Рустам Вафеев, архитектор, краевед

Государством (не)охраняется

В Уральске чиновники считают, что памятники нужно сносить, а не ремонтировать

Государством (не)охраняется

Под карантинный шум в Уральске совершен очередной акт вандализма. В жертву девелоперам был принесен официальный объект культурного наследия – памятник истории и военно-инженерной архитектуры XIX века «Пороховые погреба».

Еще в советские времена «Пороховые погреба» были взяты под охрану государства, так как связывались с местом пребывания в Уральске ссыльных поэтов Тараса Шевченко и Алексея Плещеева, известного борца за независимость Польши Сигизмунда Сераковского. «Пороховые погреба» — это всё, что оставалось от когда-то обширного комплекса солдатского гарнизона, организованного царским правительством для надзора за бунтарским Уральским казачьим войском. Помимо погребов, арсенала, провиантских складов и других сооружений, центром комплекса была Казанская Батальонная церковь, остатки которой были снесены в 70-х гг. прошлого века. В постсоветское время стихия соседнего городского рынка окончательно выплеснулась на прилегающие территории. Базарная застройка в буквальном смысле этого слова охватила весь район. «Пороховые погреба» оказались досадным препятствием для алчных девелоперов, но держались они довольно долго. Спасал официальный статус памятника историко-культурного наследия и таблички с соответствующей информацией. Но в последние годы времена изменились. Воспользовавшись фактически полным развалом охранной деятельности в Уральске, владелец территории, на которой находились памятники, заказал необходимую экспертизу, по результатам которой каменные пороховые погреба, простоявшие почти два столетия, вдруг оказались аварийными. С этим нехитрым заключением владелец обратился в КГУ «Инспекция по охране памятников культурно-исторического наследия» с просьбой снять объекты с охраны и разрешить их снос. 18 февраля 2020 года была собрана комиссия по рассмотрению заявки, на которую был приглашен директор общественной организации ОКПФ «Старый Уральск» Геннадий Мухин. Тогда ему удалось убедить чиновников не допустить вандализм. Общественник и краевед уговаривал «компетентных» чиновников не уничтожать официальный объект культурного наследия! Но владелец памятника оказался настойчив. Он нашел способ провести повторное заседание комиссии за закрытыми дверями, без присутствия общественников. На этот раз члены комиссии не смогли устоять. Объекты быстро и без лишнего шума были сняты с государственной охраны. Это позволило владельцу снести «Пороховые погреба» и начать строительство торгового здания. Узнав о вандализме, журналисты местной газеты «Информбиржа News» обратились за разъяснениями: «По телефону мы дозвонились до директора КГУ «Инспекция по охране памятников культурно-исторического наследия» Талгата Жусупкалиева. В сносе пороховых складов чиновник трагедии не видит. «Да, в марте 2020 года комиссия приняла решение о лишении пороховых складов статуса памятника истории и культуры местного значения. Они были в аварийном состоянии и представляли угрозу для жизни людей. На это есть соответствующее заключение комиссии. Снос зданий законный», - заключил чиновник».

Напомним, что это тот самый чиновник, который не увидел трагедии в сносе не признанных его учреждением объектов культурного наследия в прошлом и позапрошлом году – усадьбы купцов Рассохиных, комплексов Хладобоен и паровой мельницы Овчинниковых – Ванюшиных.

Заявление о «законности» сноса официального памятника не может не удивлять своим цинизмом. Допустим, хотя какие уж тут допущения, памятник действительно вдруг стал аварийным.

В соответствии с действующими законами он подлежит ремонту и реставрации, а в случае утраты — воссозданию, но никак не снятию с охраны и уничтожению.

И средства на это у собственника имеются, — на руинах им разрушенного памятника уже строится торговый центр. В последние годы КГУ «Инспекция по охране памятников культурно-исторического наследия», основная функция которого обеспечивать сохранность исторических объектов, превратилось в нечто совершенно противоположное. Если отвлечься от уже порядком утомивших сетований начальника этого учреждения на сложности охраны исторических объектов в Уральске, то можно увидеть, что инспекция преуспела не столько в их охране, сколько в освоении разнообразных методов уничтожения. Не будем голословны и перечислим некоторые из них:

Способ №1. Исторический объект, официально взятый под охрану государства, выводится из него на основании экспертных заключений, выполненных по заказу и на средства интересантов их уничтожения. Объект при этом утрачивается безвозвратно и не воссоздается.

Пример: Памятник военно-инженерной архитектуры XIX века «Пороховые погреба».

Способ №2. Исторический объект, официально взятый под охрану государства, уничтожается собственником без всяких причин и объяснений. При этом инспекция узнает о разрушении «постфактум», оставляя дело без последствий, что провоцирует рецидивы.

Пример: Памятник промышленной архитектуры начала ХХ века Паровая мельница Макарова.

Способ №3. Исторический объект, официально взятый под охрану государства, подвергается бесконтрольному со стороны Инспекции ремонту или псевдореставрации, в итоге памятнику наносится ущерб, он теряет свои архитектурные качества.

Пример: Памятник архитектуры и истории XIX века особняк войскового архитектора Теца, приспособление под размещение музея «Рухани жангыру».

Способ №4. Исторический объект, являющий по всем признакам памятником исторического наследия, не изучается и не выявляется, не берется инспекцией под охрану государства. Когда собственники начинают уничтожать эти объекты, инспекция выдает стандартные ответы: данный объект у них в реестрах не числится.

Пример: Памятник промышленной архитектуры XIX века паровая мельница Овчинниковых-Ванюшиных, памятник промышленной архитектуры начала ХХ века комплекс Хладобоен, памятник жилой архитектуры первой половины XIX – усадьба Рассохиных, памятники гражданской архитектуры XIX века: бывшие торговые ряды на Торговой улице и здание бывшего магазина «Каменный» на Туркестанской площади, здание бывшей воскресной школы собора Александра Невского, памятник жилой архитектуры середины XIX века – усадьба купцов Агибалловых на Предтеченской площади.

Отметим, что данный способ стал основным инструментом уничтожения исторического Уральска, так как большинство объектов, представляющих исторический, градостроительный и культурный интерес не имеют статуса официальных памятников культуры.

Перечисленного вполне достаточно, чтобы развеять все иллюзии относительно ближайших перспектив сохранения исторического наследия Уральска. Текущая практика позволяет уничтожать исторические объекты без всяких препятствий и последствий, невзирая на их статус. Это и есть основное достижение местной «охранной деятельности» в новейший период.

По следам варварского уничтожения комплекса паровой мельницы Овчинниковых-Ванюшиных осенью 2019 года мною было направлено письмо в министерство культуры и спорта РК. Ответ пришел не из министерства, но из Уральска, в виде очередного акта вандализма. Публикую еще раз свое письмо министру культуры и спорта:

«Министру Культуры и спорта Республики Казахстан

Г-же А. Р. Раимкуловой

Уважаемая Актоты Рахметоллаевна!

В ноябре месяце текущего года в городе Уральске уничтожен комплекс бывшей паровой мельницы Овчинниковых-Ванюшиных (годы строительства 1898-1900 гг.). По архитектурным, конструктивным и историческим признакам комплекс имел безусловную ценность как памятник промышленной архитектуры рубежа ХIX-ХХ веков. Столь значительные по объему и сохранности памятники эпохи раннего индустриализма являются редкостью в Казахстане. Комплекс был уничтожен без экспертиз, обследований и фиксаций.

Обращения культурного просветительского фонда «Старый Уральск» и общественных активистов в местные органы власти с просьбой остановить вандализм оказались безрезультатны. Комплекс не был включен в реестр объектов культурного наследия (ответы прилагаются). Основная причина, повлекшая вандализм, состоит на мой взгляд в некомпетентности специалистов местного Управления культуры и подотчетной ей Областной инспекции по охране памятников, неспособностью и нежеланием заниматься качественным изучением, выявлением и охраной объектов культурно-исторического наследия, прежде всего так называемого российского периода. Вследствие чего в последние годы в Уральске уже безвозвратно утрачено значительное количество ценных дореволюционных объектов. Такая ситуация не просто наносит ущерб культурному наследию республики, вредит международному имиджу страны, но и становясь объектом неформальных общественных обсуждений неизбежно провоцирует экстремизм и межнациональную напряженность.

Учитывая, что дальнейшие обращения к местным «компетентным» органам власти по подобным вопросам не имеют смысла, а сама проблема имеет системный и институциональный характер, хочу обратить Ваше внимание на данную ситуацию, как главного государственного учреждения, определяющего стратегическую политику страны в том числе и в области сохранения национального культурного наследия.

Вышеуказанные примеры вандализмов в отдельно взятом регионе – Уральске, характеризуют глубокие проблемы в области качества охранной деятельности в Казахстане, требующей глубокого реформирования, с целью приближения к общемировым стандартам.

В настоящий момент Ваше ведомство проводит большую и позитивную работу по модернизации и реформированию работы Министерства. Надеюсь, что моя озабоченность выше озвученными вопросами будет Вами услышана, соответствующие меры приняты. Прогрессивная мировая практика накопила достаточный опыт организации эффективной работы по выявлению, охране и интеграции объектов культурного наследия в современную экономику и культуру. Задача освоения данного опыта полностью соответствует обновленной Стратегии Министерства по развитию единого культурного пространства страны и формированию конкурентоспособности туристической индустрии Казахстана».

Рекомендовано для вас