Елена Грищук, директор рекрутинговой компании: «Казахстан привлекателен для зарабатывания денег в краткосрочной перспективе»

Маргарита Бочарова, Vласть

Девальвация тенге вместе с  финансовой системой Казахстана пошатнула и экономическое благосостояние многих граждан. О том, каким образом корректировка курса отразилась на отечественном рынке труда в интервью Vласти рассказывает директор международной рекрутинговой компании Forsage Executive Search Елена Грищук.

V.: Из каких стран и в каком объеме идет приток рабочей силы в Казахстан? Можно ли назвать казахстанский рынок притягательным для соискателей из стран СНГ?

Е.Г.: Да, рынок Казахстана продолжает оставаться довольно привлекательным местом работы для экспатов. Это касается практически всех уровней персонала - от рядовых рабочих до топ-менеджеров. Но здесь я хочу сделать акцент на высококлассных специалистах и менеджерах, поскольку мы сталкиваемся именно с этой категорией сотрудников в своей работе.

Одна из ключевых тенденций, которая определяет сегодня рынок труда Казахстана в коммерческом секторе - это постепенная замена иностранных специалистов местными кадрами практически во всех индустриях. Такая динамика отчетливо наблюдается на протяжении последних нескольких лет и, на мой взгляд, является очень хорошим трендом, поскольку свидетельствует о том, что на рынке уже сформирован кластер высококлассных казахстанских профессионалов, способных реализовывать проекты практически любого уровня.

Тем не менее, как представитель работодателей, я могу сказать, что местных кадров все еще не хватает, поэтому иностранцы и востребованы. Хотя количество внешней рабочей силы регулируется государством и системой квотирования, реальный поток иностранных кадров может в разы превышать официальную статистику. Поэтому сказать точные данные по объему не берусь, но полагаю, что сейчас это меньше, чем еще несколько лет назад - во всяком случае, по высококлассным специалистам и том-менеджерам для коммерческого сектора.

А вот, что мы видим в разрезе индустрий и географии экспатов:

Нефтегазовый сектор - много итальянских, французских менеджеров, граждан США; на инженерных позициях в индустрии работает много специалистов из Словакии и Румынии;

Строительство - специалисты из Турции, Китая, Беларуси;

Машиностроение - россияне, украинцы;

Производство товаров народного потребления и продуктов питания - украинцы, белорусы;

Сельское хозяйство - украинцы, белорусы;

Торговля и ритейл - россияне, украинцы;

Банковский и финансовый сектор - россияне;

Управленческая верхушка национальных холдингов и государственных компаний - англичане, американцы, россияне.

Кроме того, следует понимать, что многие международные компании, ведущие бизнес в Казахстане, традиционно предпочитают отдавать генеральские должности своим сотрудникам, которые строят карьеру, развивая бизнес компании на разных рынках. Такая политика характерна для большинства транснациональных корпораций, и от того, где находится головной офис компании, и будет зависеть география экспатов.

Как правило, в первые годы работы в стране доля иностранцев в штате может составлять более 30%, а после того, как компания закрепится на рынке, пропорции меняются. Повторюсь насчет тренда последних лет: даже в международных компаниях Казахстана мы видим замену экспатов местными менеджерами. И это очень хорошо.

V.: Какие отрасли казахстанской экономики вызывают наибольший интерес у иностранной рабочей силы?

Е.Г.: Самые популярные, конечно же, нефтегазовый сектор и горнорудная промышленность. На рынке есть стереотип, впрочем, небезосновательный, о том, что данные отрасли предоставляют очень привлекательные финансовые условия и компенсационные программы.

Также весьма актуальны строительные проекты в связи с государственными программами, касающимися объектов инфраструктурного строительства (в частности коридора «Западная Европа - Западный Китай»), объектов под ЭКСПО-2017 и др.

Казахстанский рынок труда интересен экспатам на фоне не очень хорошей ситуации с занятостью в Европе. Иностранцы готовы ехать, но мы должны понимать, что финансовый запрос большинства из них достаточно высок, если речь идет о топ-менеджерах. В то же время ситуация последнего года показала, что зарплатные ожидания иностранных специалистов среднего звена из Европы, в том числе Украины (маркетологи, специалисты информационных технологий, финансисты), в среднем по рынку меньше, чем у их казахстанских коллег.

V.: Насколько чувствителен казахстанский рынок труда к происходящим в финансовой системе страны изменениям?

Е.Г.: Рынок труда всегда реагирует одним из первых на любые экономические изменения, тем более на такое, я бы сказала «потрясение», как последняя девальвация тенге. Конечно же, реакции не заставили себя ждать - как со стороны сотрудников, так и со стороны работодателей. Реакции первых носили больше эмоциональный характер и сводились к тому, что сотрудники хотели немедленного пересмотра уровня заработных плат, в то время как не все работодатели готовы были делать это сразу. Тем не менее, по прошествии первых недель мы видим следующее:

Национальные компании, экспортеры, государственные организации уже анонсировали о повышении заработных плат сотрудникам на рекомендованные президентом 10%.

Большинство предприятий коммерческого сектора также произвели или планируют индексацию заработных плат на 10-15%.

Массовых сокращений и увольнений не наблюдается.

Уровень лояльности сотрудников пошатнулся и снизился, хотя в принципе всегда оставлял желать лучшего в Казахстане. Это означает, что многие сотрудники открыты к новым более выгодным предложениям работы, поэтому работодателям следует уделить внимание сохранению своих ценных кадров.

Я не могу сказать, что зарплатные ожидания специалистов и соискателей вакансий как-то резко повысились в последние дни. Ценовое предложение на рынке вакансий особо не изменилось, работодатели по-прежнему экономят, и те люди, кто заинтересован в работе (а таких немало сейчас) соглашаются на предложения «по старой цене».

Есть реакции, когда казахстанские специалисты стали более активно рассматривать предложения работы за рубежом и изъявляют желание уехать. Но я хочу верить, что это все же носит эмоциональный характер и не особо скажется на постдевальвационном рынке труда Казахстана.

V.: Насколько привлекательным останется казахстанский рынок для желающих найти здесь работу после произошедшей девальвации?

Е.Г.: Думаю, что девальвация особо не повлияла на их пожелания в плане уровня компенсации. Ведь зарплатные ожидания таких специалистов привязаны к доллару или евро. Поскольку общеэкономическая ситуация в стране в целом положительная, мне кажется, желающие есть и будут.

V.: То есть серьезных оснований для того, чтобы ожидать отток рабочей силы из Казахстана в связи с девальвацией, на сегодняшний день нет?

Е.Г.: Нет, я не думаю, что девальвация как-то серьезно повлияет на существующую конъюнктуру в плане экспатов среднего и высшего звена. Как я уже сказала, их компенсации в большинстве своем привязаны к иностранной валюте. Кроме того, многие имеют хороший социальный пакет в плане оплаты жилья, авто и релаксаций, поэтому по инициативе сотрудников, я не думаю, что будет такой отток. Разве что, на уровне рабочих и рядовых специалистов…

Ну а будут ли сокращать работодатели дорогих экспатов в целях экономии затрат? Думаю, что тоже нет. Оптимизация штатов уже произошла ранее в большинстве компаний, поэтому с девальвацией возможные сокращения связывать не стоит, на мой взгляд.

V.: Какие страны в большинстве своем принимают рабочую силу из Казахстана? Насколько в этом смысле Казахстан похож на Украину?

Е.Г.: Казахстанцы активно едут, по нашим наблюдениям, в Арабские Эмираты, Турцию, Россию, Китай. США и Европа предоставляют хорошие возможности для тех, кто имеет деньги, для интернет-стартапов, для сотрудников международных корпораций, для тех, кто имеет возможность двигаться по карьерной лестнице на других рынках, или для тех, кто, получив образование на Западе, принимает решение остаться и работать там. А украинцы, принявшие решение работать за рубежом, в большинстве своем, стремятся в Европу (Польша, Германия, Италия), Россию и Казахстан.

V.: В последнем рейтинге Всемирного экономического форума по человеческому капиталу Казахстан оказался на 33 месте по привлечению интеллектуального капитала из-за рубежа, и только на 70-м месте по способности удерживать собственные интеллектуальные ресурсы в стране. Как считаете, чем может быть обусловлен такой дисбаланс?

Е.Г.: Мне кажется, 33 место - результат политики страны по привлечению иностранных профессиональных кадров для передачи знаний, технологий и практик местным специалистам, которая анонсировалась и внедряется в Казахстане уже довольно давно.

Кроме того, дефицит профессионалов, с которым долгое время сталкивались компании коммерческого сектора в условиях растущего и динамичного рынка, не оставлял им иного выбора, как привлекать готовых специалистов из-за рубежа и получить быстрый результат в виде определенной доли рынка. Я думаю, в ближайшее десятилетие это место в рейтинге должно будет понизиться за счет формирования национального кадрового потенциала.

Касательно низкой способности удерживать ресурсы в стране могу сказать, что это бич многих постсоветских государств, которые столкнулись с проблемами потери научных, инженерных, спортивных, медицинских кадров вследствие отсутствия привлекательных возможностей для этих людей реализовать себя дома и построить именно здесь комфортную жизнь. Стереотип советских времен все еще жив в сознании многих семей.

Другой момент это то, что молодежь, уехавшая получать образование за рубежом, в большинстве своем не возвращается пока в Казахстан. Ну и третий, на мой взгляд, фактор связан с общими экономическими тенденциями в стране, поскольку многие, кто имеют такую возможность, инвестируют в иностранные государства и уезжают в более стабильные и привлекательные с точки зрения экономики места.

По факту получается, что Казахстан сегодня - привлекательная площадка для зарабатывания денег в краткосрочной перспективе, однако с точки зрения удержания национального кадрового резерва и формирования интеллектуального потенциала все еще нуждается в серьезной государственной поддержке и действенных программах.

V.: Всемирный экономический форум довольно оптимистично оценил уровень гендерного равенства в трудовой сфере - Казахстан по этому показателю оказался на 16-ом месте в мире. Насколько такие оценки справедливы? Чем они могут быть обусловлены? Можно ли считать это спецификой казахстанского рынка труда?

Е.Г.: Думаю, что да. Казахстанский рынок труда - особенно в коммерческом секторе - довольно молодой и не имеет тех предпосылок, шаблонов и стереотипов, которые характерны для консервативных экономик США и Европы. На фоне кадрового дефицита работу получают все специалисты - не важно, мужчины они или женщины. Кроме того, мы видим, что современная казахстанская женщина активна и успешна в построении своей карьеры. Многие достигли больших высот благодаря собственными знаниям, интеллекту, профессионализму и работоспособности. Однако, радуясь такому яркому тренду на рынке труда современного Казахстана, все же мне хочется еще раз напомнить женщинам о балансе личной жизни, семьи, творчества, свободного времени и карьеры. Думаю, это все возможно совместить и найти гармонию, и наши женщины должны уметь это делать.

Свежее из этой рубрики
Loading...