• 6650
Что нового вам нужно знать о женщинах-руководителях

Робин Эли – профессор делового администрирования, заместитель декана по культуре и сообществу Гарвардской школы бизнеса. Памела Стоун – профессор социологии Хантерского колледжа и аспирантуры университета города Нью-Йорк, автор «Opting Out?». Колин Аммерман – заместитель директора программы гендерной инициативы в Гарвардской школе бизнеса.

Уже на протяжении 20 лет наша команда занимается изучением профессиональной карьеры женщин. Мы с интересом следили за недавней вспышкой внимания по отношению к карьере женщин и гендерным различиям в топ-менеджменте. Уже много материалов было написано на эту тему. 50-летняя годовщина набора женщин-студентов на программу MBA в Гарвардскую школу бизнеса (ГШБ) вдохновила нас выяснить, есть ли у выпускников ГШБ, что рассказать о своей работе и семье.

Мы опросили более 25 000 выпускников ГШБ. И в этой статье мы хотим уделить внимание именно программе MBA, на которой учится большинство из них. Потому что в первую очередь мы заинтересованы в опыте тех, кто еще ведет профессиональную деятельность, включая представителей поколения «беби бума» (в возрасте от 49 до 67 лет), поколения «икс» (32-48) и миллениалов (26-31). Полученные результаты предполагают, что традиционное представление о карьере женщин не всегда совпадает с реальностью.

Хотят ли мужчины и женщины одного и того же?

Амбициозные женщины и мужчины Гарвардской школы бизнеса не сильно отличаются в плане надежд, которые они строят в своей жизни и карьере. Мы попросили их рассказать о том, как они определяли понятие «успех», когда окончили университет, и как они определяют его сейчас. Факторы, связанные с карьерой, заметно выделялись в раннем определении успеха. Мужчины и женщины упоминали должностные позиции и профессиональные достижения практически одинаково часто.

Размышляя о том, как они определяют успех сегодня, и мужчины и женщины называли факторы, связанные с карьерой, менее часто (кроме миллениалов, которые упоминали их практически с одинаковой частотой). Сегодня баланс между личной жизнью и работой больше всего заботит умы представителей поколения «икс» и «беби бума». Когда мы попросили респондентов оценить значение девяти показателей, связанных с карьерой и личной жизнью, практически 100% - независимо от пола – заявили, что «качество личных и семейных отношений» имеет «крайне важное» значение.

Женщины и мужчины одинаково оценивали ключевые показатели, связанные с профессиональной жизнью – такие как «серьезная и удовлетворительная работа». И большинство заявило, что «возможности для карьерного роста и развития» были важны для них. У женщин это показатель даже был немного выше.

И все же способность выпускников Гардвадской школы бизнеса осознавать степень удовлетворения карьерой и личной жизнью различается в зависимости от пола. Среди тех выпускников, которые работают на полную ставку, мужчины чаще занимают должности, связанные с расчетом прибыли и убытков, а также руководящие посты. Мы выяснили, что женщины менее удовлетворены своей карьерой. При этом около 50%-60% мужчин в трех разных поколениях рассказали нам, что были «крайне» и «очень» удовлетворены своей работой, профессиональными достижениями и балансом между работой и личной жизнью. С другой стороны лишь от 40% до 50% женщин чувствовали то же самое.

Женщины «выходят из игры»?

Воспитание детей долгое время было ключевым объяснением небольшой доли женщин в корпоративном руководстве. Но не является правдой то, что большая часть выпускниц ГШБ решили «выйти из игры» и не воспитывать детей. Мы выяснили, что лишь 11% представителей поколения «икс» и «бейби бума» не работают, полностью посвятив себя детям.

Полученные нами данные, а также другие исследования, предполагают, что когда добившиеся успехов в профессиональном плане женщины становятся мамами и уходят с работы, лишь небольшая часть из них делает это, потому что предпочитает полностью посвятить себя материнству. Большая же часть уходит с работы, считая материнство последней надеждой. Потому что они осознают неудовлетворенность своей должностью и туманность перспектив на дальнейшее продвижение по службе. В некоторых ситуациях их «списывают со счетов» потому, то они предпочли отказаться от назначения на высокую должность. После выхода в декрет, они могут покинуть проекты, которые ранее возглавляли.

Становятся ли семейные обязанности причиной ухода женщин с руководящих постов?

Мы также хотели узнать, как материнство может повлиять на карьерный рост женщин. Из всего числа респондентов 28% женщин-представителей поколения «икс» и 44% - поколения «бейби бума» - пришлось взять перерыв на более чем шесть месяцев, чтобы заботиться о детях. Среди мужчин из обоих поколений данный показатель равнялся лишь 2%.

Перерыв в работе может быть причиной того, что женщины реже оказываются на руководящих должностях. В конце концов руководящие посты часто связывают именно с периодом профессиональной деятельности. Но мы тем не менее не обнаружили подобных связей. Мы рассматривали не только то, переходили ли выпускники на частичную занятость или брали перерыв в карьере, чтобы заботиться о детях. Но и количество раз, когда они делали это. Мы также спрашивали об ограничениях в путешествиях, выборе работы с более гибким графиком, горизонтальном передвижении по службе и отказе от какой-либо работы в пользу должности с возможностью дальнейшего повышения. Женщины чаще мужчин принимали подобные решения, но снова ни один из данных факторов не мог объяснить гендерные различия на руководящих должностях.

Фактически и мужчины, и женщины в высшем руководстве чаще сотрудников, нижестоящих по иерархии, принимали такие карьерные решения, которые соответствовали бы выполнению семейных обязанностей. Снова и снова подтверждались наши основные предположения: выпускницы Гарвардской школы бизнеса реже занимали руководящие посты по сравнению с представителями мужского пола.

Различаются ли ожидания мужчин и женщин в отношении работы и семьи?

Мы изучили ожидания респондентов на момент начала их карьеры после обучения и в течение их профессиональной деятельности. Более половины мужчин из поколения «икс» и «бейби бума» заявили, что когда покинули школу бизнеса, то ожидали, что их карьера будет превыше карьеры жен. Мы называем данное ожидание «традиционным». Подавляющее большинство женщин в разных поколениях напротив ожидали, что их карьера будет по приоритетности идти наравне с карьерой партнеров.

Почти три-четверти мужчин-представителей поколения «икс» и «бейби бума» утверждали, что их карьера действительно имела приоритетное значение. Тем временем ожидания многих женщин касательно качества карьеры не были оправданы. 40% женщин из поколения «икс» и «бейби бумера» поняли, что их карьера была менее важна, чем карьера супругов. А это в два раза больше, чем количество выпускников, которые придерживались традиционных представлений на момент выпуска из школы бизнеса.

При выпуске более трех четвертей мужчин ожидали, что их партнерши возьмут на себя львиную долю ответственности за воспитание детей. Около половины женщин, имевших эгалитарные карьерные планы, также предполагали, что им придется взять на себя большую часть данной ответственности. Но если женщины несут первоочередную ответственность за воспитание детей, их карьера, скорее всего, станет на второе место после карьеры супругов.

Доля миллениалов увеличивается: будут ли перемены?

Помогут ли люди, которые находятся сегодня только в начале своего карьерного пути, изменить правила игры? К сожалению, мы не думаем, что это так просто.

Подобно своим предшественникам молодые мужчины-миллениалы имеют более традиционные ожидания по сравнению со своими сверстницами. В то время как три-четверти женщин-миллениалов ожидают, что их карьера будет иметь такое же значение, что и карьера партнеров, половина мужчин считают, что именно их карьера будет превыше. Две трети мужчин-миллениалов ожидают, что их партнерши возьмут на себя большую часть заботы о ребенке. Но 42% женщин-миллениалов ожидают, что посветят себя материнству.

В конечном итоге мы выяснили, что различия имеются не только в достижениях и степени удовлетворенности своей работой – но также в ожиданиях женщин относительно своей карьеры. Возможно, пришла пора вести открытый диалог по поводу того, почему существуют такие различия и как они появились.

Кому досталась высокая степень ответственности?

Среди выпускников Гарвардской школы бизнеса, работающих на полную ставку, именно мужчины чаще работали на высоких должностях, связанных с принятием решений и расчетом прибылей и убытков.

Прямая отчетность

- Мужчины 81%

- Женщины 71%

Ответственность за прибыль и убытки

- Мужчины 58%

- Женщины 45%

Старшие руководители

- Мужчины 57%

- Женщины 41%

Кто более удовлетворен в профессиональном плане?

Мужчины более удовлетворены, чем женщины, по четырем ключевым показателям.

Серьезная работа

- Мужчины 59%

- Женщины 49%

Профессиональные достижения

- Мужчины 52%

- Женщины 44%

Возможности для карьерного роста и развития

- Мужчины 50%

- Женщины 41%

Баланс между работой и личной жизнью

- Мужчины 58%

- Женщины 50%

Дополнительно 3

Долголетие феномена гендерного неравенства

Различие между мужчинами и женщинами в плане продвижения на руководящие посты выдержало испытание временем. Несмотря на возрастающее количество женщин с дипломом о высшем образовании и опытом работы на руководящих должностях в разных отраслях и сферах деятельности. А также несмотря на усилия многих организации в области развития сотрудниц с высоким профессиональным потенциалом.

В деловом мире женщины составляют лишь 5% из числа руководителей компаний из списка Fortune 1000. И лишь небольшая доля из них – темнокожие. В компаниях, занимающихся профессиональными услугами, ситуация отличается: 20% руководителей – женщины. И несмотря на повышенный интерес и внимание к женщинам в советах директоров, женщины занимают менее 20% мест в компаниях, входящих в список Fortune 500. И их представленность увеличивалась постепенно на протяжении последних лет.

Еще меньшую долю мест в советах директоров компаний из списка Fortune 500 занимают темнокожие представительницы женского пола (менее 5%).

Специалисты стараются изучить как можно больше факторов – от карьерного роста женщин с высшим образованием, опыта женщин-лидеров, до создаваемых организационной структурой и культурой барьеров в продвижении по службе – в попытке лучше понять, почему присутствуют гендерные различия, и как их можно преодолеть.

Различные ожидания и результаты в отношении традиционности карьерных предпочтений

Считается, что большинство мужчин состоит в «традиционном» партнерстве, в котором их карьера стоит на первом месте. Их ожидания были в итоге даже превышены. Явное меньшинство женщин ожидают, что карьера их партнеров буде стоять на первом месте. Но для 40% из них это и произошло.

Различные ожидания и результаты в отношении «традиционной» заботы о детях

Значительное большинство мужчин ожидают, что их партнерши возьмут на себя основную ответственность за воспитание детей. И данные ожидания оправдались и даже были перевыполнены. (В двух поколениях ожидания и реальность чернокожих мужчины были ниже – 68% против 72%). Половина женщин ожидали, что будут нести ответственность за воспитание детей. Более двух третей так и сделали. (Среди чернокожих женщин, однако, 53% несли основную долю ответственности).

Ожидают ли миллениалы традиционных отношений?

Половина мужчин, представителей поколения «миллениалов», ожидают, что их карьера имеет более важное значение, чем карьера их партнерш. Лишь четверть женщин-миллениалов ожидают, что карьера их партнеров будет на первом месте.

Две трети мужчин-миллениалов ожидают, что их партнерши возьмут на себя первичиную ответственность за воспитание детей. Менее половины женщин-миллениалов ожидают, что возьмут на себя ответственность за воспитание детей.

Приоритетность карьеры

- Мужчины 50%

- Женщины 26%

Забота о детях

- Мужчины 66%

- Женщины 42%

Исследование «Жизнь и лидерство после ГБШ» проводилось с декабря 2012 по февраль 2013. Участниками исследования стали более 25 000 выпускников магистратуры и докторантуры, а также различных программ лидерства для руководителей.

Был изучен опыт всех выпускниц (около 12 000) и части выпускников - 14 000. Было опрошено около 10 000 представителей поколения «бейби бума» и 10 000 – поколения «икс». А также меньшее количество миллениалов и выпускников в возрасте менее 67 лет. Доля ответивших при исследовании составила 25%, что является высоким показателем для подобного вида опросов. В разрезе поколений доля была практически одинаковой. В соответствии со стандартными процедурами были учтены все процентные соотношения. Мы также проанализировали результаты, чтобы понять, как точки зрения и накопленный опыт различаются в зависимости от расы респондентов.

Команда экспертов также провела несколько стадий анализа, чтобы определить систематические различия между теми, кто принял участие в исследовании, и теми, кто был приглашен, но не участвовал. Нами не было выявлено подобных различий. Но мы уверены, что полученные результаты точно отражают точку зрения выпускников Гарвардской школы-бизнеса.

Harvard Business School Publishing Corp.

Свежее из этой рубрики
Loading...