегодня все балконы хаотично застеклены и архитектурный замысел растворился.

Фотография Жанары Каримовой

Строительство двух жилых домов, ставших высотной доминантой алматинского Арбата и всего района, завершилось в 1984 году. Их авторы не были алматинцами. Проект разрабатывался в Москве в МНИИТЭП под руководством Роберта Саруханяна, привязку проекта осуществлял Алматыгипрогор. Дома выбиваются из правил ориентации зданий в центре Алматы — они располагаются к прямоугольной сетке улиц под углом 45 градусов. Их непривычную ориентацию поддерживают и грани расположенного перед домами центрального переговорного пункта, имеющего в плане форму обрезанного наполовину восьмигранника. Сделано это для того, чтобы подчеркнуть доминантой эспланаду улицы Байсеитовой, являющуюся одной из важнейших градостроительных осей Алматы. Перед переговорным пунктом образовалась небольшая площадь, где установлен фонтан, украшенный скульптурами детей.

Эти 18-этажные башни — рекордсмены по высоте среди жилых домов своего времени. Для их сейсмической устойчивости использовали железобетонный каркас с монолитным ядром жесткости в центре.

Архитектуру здания формируют лаконичные приёмы. Оно облицовано рифлёными фасадными панелями. А самым главным выразительным элементом стали длинные балконы, сгруппированные по несколько этажей в своеобразные квадраты на фасаде. Смещаясь от одного угла к другому, они создают иллюзию вращения башен, которые словно сложены из нескольких крупных блоков.

И если верхняя часть башен кажется массивной, то их нижние этажи, когда-то облицованные сплошными витражами, должны были сделать эту махину невесомой. Те этажи занимали предприятия бытового обслуживания, рекреации. Сегодня там разные коммерческие компании, а витражи оказались заложены кирпичной кладкой, вместо них остались только небольшие окошки.

В подвальном этаже западной башни долгое время работал небольшой камерный театр «Малая сцена». Для него сделали отдельную входную группу, отделанную ракушечником. Сегодня это пространство занимает художественная галерея «Тенгри-Умай».

Мы рассказали о самых внушительных и крупных экспериментальных зданиях периода модернизма. Здесь архитекторы смогли действительно «развернуться». Но даже малые масштабы нисколько не ограничивали фантазию и видение архитекторов, об этом пойдёт речь во второй части материала.

Рекомендовано для вас